Польский Брейвик или провокация спецслужб?

После первого шока, который Польша пережила сразу же после обнародования информации о задержании потенциального террориста Брунона К., эмоции немного успокоились. Зато чем дальше, тем неоднозначнее выглядит эта история. Оказывается, "польскому Брейвику" вовсю помогали агенты спецслужб. Где грань между провокацией и подталкиванием к преступлению?

20 ноября на совместной пресс-конференции прокуратуры и Агенства внутренной безопасности (АВБ) поляки услышали о задержании 9 ноября, за два дня до Дня независимости Польши, 45-летнего ученого из краковского Сельскохозяйственного университета, которому было предъявлено обвинение в подготовке покушения на конституционные органы государства.

Последовали недоумение и шок. Тем более, что организаторы конференции подумали о том, как разогреть эмоции: например, с театральным вдохновением показали снимки взрывов, которые производил Брунон К., готовясь к несостоявшемуся теракту. Конечно, тема моментально стала горячей. Началась охота за сенсацией. Уже на следующий день газеты кричали заголовками: "Бруно-бомбер", "Ненавидил премьера Туска и евреев", "Хотел взорвать Сейм".

Читайте также: Арест террориста: Польша слишком лояльна?

Главного героя этой истории быстро и комплексно представили на страницах печатных изданий и в главных телепрограммах. О нем известно все — может быть, за исключением того, что он ест на завтрак и за какой краковский футбольный клуб болеет — за "Вислу" или за "Краковию". Тихий, спокойный, не бросающийся в глаза человек, католик, женат, отец двух сыновей.

Газеты рассказали, в каком районе города и в каких условиях он живет, а также что о нем думают соседи. Тележурналисты показали даже тюремную камеру, в которой он сидит, и красную форму для особо опасных преступников, которую он носит. A бульварная пресса, не огладываясь на правовые нормы, которые запрещают обнародование внешности подозреваемых, во всей красе продемонстрировала портрет Брунона К.

Известно также, что у Брунона К. с детства было одно хобби, которое стало определяющим для всей его жизни. Это взрывы.

Когда ему было 13 лет, один из его экспериментов сo взрывчаткой закончился трагически: он потерял все пальцы одной руки и два пальца другой. Этот неудачный эксперимент мог повлечь и худшие последствия: осколки разлетевшейся пробирки вбились ему в глаза, но профессионализм профессора Ариадны Герек (кстати, снохи тогдашнего первого секретаря Польской объединенной рабочей партии Эдварда Герека) помог спасти его зрение.

После школы он учился в техникуме — конечно, химическом. В историю этого техникума вошел взрыв селитры в коридоре, автором которого был Брунон К. Потом был Политехнический институт в Кракове — конечно, факультет химических технологий. А очередной шаг в карьере — это защита кандидатской диссертации в Польской академии наук — разумеется, в области химии.

Таков портрет человека, который, как утверждают прокуратура и спецслужбы, планировал загрузить автофургон четырьмя тоннами взрывчатки, подъехать к зданию Сейма и произвести взрыв.

Однако уже на этапе анализа сценария этого теракта рождаются сомнения. Чтобы проехать к Сейму, Брунону К. пришлось бы пробить фургоном шлагбаум, отделяющий территорию парламента от улицы. С другой стороны, как специалист, он не мог не понимать, что при взрыве бомбы такой мощности зона смерти имела бы радиус 200 метров, а это означает, что ему не удалось бы отбежать от фургона на безопасное расстояние.

"Террорист-смертник в Польше?" — такой вопрос задают комментаторы. И отвечают: Брунон К. — это не муджахеддин, не исламский фанатик и боец за веру.

Очередной вопрос: как спецслужбы вычислили Брунона К.? Это тоже уже не тайна. Об этом говорят многие специалисты. С одной стороны, спецслужбы прочесывают интернет при помощи программы, которая реагирует на определенные "опасные" слова. А Брунон К. в Сети был очень активен. Он не только писал горячие призывы типа: "Поляки, если позволим этим ворам распродавать все, то они из нас сделают рабов. Проснитесь!", но и давал такие объявления: "Научу, как взрывать здания разных габаритов, даже габаритов судов, а также здания, в которых бывают эти вши".

Но в интернете полно подобных мнений и формулировок. На Брунона К. донесла его жена, сводя с ним личные счеты — и этот сигнал спецслужбы уже не могли игнорировать. К потенциальному террористу приставили своих людей, которые вошли к нему в доверие, якобы разделяя его взгляды на жизнь и на политику, и убедили его, что могут помочь в реализации его планов.

То, что имела место провокация — нет никакого сомнения. Проблема — как подчеркивают наблюдатели политической жизни в Польше — в том, что право не описывает границ такой провокации. Поэтому так трудно ответить на вопрос, где граница между провокацией и подталкиванием к преступлению. Помогали ли, например, офицеры спецслужб Брунону К. в покупке взрывчатки? Финансировали ли его деятельность? И самое главное: если бы не провокация, решился бы ли он на подготовку реального покушения, о которой громко говорили представители прокуратуры и Агенства внутренной безопасности?

И наконец: если дело ведется уже год, если — как говорят следователи — им удалось собрать сильные доказательства, то почему обвинительный акт будет готов только через полгода?

"Раздувание этого события до огромных размеров, намеки на то, что мы имели дело с серьезной опасностью, могут свидетелствовать о приближающимся кризисе. Если состояние нашей экономики в действительности значительно хуже, чем власти пытаются нас убедить, то в этом случае политики охотно используют страх, чтобы отвлечь наше внимание от проблем, действительно важных для людей", — подчеркивает политолог из Варшавского университета Рафал Хведорук.

На еще один интересный аспект этой истории обратил внимание бывший председатель Конституционного суда Польши профессор Ежи Стемпень.

Читайте также: Взаимовыгодная борьба США и "Аль-Каиды"

"Позиция прокуратуры слишком слаба. По делу Брунона К. ярко видно, что прокуратура подчинена спецслужбам и ее нужно заменить независимым судьей, ведущим расследования", — подчеркнул он в интервью польской радиостанции.

Профессор добавил, что на пресс-конференции, посвященной задержанию Брунона К., прокуратура играла роль лоббиста, который боролся не за свои интересы, а за интересы Агенства внутренней безопасности. Напомним, что недавно польский премьер-министр представил планы ограничения компетенций АВБ, а на той самой пресс-конференции один из прокуроров произнес пламенную речь в защиту спецслужб.

Читайте самое актуальное в рубрике "Мир"

Специально для "Правды.Ру" из Варшавы

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


"Русский Брейвик" и экзистенциальная пустота
Комментарии
Майк Пенс инспектирует Латинскую Америку
Американский посол: целостность Грузии будет восстановлена
Российские конфеты "Мишка косолапый" оказались под запретом в Латвии
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Spiegel и ARD: пьяный спецназ Германии массово "зиговал" на вечеринке
Майк Пенс инспектирует Латинскую Америку
Найден самый травмированный динозавр
Букве "ё" оставят точки
Букве "ё" оставят точки
Откуда и как Навальный черпает силы для борьбы с коррупцией
Министр экономики Турции: мы рассчитываем на отмену ограничений на экспорт томатов
Газопровод в обход Донецкой народной республики начала строить Украина
И снова "конец света": дату прилета Нибиру нумеролог узнал в пирамиде Хеопса
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Украинские пограничники посмели задержать российский корабль
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Заявление Гелентнера: можно ли отрицать высадку американцев на Луну — Иван МОИСЕЕВ
Бывшему полковнику Квачкову продлили срок заключения