В России бюджетники-иждивенцы стали паразитами

В нынешнем мироустройстве власть захватили чиновники. А при настоящей демократии бюджетники вообще голосовать не должны. Право голоса должно быть только у тех, кто реально зарабатывает. А бюджетники должны быть именно слугами народа. Они не должны указывать работающим, как им это делать.


Почему демократы в США пали ниже некуда? / ЭКСПЕРТ

Запад уже вплотную подошел к свержению диктатуры класса паразитов-бюджетников и установлению диктатуры пролетариата. Таково мнение доктора экономики honoris causa Дипломатической академии мира при ЮНЕСКО Евгения Гильбо, которое он высказал в интервью главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой.

Читайте начало интервью:

Евгений Гильбо о системном кризисе российской экономики

Эксперт предсказал крах нефтегазовой отрасли России

Евгений Гильбо: санкции против России — выдумка СМИ

Евгений Гильбо: в российской власти плохие бухгалтера

Евгений Гильбо: проблемы народ России выбрал себе сам

Евгений Гильбо о фашизации и преследованиях меньшинств

Западный социолог о конфликтах на постсоветском пространстве

Евгений Гильбо предсказал коллапс российской государственности

Евгений Гильбо: Россия предложила Белоруссии самоубиться

США на грани гражданской войны

— Евгений Витальевич, в Великом Новгороде туристам показывают площадь в Кремле, где собиралось Новгородское вече, зачатки российской демократии. Но там были не все граждане, а выборщики. Оказывается, тысячу лет назад у нас тоже все начиналось с выборщиков.

— Значит, на Новгородском вече точно так же, как в любом допотопном полисе, было правило, что на вече, на народные собрания приходят отцы семейств, главы родов или другие старшины, реально обладающие властью и имеющие право представлять свои общины.

— Имеющие право голоса.

— Да, соответственно, вот этих экономических ячеек. Люди, которые, во-первых, трудящиеся, во-вторых, зарабатывающие, то есть с реальным взглядом на вещи. Представьте себе ситуацию, что есть человек, который зарабатывает деньги, допустим, бизнесмен. Он кормит, к примеру, еще человек пятьдесят, кроме того, платит налоги. Значит, так всем понемножку подкидывает, все нормально. И так все живут.

Теперь представьте, что родня этого человека, который зарабатывает, вдруг эти самые теща, жена, дети и прочие приживалки, собралась и объявила, что теперь мы — выборщики, мы будем решать, как тебе вести бизнес. Потому что ты там куда-то инвестируешь, в какое-то оборудование, а у тещи шубки еще нет. Откуда следует, что ты мерзавец, все из семьи уносишь, гад и т. д. И дальше дикий крик. И все пойдет вразнос.

Вот примерно так сейчас выглядит общество, в котором голосуют бюджетники, то есть люди, которых мы кормим. А они голосуют не за то, как кормить, это было бы еще терпимо, это пожалуйста, но они голосуют, определяют, как нам вести бизнес. Простите, но это уже не та юрисдикция. Почему в юрисдикции Российской Федерации ни один вменяемый человек сейчас бизнес не регистрирует и не ведет? Просто потому, что это невозможно.

Они выбирают таких же бюджетников, бюджетник наверху — это бюджетный вор. Собственно говоря, ничего другого там быть не может, кроме такой странной системы, которая в результате убивает бизнес. То же самое во всем мире. Когда в Нью-Йорке вылезает какая-то Окасио-Кортес, ее выбирают, и она начинает протестовать против того, чтобы там что-то строилось.

Например, здание какой-то из крупных глобальных корпораций — просто потому, что Окасио-Кортес не нравится, что эта корпорация нарушает какие-то гендерные принципы или у нее какие-то другие неправильные процентовки. Соответственно, она не хочет там видеть никого из менеджмента этой корпорации, понимаете ли…

И в результате корпорация просто уходит из города, где выбирают такую, как бы это вежливо сказать, женщину недостаточной социальной или политической ответственности. Соответственно, понятно, кто ее может выбрать. Подобного рода избиратели должны быть исключены из выборного процесса.

Голосовать должны только трудящиеся, то есть люди, которые что-то производят, потому что это люди, которые имеют связь с реальностью и способны принимать рациональные решения. Они могут в чем-то ошибаться, не ошибаться, но по крайней мере они точно вменяемы.

Понятно, что избиратели, которые живут с бюджета, уже невменяемы. Понятно, что Запад потихонечку, но неизбежно проходит эту трансформацию. Она будет тяжелой, она будет не очень быстрой, но она будет методичной и завершится исключением охлоса из избирательного процесса.

— Это будет, наверное, противоречить принципам демократии, потому что таких настоящих трудящихся, конечно, сейчас уже очень немного. И как можно лишить права пенсионеров, инвалидов, домохозяек?…

— Аристотель называл демократией именно тот строй, при котором голосуют трудящиеся и еще главы семейств. Соответственно, строй, при котором вылезали люди, живущие не от своего труда, а всякие непонятные выборщики, он называл охлократией. Так вот то, что вы говорите, называется не принципами демократии, а принципами охлократии.

Потому что демократия — это всегда классовая диктатура вполне определенного класса, именно того, который создает экономику. Значит, это демократически организованная диктатура любого класса, это вполне понятно. Об этом и Ленин писал. Это может быть диктатура класса буржуазии или диктатура класса трудящихся.

— Диктатура пролетариата?

— Да, это диктатура класса трудящихся. На самом деле есть буржуазная демократия в его понятии и пролетарская демократия. Его понятия все-таки уже столетней давности, но для тех времен они были адекватными. В любом случае это диктатура какого-то класса, которая реализуется через демократию внутри этого класса.

На сегодня перед всеми нами стоит неизбежная задача о диктатуре класса трудящихся, дальнейшая диктатура. Сейчас это диктатура класса бюджетников, то есть паразитов. Бюджетники могут быть либо иждивенцами, если они просто живут с бюджета и не мешают никому жить, тогда это иждивенцы и это нормально.

Но если они не просто живут с бюджета, но еще пытаются мешать кому-то жить и навязывать, как ему жить, навязывать своих руководителей, своих правителей, свои понятия, то, соответственно, это уже не иждивенцы, а паразиты. И, соответственно, мы имеем сейчас дело с диктатурой класса паразитов. Значит, в данном случае этот класс бюджетников, понятно, переходный к будущему классу консьюмериата, пока еще держит свое государство.

До сих пор существует у власти класс-паразит, переходный. В Российской Федерации мы видим это паразитирование, пропаразитирующее государство этого класса бюджетников и соответствующих руководителей из бюджетников, ну и дальше понятно, что это уголовники. Мы видим попытку установить диктатуру класса бюджетников и в других странах, но там это уже не получится. Хотя борьба, как видите, идет жестко, истерически.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев