Футуролог Медведев: "есть проблемы пострашнее вируса"

По мнению футуролога Данилы Медведева перед человечеством стоят важные проблемы, такие как борьба с глобальным потеплением, выпуском защитных масок и антивирусных препаратов.

Читайте начало интервью:

Спад и взлет

— Как вы относитесь к теории Гумилева о том, что каждая нация, каждая культура имеет пики и падения. Были великая китайская цивилизация, арабская медицина, наука. Может быть, сейчас какой-то спад, а потом мы пойдем наверх?

— В модели Гумилева и в остальных цикличных моделях исторического развития, таких как у Тойнби, я вижу проблему в том, что зачастую вместо объяснения того, что реально происходит, историки предлагают какую-то красивую модель, но не объясняют все то, что происходит на самом деле. Ведь сейчас есть очень много таких цикличных моделей, основанных на так называемых волнах Кондратьева или длинных экономических циклах, где говорится, что была первая промышленная революция, потом вторая, третья. Компьютерная революция была третьей. Сейчас идет четвертая промышленная революция. Об этом говорит глава Всемирного экономического форума: у нас в будущем 3D-принтеры, дроны и блокчейн. В рамках четвертой промышленной революции выстроят Интернет вещей и вот тут-то мы и заживем.

Проблема в том, что эту цикличность нужно иногда признавать, но не нужно думать, что это устраняет необходимость какого-то анализа и понимания особенностей этих циклов.

То, что произошло в 1960–1970 годы, была какая-то беспрецедентная ситуация. Высшее образование стало массовым, американцы увидели, что Советы запустили спутник, и начали готовить миллионы инженеров и ученых. Советский Союз тоже не отставал, и все остальные страны тоже подтягивались. Количество научных публикаций выросло так, что уже даже невозможно за ними уследить любому ученому.

Но когда возникает вопрос, а где результаты? Результатов нет. Это парадокс, потому что мы думаем, что живем в обществе, где инновации — это самое главное, где наука и техника определяют развитие, а при этом последние полвека это работает, как через пень колоду.

— Как результатов нет? Разве мы не слетали на Луну, не полетели в космос, у нас запущен "Вояджер", который улетел за пределы Солнечной системы. Космонавты — это привычная реальность.

— "Вояджер" запустили в 1970-е годы. К счастью, ему не нужна какая-то дополнительная подзарядка. В 1970-е годы были придуманы космические станции, то есть те гигантские проекты, которые сейчас, например, Джефф Безос из Amazon показывает. Гигантские бублики, которые поднимают на геостационарные орбиты, где живут десятки тысяч человек. Никому в 1970-годы не могло прийти в голову, что у нас сейчас в космосе будет три человека на одной космической станции размером с трехкомнатную квартиру.

Фантаст Артур Кларк думал, что мы в 2001 уже будем иметь базу на Луне, а потом полетим дальше к Юпитеру. Всем казалось, что это произойдет. А потом "Шаттл" перестал летать, "Буран" не полетел.

И мы сейчас имеем очень медленный прогресс, который при этом хорошо распиарен.

Вопрос экологии

— При этом мы имеем огромное загрязнение нашей планеты, уже дышать нечем.

— Если мы задумаемся о ситуации с глобальным потеплением, разворачиваться это все начало после Второй мировой войны. Откуда максимальное количество выбросов? Прежде всего, автомобильный транспорт. Это расходы на кондиционеры, очень большое количество вложений было в нефтянку.

В результате всю вторую половину ХХ века выбрасывали СО2 в атмосферу. При том, что многие ученые предупреждали об этой проблеме.

Нефтяные компании, такие как Exxon, знали об этом еще в 1970-е годы. Атомную энергетику не развивали достаточно быстро, в результате мы сейчас имеем глобальную угрозу, которая такая же серьезная, как коронавирус.

— Еще более серьезная.

— Единственное, что коронавирус в этом году, а глобальное потепление грозит нам последствиями через десять, через двадцать, через тридцать лет. Это масштаб экзистенциальных рисков для человечества. И этот путь мы тоже выбрали во второй половине ХХ века.

— Вы говорите о глобальном потеплении из-за автомобильного транспорта либо это все-таки связано с заводами. Есть же Киотский протокол, который кто соблюдает, кто не соблюдает.

— Автомобили обеспечивают примерно четверть выбросов СО2. Соответственно, если бы мы внимательно отнеслись в 1950–1960-е годы к этим рискам, в 1970-е начали больше внедрять атомную энергию, больше бы заботились об окружающей среде.

Когда начали выпускать такие доклады, как "Пределы роста", стали говорить о том, что у нас ресурсы закончатся, но при этом человечество не остановилось и продолжило губить планету.

При этом никто не вложился в компьютер для усиления интеллекта, мы только получили разные гаджеты, умные колонки, которые теперь символизируют прогресс.

— Кто должен сказать: "Люди, остановитесь"?

— Интеллигенция должна. На днях один из известных американских венчурных инвесторов Марк Андриссен, который вложился в Netscape, в Facebook, в Twitter, опубликовал пост, где жалуется, что мы даже масок не можем достаточно произвести, что же у нас за бардак творится в мире. Понятно, что он имеет в виду США, но при этом упускает из виду, что сам год назад запускал инвестиционный фонд на 300 миллионов долларов для инвестиций в криптовалюты и в разные токены. Вместо того, чтобы вложиться в производство масок, вместо того, чтобы вложиться в производство каких-нибудь антивирусных препаратов, вместо этого он занимался, по сути, играл в бирюльки, где ставка — это существование человечества.

И он в этом плане такой же, как все остальные венчурные инвесторы. Как все остальные технопредприниматели: главы Amazon, Google, Apple и так далее.

И проблема в том, что наше общество сегодня не имеет какой-то альтернативы, не имеет каких-то социальных критиков, мыслителей, интеллигентов, таких, как Гумилев, Толстой или Эйнштейн, которые могли бы достаточно громко сказать о том, что здесь надо исправиться.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

Будущее после COVID-19: Нас ждет другая реальность?