«Бориса Годунова» написал не Мусоргский

Во всём мире принято считать главной русской оперой шедевр Модеста Мусоргского «Борис Годунов», в основу либретто которого легло одноимённое сочинение Александра Пушкина. Теперь же публике представляют ещё одного оперного «Бориса Годунова», созданного задолго до Пушкина и Мусоргского и, к тому же, не у нас. История возрождения немецкого «Бориса Годунова» спустя почти три века выглядит как увлекательный роман.

В конце октября в Михайловском театре оперы и балета Санкт-Петербурга прошла российская премьера оперы Иоганна Маттезона «Борис Годунов, или Хитроумием обретённый трон». Имя композитора, прожившего весьма долго (1681-1764) в довольно непростое время, сегодня знакомо разве что специалистам и лицам, чересчур интересующимся музыкой эпохи барокко. А ведь в своё время Маттезон, большую часть жизни творивший в Гамбурге, славился по всей Европе как несравненный маэстро сладкозвучных гармоний и крупнейший теоретик композиторского мастерства. Учиться к нему приезжал великий Георг Гендель, хотя они с Маттезоном были почти ровесниками.

В Гамбурге в 1710 году и состоялась премьера оперы Маттезона «Борис Годунов, или Хитроумием обретённый трон». Счастливой сценической судьбы опера не получила, возможно, из-за постоянно менявшейся дипломатической ситуации. Неожиданный интерес к «смутному времени» и одной из самых загадочных персон российской истории сменился указанием к «русской теме» не обращаться.

А после смерти Маттезона всё его творчество, в том числе и «Борис Годунов», были преданы забвению. Правда, значительная часть архива композитора сохранилась. В 1938 году по личному распоряжению министра пропаганды доктора Геббельса рукописное наследие Маттезона, в том числе и партитура его «русской оперы», были переправлены из гамбургской музыкальной библиотеки в один из замков под Дрезденом. Откуда в качестве трофеев всё это перекочевало в 1945 году в СССР.

Каким образом партитура оперы Маттезона оказалась в Ереване, никому сейчас неизвестно. Но именно здесь немецкий «Борис Годунов» был обнаружен в 1999 году. После снятия качественной копии рукопись Маттезона возвратили на родину, где «Борис Годунов» был с фурором поставлен.

И вот теперь Михайловский театр оперы и балета, специализирующийся на постановке сценических опусов мастеров эпохи барокко, представил «Бориса Годунова» россиянам. Меломаны шли на премьеру не без опасений. С одной стороны, на фоне того ужаса и халтуры, что представляет собой современная опера последних двадцати лет («Никсон в Китае» Адамса и «Лолита» Щедрина здесь отрадные исключения), вокальные откровения эпохи барокко всегда ласкают слух и успокаивают нервы. А с другой – не окажется ли пролежавший столько времени без движения «Борис Годунов» Маттезона малозначащим опусом, который принесёт сплошное разочарование?

К счастью, опасения не оправдались. Восхищённые меломаны услыхали превосходную оперу с изумительными и запоминающимися мелодиями, некоторые из которых можно смело назвать песенными. Трудно не согласиться с авторитетным музыкальным критиком Мариной Давыдовой, отметившей, что от четырёхголосного канона в начале второго акта публика испытывает просто физиологический экстаз.

Постановщики оперы отказались от какой либо модернизации, в том числе и в плане костюмов героев. Они предстают перед публикой в совершенно нелепых с точки зрения исторической достоверности нарядах – так Борис Годунов носит на голове не шапку Мономаха, а некий шлем, украшенный пышными перьями.

Именно так представляли в начале восемнадцатого века в Германии повседневную одежду русских царей. Режиссёр и хореограф «Бориса Годунова» Клаус Абромейт сохранил всю стилистику барочной оперы, и это выглядит необычайно свежо и оригинально на фоне убогих экспериментов Кирилла Серебренникова и иже с ним.

Буквально обаял публику и исполнитель главной партии бас Шади Торбе, известный в своей родной Бельгии не только как замечательный вокалист, но и как владелец серии клубов танца живота. Ливанец по рождению, он обладает обаятельной и пикантной внешностью и весьма двусмысленной улыбкой. Созданный им образ Бориса Годунова настолько нестандартен, что только ради этого стоит сходить на постановку. А некоторые находят, что Шади Торбе смахивает на любимца публики Юрия Гальцева.

В начале ноября Михайловский театр оперы и балета представит «Бориса Годунова» в Москве на сцене «Новой оперы», что в саду «Эрмитаж». Как сообщил нам пресс-секретарь фестиваля старинной музыки « EARLYMUSIC » Алексей Миколайчук, мероприятие поддерживает Федеральное агентство по культуре и кинематографии и лично его руководитель Михаил Швыдкой. Последний, по словам своего советника Натальи Уваровой, вот уже почти 15 лет просто влюблён в оперу периода барокко после того, как посмотрел знаменитый фильм «Фаринелли-кастрат» о нравах оперного мира времён Генделя и Маттезона.

Как нам стало известно, в ближайшее время руководство ФАККа выступит с инициативой о проведении двухлетнего фестиваля опер Генделя в России. Будет предложено поставить гениальные шедевры «великого Георга» в большинстве театров России. А откроется фестиваль в Большом театре постановкой в сезоне 2008-2009 годов сразу трёх опер Генделя – «Юлий Цезарь», «Ацис и Галатея» и «Выбор Геркулеса» с участием Николая Баскова и Анны Нетребко.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.