Владимир Жириновский выступил против революций

Беспристрастное изучение причин Великой русской революции может стать одним из факторов сохранения русской государственности.

Крейсер
Крейсер "Аврора", Санкт-Петербург

Окаянные дни

До недавних пор в канун очередной годовщины октябрьского переворота 1917 года условные лидеры общественного мнения и историки выступали инициаторами осмысления причин и последствий Великой русской революции.

Анализировались предпосылки, которые, образовав увесистый клубок противоречий, привели к фатальным последствиям для Российской империи и повлияли на ход мировой истории в целом, став триггером противостояния двух общественно-политических систем, затянувшегося на долгие десятилетия.

Совокупность трагических обстоятельств необходимо беспристрастно изучать и делать выводы вне парадной ура-патриотической парадигмы, предложенной правящей политической элитой российскому обществу, чтобы не налетать на очередные апокалиптические грабли. Очевидно, но, видимо, для кого-то очень неудобная идея.

В современных отечественных реалиях высказывать суждения на исторические темы, включая период революционной активности и кровопролитной гражданской войны, стало несколько проблематично. Невзначай можно нарваться на "искажение исторической правды" и взбудоражить перманентно оскорбляющихся граждан, вооружённых репрессивными статьями, любезно предоставленными отечественными парламентариями.

Объяснять, почему веками исповедующий православие народ пассивно реагировал на уничтожение храмов и преследование священнослужителей большевиками, может быть небезопасно. Тем более напоминать гражданам, что цари Романовы и сами не церемонились на этом варварском поприще.

Царям у нас теперь принято ставить памятники и не поминать недобрым словом, даже за бесчеловечную эпоху крепостного права и надругательства над всем списком добродетелей, о которых повествует христианство.

Потому — молчок, но без учёта максимального количества нюансов истории при всём желании не получится составить хотя бы приблизительно объективную картину, выявив все составляющие гибели некогда могущественной Российской империи.

История по Жириновскому

Владимир Жириновский
Владимир Жириновский

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский, соблюдая безопасный режим приобщения к истории, накануне годовщины Октябрьского переворота 1917 года предложил краткую и упрощённую подборку выводов:

"Революции — это отвратительно… Революционеры — это мятежники и мародёры… Всё лучшее уничтожили (коммунисты — Прим. ред.)".

Сумели бы политические силы Российской империи совершить в феврале 1917 года революцию, если бы в стране были тишь да благодать? Вряд ли. Никакие кайзеровские миллионы не помогли бы Владимиру Ульянову-Ленину и его малочисленным сподвижникам захватить власть в стране, если бы подданные российской короны купались в том самом "лучшем" в определении Жириновского.

Власти, видимо, были настолько уверены в прочности так называемых духовных скреп и преданности силовиков, что попросту игнорировали решение давно назревших проблем и противоречий, в том числе:

  • отсутствия эффективных демократических институтов и народного представительства во власти;
  • конфликта сословий и национального вопроса;
  • произвола чиновничества и коррупции.

Говорить открыто о коррупции, видимо, и в далёкие времена было небезопасно, да и до рождения понятия "иноагент" было ещё далеко, чтобы придать видимость приличий подавлению свободы слова и мнений в Российской империи.

Оскорблённые фотографиями

 

Охота на фотографирующихся в "откровенном" и "непристойном" виде, к которому теперь стали относить и женские лосины, продолжает набирать обороты. Пропаганда уже добилась того, что некоторые граждане и вправду стали оскорбляться и строчить доносы правоохранителям, попутно устраивая "провинившимся" лютый хейтинг в социальных сетях.

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Русской православной церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда полагает, что попавшие в кадр при фото-шалостях граждан учреждения религиозного культа и исторические достопримечательности уже являются поводом для общественного порицания, о чём он рассказал в своём Telegram-канале:

"С сожалением допускаю, для некоторых наших сограждан все храмы и исторические здания не несут никакого смысла и ценности, кроме декоративной… Просто не будем забывать, что мы люди, соотечественники.

Отпраздновав День народного единства, хочется верить, что сплотить нас могут не только войны, теракты, катастрофы или какие-то другие ужасающие бедствия, но и просто взаимное уважение и поддержка друг друга".

Верно. Было бы неплохо, если бы призыв к уважению не был бы односторонним. Когда в светском государстве, вроде бы, защищаются чувства граждан, считающих себя верующими, но напрочь игнорируется мировоззренческое разнообразие, включая атеизм, то реализовать чаянья Владимира Легойды представляется весьма затруднительным делом. В нынешних условиях защитить чувства здравомыслящих так и вовсе — дохлый номер.

Нет у революции конца

Владимир Путин
Владимир Путин

Запретительная парадигма на фоне секвестирования свободы слова и мнений, обнищание граждан, на которое всё чаще стал сетовать и президент России Владимир Путин, всё явственнее напоминает движение к революционной ситуации, о которой говорил Владимир Ульянов-Ленин. Об этом люди пока ещё открыто говорят в социальных сетях.

Порицание же выноса сора из избы неминуемо превратит дом в свалку. Подобное происходит и с игнорированием мнения граждан, попутно лишённых некоторых фундаментальных свобод. В конечном счёте, государственная власть теряет опору в обществе и погружается в революцию, разрывающую противоречия с кровью и мясом.

Владимир Путин, хотя и высказал мнение, что Россия свой лимит революций уже исчерпала, но с диалектикой не поспоришь. Владимир Ульянов-Ленин тоже не верил, что в Российской империи возможна революция и был искренне удивлён февральским событиям 1917 года.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

“Революции в России не будет” // Федор Гайда
Редактор: Людмила Черткова, Куратор: Олег Артюков