Евгений Гильбо о системном кризисе российской экономики

Что сейчас происходит в экономике России? Преодолела ли Россия экономический кризис? Действительно ли реальные доходы россиян падают? Стоит ли верить официальной статистике по российской экономике? Чем ситуация в российской экономике похожа на венесуэльский вариант?


Богатый сегодня тот, у кого есть ДОЛГИ

Обо всем этом и многом другом в беседе с главным редактором "Правды.Ру" Инной Новиковой рассказал международный консультант по организационному развитию корпораций, бизнес-консультант Евгений Гильбо.

Евгений Гильбо — известный российский психолог, социолог, экономист, доктор экономики honoris causa Дипломатической академии мира при ЮНЕСКО, президент Международной академии гуманитарных технологий (Вашингтон), сопредседатель русско-германского философского сообщества.

— Евгений Витальевич, пять лет назад вы в эфире "Правды.Ру" уже дали очень много интересных прогнозов о будущем всей нашей цивилизации, разных стран и различных аспектах. Многие из них сбылись. Тогда мы много говорили судьбе России, об Украине и Америке. Главные темы у нас и сейчас те же. Что, по вашему мнению, наиболее важного сейчас происходит в России? Как будут развиваться события?

— В России сейчас идет переход, так сказать, от первого этапа экономического кризиса к следующему. Первый этап этого продолжающегося экономического кризиса начался в 2013 году, но первые его признаки были экономистами указаны в 12-м. А в 13-м году он начался уже достаточно видимо и очевидно, ну а потом мы уже увидели дальнейшее обрушение валют и все остальное.

За это время — с 2013 года по настоящее время — уровень жизни в России сократился где-то в 2,5 раза. Чтобы в этом убедиться, все могут просто сравнить свои доходы с 13-м годом, вспомнить, что они могли себе позволить в 13-м году. Соответственно, номинальные доходы за это время в России выросли в среднем где-то раза в полтора, а цены выросли в четыре раза. Даже если цены 14-го года сравнить с нынешними, то можно увидеть рост в четыре раза.

Понятно, что Госкомстат этого не показывает. Он как-то считает по-своему. Там каждый год меняется начальник и после этого улучшаются показатели. Поэтому они от реальности оторвались уже настолько, что на них я и ссылаться не буду. Я буду ссылаться на ваш и любого обычного человека, так сказать, личный опыт. Это первое.

Что означает: "уровень жизни в два с половиной раза"? Примерно то же самое произошло в Венесуэле с 2007 года по 12-й. Это только первый этап кризиса. Этот кризис структурный, потому что на самом деле идет распад старой экономики. Он идет нарастающими темпами, и если рядом с этим не возникает экономика новая, экономика постиндустриальная, то, соответственно, обвал будет дальше уже усиливаться.

Потому что до сих пор еще как-то можно было имитировать сохранение индустриальной экономики, хотя уже все предприятия старой экономики находятся на той или иной форме дотаций. Там, конечно, есть исключения, но они касаются уже только тех немногих производств, которые могут работать на рынке, то есть которые уже совершили какую-то постиндустриальную эволюцию.

Остальные на рынке работать не могут. Надо понимать, что госзаказ — это всегда скрытая форма бюджетной дотации. В каких-то частных случаях бюджетная дотация — это также разворовывание, то есть предлог для откатов, но в общем в любом случае просто дотация.

Бюджетный заказ всегда является дотацией, потому что на бюджетный заказ работают те, кто не может работать на рынке, не может там что-то продать и, соответственно, только административное предраспределение дает им возможность жить и работать, существовать и изображать, что это бизнес. Во всяком случае, сейчас идет коллапс бюджета.

Понятно, что попытки сэкономить за счет пенсионеров, в общем-то, хотя и кажутся кому-то некой перспективой, на самом деле не сработают, потому что проблема здесь совсем в другом. Она не бухгалтерского плана. Но при бухгалтерском подходе все очень просто и ясно и все делается просто. Если где-то у нас попадали доходы, значит, мы урежем расходы.

Из-за этого у нас сколько-то старух сдохнет, зато в результате все опять устаканится и стабилизируется. Но это неверный подход, он не экономический, потому что в экономике логика немножко другая, чем у бухгалтеров. Потому что в экономике известно, например, что повышение налогов приводит к падению доходов в бюджете всегда.

Хотя, казалось бы, вполне логично, что они должны увеличиться, но в реальности они уменьшаются, потому что это сложная система. Там идет сразу же сокращение налогооблагаемой базы, потому что кто-то уходит из бизнеса, какой-то бизнес уходит в тень и т. д. Но в любом случае тот, кого можно было обложить, кто раньше платил налоги, он исчезает.

Примерно это у нас и произошло. А основная причина кризиса, в общем-то, заключается в том, что у нас нет экономики, кроме все той же традиционной нефтегазовой торговли. Потому что вся остальная экономика была за 20 лет уничтожена, потому что политика все эти годы, как известно, была нацелена на ликвидацию предпринимательского класса.

Во всяком случае, ко всем предпринимателям, которые работали на рынке, а не на бюджете, уже давно пришли менты, гэбэшники или кто-то вроде того. В результате их каким-то, тем или иным образом посадили, а бизнес отняли. Но поскольку те, которые захватили, этим бизнесом не способны управлять, они его выпотрошили и ликвидировали. Значит, соответственно, все эти виды бизнесов ликвидировали за 20 лет. Кроме того, предпринимательский пласт — все, кто не успели сбежать за границу, — был отправлен на зону.

Читайте продолжение интервью:

Эксперт предсказал крах нефтегазовой отрасли России

Евгений Гильбо: санкции против России — выдумка СМИ

Евгений Гильбо: в российской власти плохие бухгалтера

Евгений Гильбо: проблемы народ России выбрал себе сам

Евгений Гильбо о фашизации и преследованиях меньшинств

Западный социолог о конфликтах на постсоветском пространстве

Евгений Гильбо предсказал коллапс российской государственности

Евгений Гильбо: Россия предложила Белоруссии самоубиться

США на грани гражданской войны

В России бюджетники-иждивенцы стали паразитами

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев