Автор Правда.Ру

Экономическая стратегия новой Украины: ВТО+МВФ+ВБ

История свидетельствует, что полный политический контроль пусть даже очень мощной страны, например, США, над слабым государством, к которому у сверхдержавы есть некоторый интерес, вещь не очень надежная. Казалось бы, внешнее управление установлено, нужные фигуры заняли свои места на ключевых постах, потенциальная оппозиция дезориентирована, разрозненна и деморализована. Как говорит бывший председатель комиссии по оборонной политике и главный консультант министра обороны США Ричард Перл, когда заходит речь о стратегии в отношении России и языке, на котором нужно разговаривать с ее руководством, "мы выиграли, вы проиграли, вот здесь распишитесь...".

Однако в истории иногда случаются, казалось бы, совершенно невероятные с точки зрения Запада аномалии. Из сравнительно недавней истории можно вспомнить революцию на Кубе, ближе к нашему времени — случай с Венесуэлой, еще ближе по времени и географически — Белоруссия Лукашенко (вместо Белоруссии Шушкевича), в определенном смысле — и постельцинская Россия. Поэтому, по мнению Вашингтона, гораздо более надежным внешним контролем является сочетание прямой политической и ощутимой экономической зависимости. Тенденции, которые возобладали на постсоветском пространстве с крушением Империи ЗЛА, выглядели в этом смысле довольно обнадеживающими для единственной, по убеждению Збигнева Бжезинского, оставшейся в мире сверхдержавы. Например, применительно к Украине в находящейся в свободном доступе "Книге фактов" ЦРУ написано следующее: "К 1999 году производство снизилось до менее чем 40% от уровня 1991 года". Конец цитаты. Кто по возрасту застал советские времена, должен помнить, что уровень 1991 года не очень удачная база для сравнения. По своему в Лэнгли правы — они сравнивают по факту экономику, которая осталась Украине от СССР, с той, какой она стала через восемь лет в результате либерально-рыночных реформ. Хотя честнее было бы сопоставлять с уровнем развития УССР 85-87 годов. Но это — на совести ЦРУ. Естественно, спад производства сопровождался ростом безработицы и увеличением внешней задолженности до порядка $10 млрд (в 1991 — $0), прежде всего, перед международными финансовыми организациями.

Сообщение от прошлой пятницы (дня утверждения Юлии Тимошенко главой украинского правительство и, следом, — всего кабинета министров и глав областных администраций) о продлении Всемирным банком гранта правительству Украины на подготовку займа прозвучало как первый звонок. Это была новость из разряда тех, от которых на Украине успели отвыкнуть за последние примерно четыре года граждане братской республики. Нельзя сказать, что правительства Кинаха, а позже Януковича не сотрудничали со Всемирным банком. Однако, получение (или неполучение ) очередного транша системного займа не преподносилось как сенсация. Ушедшее в отставку правительство могло себе позволить не выполнить требования ВБ и остаться в результате без очередного кредита.

В свое время руководство России нашло в себе силы прекратить сотрудничество с Международным валютным фондом и снизить степень взаимодействия со Всемирным банком, очевидно, заподозрив, что два этих бреттонвудских института работают в паре, а результаты их деятельности в России видны были невооруженным глазом. Навязчивая идея вступить в ВТО, правда, не исчезла, но и она из разряда "вступить любой ценой" перешла на уровень "присоединимся на приемлемых условиях".

На Украине при всей схожести все было несколько иначе. Несмотря на то, что и в России вещи не были названы своими именами, все же имело место недвусмысленное политическое решение, своего рода волевой акт. Отношения же между Украиной и МВФ были разорваны скорее по инициативе Фонда, чем украинского правительства. Разрыв отношений произошел в период премьерства Виктора Ющенко. Это можно было бы расценить следующим образом: грамотный экономист и опытный финансист распознал, мягко говоря, неполезность рекомендаций международной кредитной организации для экономики страны и сделал правильные выводы. Но гораздо больше есть оснований полагать, что Фонд перестал предоставлять Украине кредиты не благодаря прозорливости лучшего банкира 1997 г ., а вопреки его стараниям. По нескольким причинам, прежде всего потому, что Ющенко был больше технической фигурой, а решения стратегического уровня принимались совсем другими людьми, в частности, президентом Л.Кучмой и его советником , правительству Виктора Андреевича не удалось выполнить ряд требований МВФ принципиального характера. В тех же случаях, когда что-то зависело лично от него, он делал все, что мог, и даже больше. Например, завысил размер золотовалютных резервов Национального банка, для чего, по мнению многих экспертов , в том числе и газеты The Financial Times, совершил фиктивную финансовую операцию. То есть, фактически, имел место подлог, что возмутило даже привыкших ко всему функционеров Фонда.

Интересно другое. Не является секретом, что МВФ предоставляет кредиты не просто так, а на некоторых условиях, которые подробно оговариваются в каждом конкретном случае, причем следующий транш предоставляется после того, как выполнено предыдущее соглашение. Таким образом, шаг за шагом, преображается страна-реципиент, меняясь в соответствии с пожеланиями Фонда-донора. Имеет ли здесь место злой умысел или налицо непонимание местной специфики, приводящее к тяжким последствиям, — вопрос дискуссионный и, что важнее, второстепенный. Бесспорным является то, что страна-реципиент оказывается в режиме внешнего управления, т.е. перестает быть суверенным, независимым государством. Возможен, конечно, и такой вариант, что некоторое государство по ряду причин не дорожит своей независимостью и суверенитетом. Однако если такое предположение высказать вслух в присутствии украинских официальных лиц, они наверняка обидятся.

Хорошо было бы оказаться в своих предчувствиях обманутым. Бреттонвудские институты сильны, когда они действуют на объект с переходной экономикой комплексно: МВФ предоставляет кредиты правительству, испытывающему сложности с платежным балансом, Всемирный банк предоставляет займы под глубокое структурное реформирование, ВТО устанавливает жесткие правила во внешней торговле. Вместе с тем, например, Япония в послевоенный и послеоккупационный период воспользовалась несколькими целевыми кредитами Всемирного банка, избегая, при этом, крупных займов как ВБ, так и МВФ. Позднее, после того как национальная экономика вследствие проводимой в течение около двух десятилетий продуманной и ответственной экономической политики крепко встала на ноги, была постепенно произведена либерализация и режима внешней торговли.

Но Украину, похоже, живьем отпускать не собираются. Об основных движущих мотивах вступления в ВТО говорил на прошлой неделе вице-премьер по вопросам европейской интеграции Олег Рыбачук. На следующий день стало известно о займе, который предоставляет ВБ под глубокие структурные реформы по западному образцу. И наконец, в понедельник рассеиваются последние сомнения — для обсуждения дальнейшего сотрудничества на Украину прибывает миссия МВФ . Впрочем, реформы от МВФ-ВБ бьют, прежде всего, по индустриально развитым регионам, а на Украине это, как известно, преимущественно юго-восток страны. Круг замкнулся?

Алексей Ковалев

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Штаты собираются оккупировать энергетический рынок Европы — Рустам ТАНКАЕВ
Из фотоархива Веры Глаголевой
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
В Лондоне удовлетворено ходатайство "Татнефти" о взыскании с Украины $144 млн
МИД России: ответные меры в отношении США неизбежны
Штайнмайер рассказал об ответственности мирового сообщества перед Россией
Трамп похвалился: "Я заставил Ким Чен Ына уважать США"
МИД России: ответные меры в отношении США неизбежны
МИД России: ответные меры в отношении США неизбежны
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Искусственный интеллект и политика: грядут войны роботов и беспилотников?
Халатность командования ВСУ привела к гибели украинских солдат
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"