Автор bratkov

Альтернативы Путину нет?

или Паутина ложных альтернатив
Альтернативы Путину нет. Так утверждают многие политики и аналитики. Причём очень многие — с категоричностью ведущего телепередачи "Культурная революция". Но там категоричность нарочитая, провоцирующая. Там шоу. Здесь тоже? Признаюсь, что ещё не решил, за кого буду голосовать на президентских выборах. В данном случае ничего не хочу сказать плохого лично про действующего президента. Мне просто не нравится такая вот постановка вопроса, по сути означающая: либо Путин, либо никто. Подразумевается — только Путин. Но почему?

Ну, допустим, что мы изберем Явлинского. Или Немцова. Или, скажем, Касьянова. Называю их только потому, что они достаточно известны. Но это может быть и кто-то пока менее известный (уж Путина-то избрали, совсем ничего о нем не зная). Что — страна рухнет? Изменятся все, изменится всё? Всё непременно станет хуже, чем до того?

Разумеется, нет. И мы все прекрасно это знаем, как бы ни въелось в нас (хотя въелось сильно) представление о решающей роли личности в истории, карамзинское ещё её, истории, видение как смены властителей. Конечно, не всякий может быть принят народом. Несомненно, всегда люди хотят избрать самого талантливого, самого знающего, самого опытного в анализе российских и мировых реалий, самого смелого и самого осторожного в реформах... Но кто-нибудь уверен, что знает, кто именно самый-самый?

Есть, правда, рейтинги. Быть может, политики и аналитики как раз хотят сказать нам, что нет у Путина конкурента, нет столь же поддерживаемой электоратом кандидатуры на президентство? Но вспомним выборы 1996...Какой накануне был рейтинг у Ельцина? Конечно, там ситуация сложилась особая: альтернатива — Ельцин или коммунисты — была реальной, и часто даже тот, кто не очень хотел Ельцина, ещё больше не хотел коммунистов. Однако называю этот эпизод с единственной целью — напомнить, что рейтинги — вещь изменчивая, тем более тогда, когда они создаются с использованием самых современных средств воздействия на массовое сознание. И я как раз об этом...

Не нравится мне такая постановка вопроса: альтернативы Путину нет. Потому что "альтернативы нет", "либо он, либо никто" - это по сути разновидность ложной альтернативы. Они же всегда использовались у нас для того, чтобы нечто насильно вбить людям в головы, а именно — представление о неизбежности чего-то, кому-то нужного решения. Ложные альтернативы — орудие манипуляции массовым сознанием.

Вспомним несколько эпизодов из нашей совсем недавней истории. Для начала — хотя бы первую половину девяностых годов, когда люди, называвшие себя демократами, испугались джина, выпущенного ими из бутылки — стихии рынка, свободы слова, людской инициативы и, не умея с ними справиться, вдруг, вроде бы вопреки всякой логике, заговорили о диктатуре. Не об опасности её, а о необходимости! Некоторые наши теоретики стали "научно" доказывать, что диктатура, во-первых, неизбежна, а, во-вторых, позарез нужна, иначе все рухнет. Но чтобы эту историческую потребность не использовали враги демократии, надо установить диктатуру демократическую. "Уж лучше я, чем какой-нибудь подлец"... Даже специальное слово придумали: "демократура".

Подчеркнем: народу предлагалась альтернатива — либо диктатура, опасная для демократии, либо диктатура самой демократии, а уж точнее — просто тех, кто сам себя назвал демократом. "Иного не дано". Примерно, как надпись на злосчастном камне в русских сказках: налево пойдешь — коня потеряешь, направо — голову... Впрочем, в жизни предложение вариантов выглядело в определенном смысле хуже, чем в сказке: там никакого приличного выбора между двумя или даже тремя путями нет, а выбор "демократуры" представлялся его авторами не просто даже как предпочтительный, но именно как неизбежный. Альтернатива в подобных случаях и формулируется не для выбора, а так, чтобы четко вырисовывался лишь единственный путь. Хорошо, что многие не поверили пророкам и не начали сушить сухари, собирать допровские корзинки, не стали во время путча в очередь за псковскими наручниками, а построили баррикады.

Не вспоминал бы об этом историческом факте, если бы ситуация не повторялась с регулярностью вскриков кукушки, выскакивающей из знаменитых швейцарских часов. Идея "демократуры" возродилась в ипостаси "управляемой демократии". На сей раз — на самом высоком уровне. Все в духе складывающейся традиции ложных альтернатив: либо неуправляемая демократия, что плохо, что почти приравнивается к анархии, либо управляемая — и это хорошо, это порядок. Но ведь даже тот, кто согласился уже с сим тезисом, должен же задаться вопросом: кем управляемая? Если созданными на основе демократических принципов институтами власти, разделенной по известным ее ветвям, а тем более — институтами гражданского общества, тогда получается "масло масляное". Потому что утверждение таких идей и институтов, как разделение властей, всеобщее избирательное право, самоуправление, национальное самоопределение, свободная печать — это и есть суть демократии, не нуждающейся в дополнительных определениях. Если же управляемая одной ветвью власти, с помощью, скажем, ее жесткой вертикали, тем более — неким авторитарным органом или лицом, тогда эта суть просто исчезает, понятие демократии уже и вовсе не при чем. Демократия или управляемая демократия суть ложная альтернатива.

Одна из разновидностей ложной альтернативы — сознательное противопоставление крайностей. Так многими (кстати уж- начиная с товарища Сталина) превозносится, возводится в ранг чуть ли не высшего достоинства нашего народа почти беспрецедентное русское терпение, к нему, собственно, и призывают, когда из-за каких-нибудь глупостей и промахов наших "рулевых" складывается сложная ситуация, а этому вот прекрасному качеству противопоставляются "кровавые революции" и "русский бунт, бессмысленный и беспощадный". Но правомерно ли рассматривать только крайности?

Потом ещё не раз прозвучало нечто подобное: либо власть террористов, либо власть спецслужб (наиболее отчетливо — в одной из публикаций Виталия Третьякова) Сформулировано предельно четко и вроде бы объективистски: сами мы, мол, не за то или другое, просто так складываются обстоятельства. Выбирайте, граждане, из того, что на прилавке, под ним ничего другого нет. Ну, ясно же, что граждане не выберут террористов.

Всегда ли догадаются граждане, которым предлагается выбор, что вновь альтернатива ложная, что прежде всего нужно поставить ее под сомнение?... Так хочется, чтобы догадывались, различали истинные и ложные альтернативы!

Нам бы разобраться во всей этой паутине альтернатив, опутывающей общественное сознание, зашоривающей взгляд на реальности жизни и мешающей правильному, трезвому выбору лучших решений. Тем более это важно накануне выборов, и думских, и президентских.

Возвращаясь мыслью к началу статьи, хотел уже завершить её, как мне показалось, красиво: вот свободному выбору народа, подлинной демократии альтернативы действительно нет! Но вдруг спохватился: в каком смысле нет? Опять "иного не дано"? Опять просто "так хочется"? Дано! И не привычные понятия — тоталитаризм, авторитаризм, диктатура пришли в первую очередь на ум, а нечто совершенно иное. То, чем завершил свою книгу "Собственность и свобода", вышедшую, кстати, на русском языке, известный исследователь российской истории Ричард Пайпс.

Он вспомнил о Токвиле, о его предчувствии, что в современном мире свобода столкнется с неведомыми прежде опасностями. Правители будущих поколений, писал Токвиль, будут не столько тиранами, сколько "наставниками". Потакая желаниям людей и используя их зависимость от своей благотворительности, они отнимут у народа свободу. Он предвидел пришествие своего рода демократического деспотизма, когда над неисчислимыми толпами похожих друг на друга людей, увлеченных поисками маленьких и пошлых радостей, возвышается охранительная власть — государство-благодетель, которое заботится о безопасности граждан, предусматривает и обеспечивает их потребности, берет на себя руководство их основными делами, управление промышленностью, регулирование прав наследования и дележ их наследства... "Отчего бы ей, — иронизирует автор, — совсем не лишить их беспокойной необходимости мыслить и жить на этом свете?"

Правитель вылепит из граждан то, что ему необходимо. Он покроет общество сетью мелких, витиеватых, единообразных законов, которые мешают наиболее оригинальным умам и крепким душам вознестись над толпой. Он не сокрушает волю людей, но размягчает ее; он редко побуждает к действию, но постоянно сопротивляется тому, чтобы кто-то действовал по своей инициативе; он ничего не разрушает, но препятствует рождению нового; он не тиранит, но мешает, подавляет, нервирует, гасит, оглупляет и превращает в конце концов весь народ в стадо пугливых и трудолюбивых животных, пастырем которых выступает правительство... К тому ли мы стремимся?

И в самом деле — к тому ли? И видим ли эту опасность, понимаем ли? И чувствуем ли, что она таится в навязываемых нам представлениях, будто "иного не дано", о чем бы ни шла речь?

Александр Волков

О том же самом читайте на английской версии ПРАВДЫ.Ру: http://english.pravda.ru/main/18/88/350/10970_democracy.html

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
Как КПРФ пытается избежать участия в избирательном цикле 2017 года
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Закат и падение Соединенных Штатов
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Литва назвала "экономическим удушением" желание России использовать свои порты
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Эрдоган призвал турецкую диаспору в Германии голосовать против партии Меркель
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Киев намерен получать от ЕС по пять миллиардов евро ежегодно
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Россияне отказались менять совесть на холодильник
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор
Пламен ПАСКОВ: проект АЭС в Белене был зарублен по политическим причинам
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Мэр Сиэтла: памятники Ленину — "символ ненависти, расизма и жестокости"
Козел-мэр возглавил город в Ирландии
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Ксавье МОРО: когда нелегалы понимают, что в Европе тяжелая жизнь, они начинают террор