Лариса Лужина: "Хочу пожелать нам мирного неба над головой!"

На счету народной артистки России Ларисы Лужиной десятки замечательных работ в таких фильмах, как "На семи ветрах", "Человек идёт за солнцем", "Вертикаль", "Тишина". Это фильмы советского периода, и одно время зритель как утратил к ним интерес. Но сегодня уже многие убеждены, что смотреть и помнить эти картины очень важно. Особенно для молодого поколения, потому что они не знают лучшие фильмы, на которых воспитывалась наша страна.

Актриса Лариса Лужина. Фото: Александр Филяс
Актриса Лариса Лужина. Фото: Александр Филяс

Недавно в Доме кино прошёл показ картины "На семи ветрах", которую снял режиссёр Станислав Ростоцкий. Картина была признана одной из лучших работ о войне, и именно сегодня она смотрится особенно остро. Главную роль в картине сыграла Лариса Лужина.

— Лариса Анатольевна, ожидали ли вы, что на показ придёт такое огромное количество людей и будет столько вопросов, такой огромный интерес?

— Не ожидала. Но прежде всего хочу сказать "спасибо" Дому кино и Актёрской гильдии за то, что они устраивают подобные мероприятия. Человеческая память очень короткая, и если не напоминать, сколько хорошего сделалось в те прежние времена, всё быстро забывается. Мне кажется, что не вспомнить такого режиссёра как Станислав Ростоцкий — это самое настоящее преступление, потому что он выдающийся мастер отечественного кинематографа.

К сожалению, Ростоцкий снял не так много картин, но они все вошли в "Золотой фонд" отечественного кинематографа. Ростоцкому в этом году исполнилось 100 лет, но его картины переживут его надолго, их будут смотреть и наши внуки и правнуки, потому что они очень человечны.

Когда я вспоминаю этого человека, то не могу не сказать о его большом сердце, он всегда говорил, что любой образ можно оживить, чтобы он дошёл до зрителя, и он как никто другой умел это делать, поэтому все его картины душевные, щемящие. Возьмите его любой фильм, который рассказывает о судьбах живых и настоящих людей, и сегодня эти истории смотрятся с большим интересом.

— Картина на "Семи ветрах" как-то особенно повлияла на вашу судьбу?

— Во-первых, это моя визитная карточка, поэтому считаю Ростоцкого своим "киноотцом". Как Дима Харатьян считает меня своей "киномамой", так я считаю, что Ростоцкий дал мне профессиональную путёвку в жизнь, взяв сниматься в фильм. Этой картиной он сделал для меня успешную творческую судьбу в дальнейшем. Я хочу сказать, что фильм, может быть, не достиг какой-то высокой планки, как например "Летят журавли" или "Баллада о солдате", но он не хуже этих картин.

Очень обидно что, когда в 1962 году картина вышла на экран, то она, к сожалению, по достоинству не была оценена критиками. Был такой жёсткий и злой критик по фамилии Кладо, он разгромил картину в пух и прах, написав, что картина "сладкая сказка о войне". Прочитав рецензию, Ростоцкий был страшно расстроен, он не ожидал такой критики, надеялся, что картину воспримут по-другому.

Да, наверное, "На семи ветрах" может быть немного сказка о войне, но это сказка о настоящих человеческих судьбах, которые воевали и выжили в тяжёлое лихолетье. Я вспоминаю одну фразу, когда в картине говорит актриса Белецкая, а критика следила за каждым словом, режиссёру пришлось бороться за эту фразу. Эта фраза была произнесена в сцене празднования Нового года, моя героиня Светлана ест кусок чёрного хлеба и спрашивает свою фронтовую подругу: "Ты веришь в Бога?" А тогда было запрещено говорить об этом, но героиня отвечает: "А в кого же мне ещё верить? Не молиться же мне главнокомандующему за то, что мой муж и дети остались в блокадном Ленинграде и за то, чтобы они остались живы. Конечно, я верю в Бога". Эта фраза осталась в картине, но режиссёру пришлось за неё столько биться. Ему много пришлось бороться за то, чтобы сказать зрителю с экрана.

— Радует, что и зрители его помнят и благодарны ему за фильмы.

— Недавно на канале "Культура" попросили меня сказать о Ростоцком. Я спросила: "А кто уже выступал?" Мне ответили, что уже очень сложно найти актёров, которые у него снимались, многих уже нет в живых, а кто-то не хочет говорить. Мне было так больно… Я удивилась, как так? Не хотеть говорить о таком человеке, с которым ты дружил, с которым ты сидел за одним столом? Ростоцкий был очень гостеприимным человеком, он хорошо готовил копчёную рыбу, любил приглашать в гости, всегда вкусно угощал. И не хотеть сказать о нём добрые слова, этого я не понимаю.

Он был весёлый и остроумный мужчина, был обаятелен, любил танцевать вальсы и при этом мало кто знал, что у него был протез. Он прошёл всю войну, потерял ногу, еле выжил, но никогда не жаловался. Я его вспоминаю только с тёплым чувством.

У Станислава Иосифовича последние годы были достаточно сложные отношения, особенно перед тем, как он ушёл из жизни, возникали конфликты и разные трения со многими кинематографистами и товарищами, с которыми он работал. Но всё давно прошло, человека уже нет и его нужно вспоминать только добрым словом, потому что он сделал много хорошего. А самое главное, подарил нам прекрасные картины.

