Коронный кризис и как с ним бороться

Каковы масштабы глобального коронавирусного кризиса? Что случится за время карантина с экономикой и населением России? Порядка четверти уже остались без средств к существованию. Готово ли государство помогать бизнесу и людям? Каким образом? Обо всем этом и многом другом в прямом эфире видеостудии Pravda. ru главному редактору Инне Новиковой рассказал председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин.

Глава ФорГО о судьбах гражданского общества после самоизоляции

Читайте начало интервью:

Константин Костин: обществу нужно проявлять солидарность

— Константин Николаевич, человечество всегда как настигали, так и будет настигать такого рода вирусы. А нынешняя реальность исключительно болезненна для многих слоев экономики, хотя эксперты говорят, что это даст возможности для других направлений, появятся новые перспективы. Возможно ли такое, на ваш взгляд?

— Я не понимаю, какие могут тут появиться перспективы, если говорить не о каких-то спекуляциях и игроках не бирже, а о реальной сфере экономики, об обществах и государствах. Это в любом случае — очень неприятная история.

Ущерб, как подсчитали аудиторы, составляет уже более пяти триллионов, а может быть, и больше. Это по масштабам сопоставимо с глобальным кризисом, который был в Америке в конце 20-х годов прошлого века.

Для того, чтобы хотя бы восстановить докризисный, докарантинный уровень, всем государствам необходимо будет несколько лет достаточно энергично и интенсивно работать, оказывать меры поддержки прямой социальной поддержки для людей, стимулировать наиболее значимые сферы экономики.

Конечно, туризм и гостеприимство, малый бизнес и индивидуальные предприниматели страдают больше всего. Они мало попадают в официальную статистику, поэтому реально потери — еще больше.

Сейчас все говорят про зарегистрированных безработных. Но в мегаполисах занятость-то во многом достигалось как раз самозанятостью и индивидуальным предпринимательством. Они обеспечивали нам уровень комфорта, к которому мы привыкли. Что с этими людьми теперь будет, совершенно непонятно.

— Согласно некоторым опросам порядка 25 процентов людей оказались без источника дохода.

— Конечно, нужны конкретные меры поддержки как населения, так и бизнеса. Я — не экономист, но во всех учебниках написано, каким образом из такого рода кризисов надо выходить. Надо поддерживать платежеспособный спрос, а для этого у людей должны быть деньги. Остается только придумать механизм, каким образом до людей эти деньги дойдут.

Это могут быть те же пособия по безработице, субсидии, прямые или косвенные выплаты и дотации, но это обязательно должно быть. Потому что, если не будет платежеспособного спроса, то начнут схлопываться сразу многие отрасли.

Сейчас некоторые говорят: давайте поддержим предприятия. Ну допустим, поддержим мы предприятия, они будут производить продукцию, только какой смысл в продукции, которую никто не сможет купить, потому что у людей не будет денег.

Плюс ко всему это чревато социальными проблемами, напряженностью в обществе, ухудшением криминогенной ситуации. Тут сразу много проблем за этим катится, поэтому, конечно же, надо поддержать весь бизнес: и малый бизнес, и средний и, конечно же, системообразующие предприятия.

Но ни в коем случае нельзя забыть про людей, потому что тогда не просто не будет спроса на все и будет загибаться экономика. Это значит, что людям просто-напросто не на что жить. Конечно, это приведет к неизбежному социальному взрыву.

— Но пока такой помощи очень мало, да и раньше при кризисах практически не было, поэтому из последнего так и не выкарабкались. В западных странах и даже в странах третьего мира как раз идет адресная помощь людям, чтобы они могли платить по кредитам, покупать продукты. В этой связи уместно напомнить и про "вертолетную" помощь.

— "Вертолетная" помощь — это про знаменитое выражение одного из бывших руководителей Федеральной резервной системы Алана Гринспена, когда он сделал нулевую процентную ставку в Америке, и сказал, что поскольку важен спрос, чтобы образом вывести экономику из ступора, подстегнуть ее, чтобы она росла, то он готов разбрасывать деньги с вертолета.

Ведь если поддерживать десятки миллионов тех, у кого денег не хватает, они не будут эти деньги откладывать, а немедленно на них купят что-то самое необходимое. И эти деньги сразу же придут в экономику и начнут ее раскручивать. Государство все равно их получит в виде налогов и прочих фискальных платежей.

Поэтому, я считаю, что "вертолетная" помощь — не такая уж плохая идея. В свое время она помогла Соединенным Штатам преодолеть ипотечный кризис, который привел к довольно впечатляющей серии банкротств.

Но мне кажется, что сейчас проблема даже гораздо серьезнее. Тогда слегка подштормило, а теперь уже весь мир трясет.

— Тогда тоже штормило конкретно, это сейчас так видится.

— Тем не менее, нынешняя ситуация с 2009 годом несопоставима. Совокупный ущерб от ипотечных деривативов и всего остального был, конечно, несопоставим с теми ущербами, которые сейчас уже терпят национальные экономики всех стран. Мы стоим на пороге чего-то гораздо более серьезного. И поэтому, конечно, все об этом думают.

Я, кстати, не согласен, что в России не собираются заняться адресной помощью. И не только собираются. Меры уже предпринимаются Федерацией и субъектами. И собираются предпринять дополнительные меры.

Я думаю, что у нас в Правительстве сидят неглупые люди, которые прекрасно понимают масштаб проблемы, и конечно же, эта помощь будет.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...