Флорист Александра Галай: цветы приближают нас к раю на земле

Как украсить семейное захоронение? Советы флориста

Протокольные мероприятия, крестины, свадьбы, похороны сопровождают нас на протяжении всей нашей жизни, помогают полнее ощутить радость и утолить печаль. Откуда в Россию пришёл обычай ставить на могилах ограды? Почему так популярны искусственные цветы? Чёт или нечет — какой букет дарят девушке на первом свидании? Об этом в интервью Pravda.Ru рассказывает флорист, растениевод Александра Галай.

Как украсить семейное захоронение? Советы флориста

— Флористические ритуальные традиции — что это такое? Ритуальные традиции — это, как я понимаю, похороны, могилки.

— Не совсем. Мы говорим о любом ритуале: свадебных обычаях, протокольных мероприятиях. Что такое ритуал? Это некий протокол. Мы привыкли считать, что ритуальное связано со смертью, захоронением, с уходом людей. Это в какой-то степени верно, в разных странах по-разному это делают. У нас страна очень многоконфессиональная, поэтому и ритуальные традиции соблюдаются по-разному. В общем-то, об этом тоже можно рассказывать.

— Эта тема нечасто встречается, мы стараемся её обходить, а на самом-то деле это касается всех. У каждого есть родственники, которые захоронены. И хочется, чтобы в тех местах, где это происходит, было как-то на душе спокойно. А иногда приходишь, понатыканы искусственные цветы, ограды жуткие. Поэтому-то и захотелось поговорить, как сделать так, чтобы на душе был мир. Расскажите, чем наши ритуальные традиции отличаются от традиций других стран, что нам надо изменить, что у нас хорошо, а что плохо?

— Начнём с того, надо ли нам что-то менять? Потому что, когда мы начинаем что-то менять, становится только хуже.

Давайте коснёмся юридического аспекта. Что такое кладбище вообще? Кладбищем управляет муниципалитет. Кладбище — это всего лишь кусок земли, которым управляют, по сути, отдельные люди. Пока у нас нет закона, который бы определял или регламентировал способы захоронения. Естественно, мы отталкиваемся от традиций, принятых различными конфессиями. Но пока у нас нет определённых правил — кто в лес, кто по дрова. Бывает, доходит до абсурда. В регионах, например, место захоронения обязательно должно быть прикреплено юридически к какому-то человеку, который приходит с паспортом. Если даже этот человек уходит в мир иной, он должен передать владение, точнее говоря, ответственность за этот кусок земли. И каждый регион, по сути, метёт своей метлой.

Нам, наверное, надо пойти в сторону эстетики и здравого смысла. Потому что часто как раз здравого смысла в этом нет.

— Здравый смысл? Два квадратных метра выделяется? Или сколько положено?

— Везде по-разному. Кто-то прихватывает побольше на семью, старается делать семейное захоронение. Кто-то вообще считает, что хоронить не надо, и хочет кремироваться. Всё очень индивидуально. По закону, получается участок два на два метра. Но всё в зависимости от субъекта, то есть какой субъект сколько выделяет на одного человека. В чём здравый смысл? На кладбище у нас начинается такая ярмарка чисел.

— Да, есть такое. Аллея героев 90-х есть, я знаю, на одном кладбище.

— Это отдельный класс, про который можно рассказывать очень много. И есть достаточно скромные и часто заброшенные захоронения, которые, мягко говоря, выглядят очень неэстетично.

Даже взять эти наши металлические оградки. Это просто какой-то кошмар. Я хочу задать вопрос. Кто-нибудь вообще знает, откуда взялись эти оградки? Вот я знаю.

— Откуда? Я тоже думал и не придумал. Нет у меня ответа.

— Оградки возникли в конце XVIII века с приходом тяжёлой промышленности, когда появилось очень много металла. Низшие сословия старались показать свою значимость, придать семейному захоронению какой-то вес.

Все захоронения уже после Екатерины делались, как правило, за пределами города. Там, где город соединяется с селом или с сельской местностью, где очень часто свободно ходит скотина. И чтобы животные не оскверняли могилу, не заходили на территорию, делались ограждения.

В начале XX века был очень большой отток населения из деревень в города. Эта традиция пришла в город из села в эпоху индустриализации. Традиции по захоронению старался привести в порядок ещё Петр I, до него всё было отдано на откуп общине. Было некое поселение, был поп и приход. Всем этим заправлял батюшка. Он распределял, кого хоронить и где хоронить.

Возьмём слово "погост". Сейчас под этим словом мы подразумеваем кладбище, но этимология слова "погост" — церковный приход с территорией. И на территории церковного прихода производили захоронения.

— А в те времена сажали на кладбище цветы? Или это поздняя традиция?

— В допетровские времена ставили просто поклонный крест и тем самым обозначали это место. То есть делали всё для того, чтобы это захоронение было обозначено как можно дольше. Никто ведь не знает, кто сколько будет жить. Жизнь в то время была очень короткая, очень скоротечная. И к смерти относились гораздо проще, чем сейчас, особенно к детской смертности: детей тогда вообще не считали, умирало много, от болезней, от родов. Поэтому всё происходило очень быстро, старались похоронить в тот же день, в общем-то, никто особо не заморачивался.

И только после Петра, и позднее — Екатерины началось украшательство, благоустройство. Летоисчисление ритуала, наверное, можно начать с этих времён. Была городская, если можно так сказать, "фишка": чем выше статус умершего, тем пышнее похороны, тем красивее и богаче могила.

Сейчас я, наверное, предвосхищаю новый вопрос — почему искусственные цветы?

— Да. Вот я терпеть не могу искусственные цветы.

— Откуда они взялись? Если мы посмотрим на исторические факты, то увидим, что, например, на похороны Кутузова (в Казанском соборе) деньги собирались какими-то институтами, предприятиями. В складчину заказывали венок из драгоценных материалов — это было серебро. Впоследствии из него сделали серебряный иконостас в Казанском соборе. Отдавая дань уважения богатому выдающемуся человеку, принесли такое количество серебряных изделий, что из них отлили алтарь.

Искусственные украшательства, искусственные цветы пришли именно с этой стороны. То есть сначала это было высшее сословие, которое стало из драгоценных металлов делать цветы в дань уважения. Это подхватили более низшие сословия и делали, естественно, намного проще. Вместо золота-серебра медь, у тех, кто беднее, — бумага.

— Я думал, искусственные цветы делают потому, что они не вянут. Поставил один раз — и полгода они стоят.

— В том числе, конечно, и это. Вернёмся к тому, что в конце XVIII, середине XIX века в нашу культуру вошёл Китай, появились красивые шёлковые, очень качественные искусственные цветы, их научились делать, и дальше это тоже трансформировалось и перекочевало в ритуальную сферу, а именно, во флористическую её часть.

— Про искусственные цветы стало понятно. А теперь ещё один неясный момент: в других странах, когда дарят цветы, никогда не смотрят, чётное или нечётное количество. У нас — ни в коем случае. Я однажды видел, что девушке в Америке подарили две гвоздики. Она так радовалась. Я подумал, что у нас она бы в обморок упала бы, если бы ей подарили две гвоздички. Откуда взялась традиция дарить нечётное количество на праздник, а чётное на похороны? Где-то ещё есть такое?

— Об этом история умалчивает. Но я точно знаю, что в европейской традиции число два — это символ пары. Это всегда он и она, да, на свадьбу может быть две свечи, две композиции, два цветка. Есть же флористика, европейская традиция. Вы правы, культура дарения цветов у нас сильно отличается от европейской. В Европе это очень изящные линейные, именно два цветка и один листик, что-то очень графичное, иногда чисто символически. У нас же надо…

— Миллион алых роз...

— Впечатлить, подкупить женщину, чтобы она уж точно поняла, с кем имеет дело. Мы две совершенно полярные культуры, и эстетика совершенно разная, и традиции дарения. Это тема для отдельного разговора.

— То есть за этим ничего не стоит?

— Смотрите, на Востоке: в Китае, Японии, — число четыре символизирует смерть. Может быть, оттуда это к нам пришло, потому что мы всё-таки граничим с Китаем, наша страна большая, на Востоке живёт очень много людей.

— Раз у нас эта традиция закрепилась, будем её соблюдать, но без фанатизма. Не надо пересчитывать цветы, если вам принесли огромный букет.

— Я всегда рекомендую считать только по стеблям, не доводить до абсурда. Когда кустовую розу или хризантему пересчитывают по головам, по цветочкам, а при этом бутоны ещё могут распускаться, это смешно. Поэтому, если уже хотите считать, считайте по стеблям.

— Когда начали сажать цветы возле места захоронения? Это делается везде или это только у нас?

— Нет, это, безусловно, у нас, и тоже не всеми. Повторюсь, у нас многоконфессиональная страна, у мусульман, например, вообще не принято приносить цветы, да и в иудаизме тоже.

— Да, один раз меня пригласили на иудейские похороны и предупредили, что цветы приносить нельзя.

— Если вы хотите отдать дань уважения, принесите на похороны в иудейской традиции какой-нибудь небольшой камушек, в этом есть определённый символизм — прах к праху. Существует много версий, и они разнятся. Кто-то говорит, что это от Моисея, который водил людей 40 лет по пустыне. И в процессе, конечно, кто-то умирал. Этого человека не закапывали, потому что копать в пустыне было невозможно, а закладывали захоронение камнями.

— Давайте поговорим про флористику этого места. Хочется сделать так, чтобы глазу было приятно. Бывает, сажают разные цветы, чем больше и ярче, тем лучше. Существуют ли здесь свои нюансы, традиции?

— Я обычно не люблю давать советов, но здесь скажу... Все ли из нас помнят, где захоронены наши прабабушки и прадедушки и как часто вы ходите ухаживать за этими захоронениями? Да, мы ещё их помним, мы ещё ухаживаем за их могилами. А теперь представьте, что будет, если каждый посадит по берёзке или дубку, а плотность захоронения максимальная, места очень мало. И вот лет через, скажем, сто пятьдесят кладбище превращается в непроходимые дебри, деревья падают, заваливаются друг на друга. После этого тяжело ухаживать за захоронениями.

На могилах желательно не сажать крупные деревья. Это первое и основное правило. Пусть лучше это будет цветущий кустарник, за которым вы ухаживаете.

Первое, что надо изучить, — почву. Какая она, что вы можете на ней посадить. И от этого уже отталкиваться. Если под кладбище выделялось место с глубоким залеганием грунтовых вод (по нормативам — пять метров), тогда верхний слой почвы будет всегда пересыхать. Это значит, что корневая система растения должна быть преимущественно стержневая. Поэтому выбирайте растения, исходя из особенностей почвы.

— Какие растения можно порекомендовать? Если это тенистый участок, то надо сажать ранние весенние цветы, эфемероиды, ландыш майский, остальное там не выживает. Флоксы и сирень в тени не выживают Что бы вы посоветовали для тенистого участка, а что для открытого?

— Мы сейчас не берём новые захоронения. Мы отметаем кустарники и деревья. Я думаю, что можно посадить растения, не требующие ухода, например, бузульник. У него прекрасный листовой аппарат, совершенно шикарные оттенки. Более того, бузульники растут куртиной, они не становятся инвазивными.

Вот это тоже, кстати, очень большая проблема для заброшенных захоронений, когда растение начинает переползать. Аккуратности никакой, всё перемешивается с травой, очень сложно потом убирать.

— То есть сахалинскую гречиху не сажаем ни в каком случае?

— Да, не надо. Можно посадить золотарник. Но всегда держите в голове то, как это будет выглядеть через 50, 60, 100 лет. По сути, этими растениями вы закладываете память о вашем захоронении. Чем больше вы ухаживаете за участком, тем лучше он выглядит.

Конечно, невозможно сделать так, чтобы он полностью жил своей жизнью. Всё равно придётся за ним ухаживать. Лучше выбрать малоуходное, куртинное, то есть не расползающееся, растение с мощной или стержневой корневой системой.

— Многие любят сажать суккуленты.

— Берите суккуленты, это беспроигрышный вариант. К тому же они прекрасно выглядят.

— А какие суккуленты лучше?

— В принципе, все почвопокровные. Их десятки, сотни видов, невозможно все перечислить. Они неприхотливые и красивые.

— Я где-то читал, что не надо сажать ландыши. Они символизируют то, что умерший тебе должен. По-моему, глупость, почему ландыши нельзя сажать? Вы не слышали такую байку?

— Нет, я в первый раз это слышу. Я больше скажу, на старых, именно дореволюционных захоронениях очень много ландышей. Почему в то время это не считалось зазорным?

— А есть какие-то запреты в ритуалах? Есть цветы, которые категорически нельзя сажать?

— Никаких запретов не существует по той простой причине, что искусство ландшафтного украшательства, дендроукрашательство захоронений вошло в нашу жизнь в начале XX века. И только, наверное, ближе к 80-м стали обращать внимание на приспособляемость растений, на циклы цветения. Весной, когда сошёл снег, начинают цвести галантусы, крокусы. Дальше цветут нарциссы, тюльпаны, потом алюмы, которые идут в лето. Затем просыпаются декоративнолистные.

Выбирайте неприхотливые растения, которые посадил и забыл. Прекрасно себя чувствуют пионы. В тени можно посадить древовидный пион. Он хорошо выносит полутень и очень красиво цветёт.

У нас, конечно, сейчас с климатом какая-то беда, всё перепуталось, всё происходит неподконтрольно. Растения зацветают на своё усмотрение, исходя из погоды. На солнечных, ярко освещённых местах можно сажать ирисы, они хорошо чувствуют себя без воды. Я имею в виду гибридные, бородатые ирисы. Красиво смотрятся декоративные кустарники, например, спирея. Это могут быть даже плодовые, декоративно цветущие сливы, сакура. Потрясающе цветёт яблоня флорибунда.

— И уже потом осень, а осенью что у нас?

— Дальше середина лета, это лилейники, не видовые, а сортовые, которые сидят куртиной, не расползаются и выглядят очень красиво. Ну и осень — это астра, не однолетняя, а новобельгийская. Сейчас очень много всевозможных хризантем. Есть прекрасно зимующие, которые не надо выкапывать, прятать, увозить в город, в теплицу. С ними просто — посадил и забыл.

— И заканчиваем безвременниками, наверное, или колхикумами.

— Безвременники — это последний аккорд. Там может быть ещё и гелиопсис.

Что у нас ещё осеннего красивого? Из декоративнолистного можно вспомнить барбарис Тунберга с потрясающим разнообразием всевозможных цветов, оттенков листвы, которые в осень тоже красиво уходят. Красиво сбрасывает листву уже в ярком виде.

— Это очень интересная тема. Хочется всё-таки сделать место захоронения красивым, чтобы там было приятно посидеть, подумать, вспомнить о своих родных, близких. И не мрамор важен, а красота и какая-то душевность. Сделаем это место душевным.

— Совершенно верно, потому что все мы смертны, и, наверное, растения, цветы как-то приближают нас к раю на земле.

Смотрите видеоверсию интервью

Автор Андрей Туманов
Андрей Туманов — российский журналист и телеведущий, продюсер, политический деятель *
Редактор Елена Маргвелашвили
Елена Маргвелашвили — журналист, выпускающий редактор Правды.Ру
Обсудить