Александр Ведруссов: "Медицина справилась с COVID, несмотря на ее оптимизацию"

Оптимизация медицины: как она ударила в коронавирус по населению? Рассуждает директор аналитического центра "Стратег-PRO" Александр Ведруссов.

— Как вы оцениваете опасения общества в том, что с середины сентября будет вторая волна коронавируса, и нас всех опять закроют по домам, будет то, что было в апреле? Даже и президент подчеркнул, что вирус никуда не делся.

— Учитывая агрессивность и малопредсказуемость вируса — лучше "перебдеть". Безапелляционный COVID-скептицизм не сработал, это было видно по США и Бразилии с демонстративно отшучивающимися президентами — а в итоге первое и второе место по заражаемости коронавирусом.

Китай при этом справился с последним блестяще, уже раздражают весь мир видео вечеринок в Ухани, откуда вирус и пошел. Они могут себе позволить, хотя можно обсуждать, насколько они виноваты в самом появлении COVID. Но будем объективны: у нас глобализированный мир с интенсивным сообщением между странами.

Что касается России. Не скажешь, что у нашей властной системы какие-то провалы в этом плане. Несмотря на прошедшую оптимизацию и сокращение медучреждений, система здравоохранения справилась. Наверное, немного перегнули палку ограничениями в Москве, предложив гулять по графику. Ну, это уже на концлагерь похоже, народ воспротивился, пришлось идти на попятную. С гражданами все же надо быть на равных, а не сверху директивы спускать.

Потому что в итоге московские власти оказались посланы лесом, и видно, что сверхжесткие ограничения работать не будут. Тем более, что появилась вакцина, прошла первичные испытания. Доверие к ней еще надо будет завоевать, надо объяснять, почему ее надо применять.

— Была огромная же еще проблема с тем, что коммерчески успешно лечить больных с COVID, чуть ли не 200 тысяч. И многие клиники, включая частные, переквалифицировались на такое лечение, но не все оказывали нужные услуги. Закрылись кардиологические отделения, люди умирали от того, что, казалось бы, давно побеждено.

— Мы к этому не вернемся в одном случае: наша власть не любит признавать свои ошибки. Вот что такое была оптимизация здравоохранения? Фактически погром медицинской инфраструктуры, особенно в регионах.

— Согласна.

— И люди лишились доступа даже к первой помощи… Поднимался вопрос в Совете по правам человека, там был наш министр здравоохранения нынешний, говорил, что это "не совсем его" компетенция, прикрывался демографией…. До сих пор не признано, что оптимизация была ошибочной. Но эту проблему надо решать системно.

Недоступность первой помощи — это был страх, что нельзя занимать коечный фонд, из-за волны можно не справится, как получилось в Италии и Испании. Если чисто по COVID — отработали не так уж плохо.

Но сейчас надо либо признавать, что оптимизация ошибочна, восстанавливать разгромленную медицину особенно региональную, либо вы сами видите цифры по демографии, по заболеваемости самыми опасными заболеваниями, которые в XXI веке должны лечиться по полной программе, начиная от полноценной профилактики, диспансеризации. Опять же здесь не видно системного подхода власти. Это ключевая ее ошибка и она, к сожалению, ее не признает.

— Боюсь, у власти нет необходимости признавать ошибки. По ковиду-то все отработали нормально, справились. Губернаторам дали полную свободу действий, и не помню, чтобы кто-то лишился поста из-за того, что у него что-то не получилось.

— Да, все хорошо, кроме отсутствия у граждан доверия к власти. Почему скепсис к нашей вакцине как за рубежом, так и среди этих самых граждан?

Все понимают, что оптимизация была ошибкой, но никто не признает. Говорите, что вот сейчас все нормально, вакцина хорошая, а люди разводят руками — их слишком часто обманывали. Хотя верить-то хочется.

Cтрасти по вакцине

— А вот американцы добавили в санкционный список два или три института, включая разработавший вакцину институт Гамалеи. Да, это еще и бизнес, они хотят сами быть пионерами, заработать деньги. Третий этап — должно быть несколько тысяч испытуемый, и у нас это будут медработники, полиция… Получается, что у нас третий этап испытаний такой добровольно-принудительный.

— Последнее для нас вообще является характерным. На сознательность граждан мало надеются, стараются решать директивно. Вот две страны — кто лучше справился с COVID, Китай или США? Видимо, Китай.

— Без сомнений.

— Он нашу вакцину явно признает. Наверное, он не будет признавать то, в чем сам не уверен. А США выражают самый что ни на есть неуместный скепсис. 180 тысяч человек у них умерло — больше всего в мире. "Ничего личного — просто бизнес".

Лично мне будет очень приятно, если все же окажется, что мы с вакциной нигде не напортачили, ее действительно будут применять в мире. Это и геополитический, и экономический, и научный, и даже высокотехнологичный успех. Считалось-то, что первыми будут немцы, и американцы хотели монопольное право на их труды. Понятно, что в мире все сами за себя, но не до такой же степени!

— США и в самый разгар эпидемии вели себя довольно хамски. В Германии и Италии перекупали самолеты с тест-системами — да, и Америке было непросто, но немцы были обижены, в том числе тем что сам Трамп не торопился тестироваться на коронавирус, как и Борис Джонсон. Последнего чуть не последнего заставили к врачу пойти, настолько плохо он выглядел. И выяснилось, что болезнь у него сильно запущенная.

— Такая же история была с бразильским Болсонару… Мы видим, насколько катастрофические результаты у COVID-скептиков. Давайте посмотрим все-таки, что это серьезная опасность, надо предпринимать необходимые меры предосторожности. А мы выходим в разгар дня на улицу — почти вся Москва без масок.

— На улице сейчас можно без масок. В маске надо в магазины, аптеку, в метро.

— И вы знаете, как это делается. Висит на ухе весь день маска, ее надевают для вида, потом опять вешают на ухо.

— Да.

— Другой вопрос, что надо было, как в Китае. Когда в Китае сажали людей на самоизоляцию, там обеспечением граждан всем необходимым занимались райкомы. У них же там Коммунистическая партия. И там людям на дом привозили еду, лекарство — все обеспечено было безупречно. Если бы у нас так было, наверное, граждане по-другому реагировали.

— Но у нас другие люди, нет такой дисциплины. В Китае все же было жестко: ломали мосты, заваривали подъезды.

— Давайте признаем: это себя оправдало.

— 80 тысяч с чем-то заболевших и 3 тысячи умерших. Если говорить про Китай, 3 тысячи умерших — это в сравнении с Америкой, с Италией, с Испанией, с Бразилией не то, что ни о чем, так нельзя говорить, но несопоставимые данные.

— В Китае власть себя проявила на должном уровне. В России, я думаю, в любой буквально стране мира изначально местные власти скрывали масштаб угрозы. Потому что опять же отчетность наверх, нельзя расстраивать центральное руководство плохими новостями. И они напортачили.

Но как только стал понятен масштаб угрозы, ее серьезность, китайские власти сработали почти безупречно. Причем я обращаю внимание. Хорошо, у них Компартия. Но посмотрите на Северную и Южную Корею. Два абсолютно разных режима.

И там, и там и власть, и граждане сработали в унисон в том плане, что они поняли: лучше мы сейчас себя даже сильно ограничим, чтобы потом избежать катастрофических последствий. Единственный очаг в Южной Корее, который до сих пор дает о себе знать — это какая-то религиозная секта, которая, наверное, живет ментально в XX, может быть, в XIX веке.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...