— В картине приняло участие столько талантливых артистов. Вам легко с ними работалось?

— Поначалу приходилось притираться, я ведь была совсем молоденькой студенткой ВГИКа. Особенно сложно пришлось с Вячеславом Тихоновым. Он приехал такой красавец после фильма "Две жизни", где сыграл белого офицера. Такой весь "Андрей Болконский" … Пришёл на съемочную площадку, на меня ноль внимания, бегает какая-то непонятная "бледная моль", студентка второго курса. У нас с ним не сложились отношения с первых съёмочных дней, но затем постепенно работа наладилась.

Я не считаю, что я там сыграла что-то шедевральное, скорее сыграла саму себя.

В то время мне был двадцать один год, я была чистой и наивной девочкой, как и сама героиня Светлана Ивашова, которая полюбила впервые. А вокруг действительно играла самая настоящая звёздная команда: Вячеслав Тихонов, Анатолий Ромашов, Светлана Дружинина, Людмила Чурсина, Влад Заманский, Виктор Павлов, Лёня Быков, Клара Лучко, Лида Савченко. Потом каждый стал народным артистом и каждый по-своему украсил своим присутствием картину. Фильм получился как самый настоящий символ женской любви и верности. Поэтому я картину очень люблю, и признаюсь, что меня до сих пор по ней узнают, "На семи ветрах" иногда показывают на День Победы. Сейчас письма никто не пишет, но я до сих пор получаю письма, написанные от руки с благодарностью за роль Светланы, с добрыми словами в адрес остальных артистов, сыгравших в ленте. И хоть картину не принимала критика, но зритель её очень полюбил и остался верен своим любимцам.

— Хотела спросить по поводу верности и предательства… Всю страну до сих пор будоражит отъезд известных актёров и актрис. Как вы к этому относитесь?

— Вы знаете, с актёрской бригадой мы проехали по всем разрушенным деревням в Донбассе. Были в Горловке, где лежали вывороченные деревья и стояли пустые разбомбленные дома. Я вам не могу передать, как это страшно… Одна женщина из Луганска написала стихотворение, я помню одну фразу из него, когда маленький мальчик говорит: "Мамочка, а это больно умирать? Это как кровь из пальчика брать?" Меня до сих пор от этой фразы всё переворачивается и мороз по коже. А этот ад уже длится восемь лет!

Я хорошо отношусь к актрисе Чулпан Хаматовой, но почему она молчала все эти годы? И почему об этом молчали все наши артисты? О том, что творится в Донецкой и Луганской областях? Разве вы этого не знали? А там кровь текла рекой…

Я знаю, что такое война… Три года прожила в блокадном Ленинграде и знаю, что такое голод и смерть не из книжек и фильмов. Помню страх перед воздушной тревогой, помню, как постоянно хотелось есть. Мне было 3 года, сестре 6 лет. Вам сложно поверить в то, что, когда нет хлеба, матери приходится варить ремень, чтобы накормить своих детей. Моя старшая сестра умерла от голода, она не выжила. Бабушку убило осколком, папа умер у мамы на руках от истощения после ранения. Четыре года страданий. А там восемь лет люди живут в ужасе и в аду…

— Когда вы ездили с концертами поддержать людей, разве вы сами не испытывали страха?

— Ещё как боялись. Мы поехали, когда уже начались бомбёжки, они были в самом разгаре. Мы жили в гостинице "Донбасс", а напротив нас стояла полностью разрушенная школа с выбитыми стеклами. Честно сказать я очень боялась, нас в гостинице находилось всего семь человек: Наташа Варлей, Аркадий Инин, ещё другие артисты. Я не могла спать. Услышала взрыв и подумала, что это гром в начале мая. А потом оказалось, что это вовсе не гром, а началась бомбёжка и всю ночь раздавались автоматные очереди. Конечно, я очень сильно испугалась, что сейчас прилетит снаряд. Решила скорее закрыть шторы, потом стало смешно, разве шторы чем-то помогут… Я-то знаю, когда бомбят.

Нас сопровождали бойцы в бронежилетах, и когда мы спросили: "А как нам быть без бронежилетов?" Нам ответили: "А с вами будет Бог". Мы и молились, чтобы нас от снарядов и шальной пули хранил Бог.

— Лариса Анатольевна, можно услышать ваши пожелания ко Дню Победы?

— Хочу пожелать нам мирного неба над головой! Чтобы мир наконец пришёл на нашу землю! Чтобы все эти ужасы закончились и люди почувствовали счастье! Могли дышать, могли радоваться жизни, потому что самое большое счастье — это жизнь. Хочется, чтобы эта жизнь продолжалась.

И самое главное, чтобы наша страна наконец сплотилась! Я верю, что русский мир победит, по-другому быть не может. Пусть будет майский гром, а не канонада.

Я русская и горжусь этим. Считаю, что ужасно, когда многие артисты заявляют, что они стыдятся того, что русские. Не могу в это поверить, когда слышу подобные признания. Я снималась много лет в Германии, было столько возможности остаться там, мне предлагали, уговаривали, но боже мой, ни за что! Это совершенно не моё. Зачем мне чужая страна, когда у меня есть Россия…

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен