Константинополь разрушает православие

В Киево-Печерской Лавре состоялась пресс-конференция "УПЦ в марте: реакция международных организаций, судебные иски, религиозные конфликты в регионах — цифры и факты". Был рассмотрен характерный механизм захватов храмов, нарушения прав по религиозным убеждениям и случаи избиения верующих.


Киев, ПЦУ и Константинополь в руках ЦРУ!

Священнослужители также сообщили об иске Киевской митрополии Украинской православной церкви к министерству культуры Украины об отмене приказа об утверждении религиоведческой экспертизы по установлению перечня религиозных организаций, подпадающих под действие норм закона Украины "О свободе совести и религиозных организациях".

Обо всем этом и многом другом главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой рассказал настоятель Богоявленского кафедрального собора протоиерей отец Александр (Агейкин).

Читайте начало интервью:

Священник: томос — идеологически-имущественная сделка

Константинополь признал нормой раздрание ризы Христовой

— Отец Александр, происходящее сейчас в отношении Православной церкви и верующих на Украине очень напоминает первые десятилетия советской власти. Напомните, пожалуйста, кратко, что тогда было.

— Конечно, гонения начались почти сразу. Потом при активном участии и под контролем ОГПУ была создана так называемая обновленческая церковь, которая полностью во всем подчинялась властям. И Константинопольский патриархат все это активно поддерживал. Началось противостояние этой обновленческой псевдоцеркви и Церкви страдающей, большинство иерархов и священников было репрессировано.

Но мы жили своей жизнью, и время расставило все на свои места. И Константинополю пришлось отказаться от своих амбиций, потому что Русская церковь, даже уничтожаемая, несмотря ни на что осталась жива и здорова — и духовно, и физически. И мы знаем, что потом эта репрессивная машина перемолола и созданную ими же обновленческую новую церковь.

— Была же еще долгие годы и Русская зарубежная православная церковь. Сравнительно недавно мы объединились.

— Да, мы недавно отмечали десятилетие.

— Но раньше Зарубежная церковь и РПЦ десятилетиями были в противостоянии? Как тогда действовал Константинопольский патриархат?

— Они и там свой вклад внесли. Ведь существует же знаменитая альтернатива под крылом Константинопольского патриарха — так называемый Русский западноевропейский экзархат. Это тоже плод такого разделения.

Патриарх Алексий I после войны предпринимал огромные усилия по объединению всех православных, в том числе и части зарубежных приходов, которые образовались из русской эмиграции. В Европе было множество храмов, построенных еще усердием русских императоров в Швейцарии, во Франции, в Италии, в Германии и других странах.

Эти храмы стали прибежищем тех людей, которые находились в изгнании, но сохранили русскую культуру. Кто-то не захотел быть в расколе, потому что ведь все равно под давлением политической власти и различных идеологий мы были разделены. Русская зарубежная церковь и Русская православная церковь десятилетия были разделены.

Кто-то не хотел этого разделения, поэтому образовался так называемый русский экзархат, который взял под свое крыло Константинополь. Они сохранили каноничность. Часть из них после войны покинула экзархат и воссоединилась с Русской православной церковью. Это было сделано благодаря трудам Митрополита Евлогия Георгиевского и усердием Патриарха Алексия I. Но часть приходов осталась за Константинополем.

Совсем недавно, в ноябре 2018 года, своим решением Патриарх Варфоломей упразднил Русский западноевропейский экзархат. Однако эти приходы, немногочисленные, но русские, живущие в русской традиции, отказались подчиняться решению Константинополя. Сейчас у них очень сложный период, поскольку они находятся вне подчинения, вне послушания Константинополю. Но они ведут активные переговоры о воссоединении с канонической Русской церковью.

— А где они находятся?

— Центр экзархата находится в Париже. Знаменитый храм Благоверного Князя Александра Невского на Рю Дарю — центр Русского западноевропейского экзархата, которым управляет архиепископ Иоанн. Это русский старинный храм, которого Церковь Русская была лишена. Это часть нашего имущества, российское имущество.

Но храм занимает община Русского западноевропейского экзархата, которая была в подчинении Константинопольского патриархата. Константинополь упраздняет этот экзархат, он вообще упраздняет, вычеркивает все русское, больше ему не нужно русское, потому что будет Вселенская церковь.

Он объединяет все под эгидой французского митрополита Эммануила, который должен был нивелировать все русское. Но общины этих храмов, находящихся в Италии, Швейцарии, Франции, Испании и т. д., отказались подчиняться, потому что это русские общины, там русскоязычные священники и прихожане. Может быть, многие из них уже и не говорят по-русски, но они живут русской культурой.

— И что дальше будет?

— Сейчас ведутся переговоры о дальнейшей судьбе этого экзархата. Уже было два собрания ассоциации приходов. Если они на общем собрании проголосуют за объединение, за возвращение в качестве некой автономной структуры в состав Русской православной церкви, значит, мы воссоединимся еще с одной частью русского православия.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев