Нужно ли самоопределение Западной Сахаре

Президент США Дональд Трамп заявил о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой. Притом что последняя не очень-то волновалась о своем "нечетком" статусе непонятно кем управляемой территории. Чьей поддержки пытаются добиться США и почему упорно не проводится референдум? Вместе с "Правдой.Ру" разбирается африканист, доцент факультета мировой политики МГУ Наталья Пискунова.

Читайте начало интервью:

Пустынник Дональд. Трамп озаботился Западной Сахарой

Любовь Степушова: После объявления о суверенитете Марокко над Западной Сахарой Трамп написал другой пост в Twitter. По его словам, при его посредничестве Марокко и Израиль договорились об установлении дипломатических отношений. То есть дело в его кампании по разблокировке вражды между Израилем и арабскими странами?

— Уходящий лидер — сильная фигура, он может делать самые экстравагантные вещи. Что до Израиля, то США долго не могли определиться, кто у них друг номер один на Ближнем Востоке. Хотя они 50 лет примерно говорили, что это Саудовская Аравия. Израиль на них сильно обижался: как же так, мы почти ядерное государство.

А увидев сближение Саудовской Аравии с Россией, стали фактически проводить политику Израиля с помощью американских каналов. Фактически взяли за руку и пытаются помирить со всем регионом, помогая распространять влияние на страны Магриба. Штаты не столь заинтересованы в Марокко и Западной Сахаре, хотя прохождение военных кораблей в Средиземном море — для них вкусная тема.

Трамп потому готов даровать, миловать магрибские территории как угодно, лишь бы получить более сильный статус для Израиля в регионе Магриба. В регионе классического Ближнего Востока Израиль ассоциируется со слишком большим негативом — война судного дня, еще целый список проблем. В Магрибе он менее активен — это стратегически дальше, выше логистические затраты. Плюс Марокко как королевство может жестче высказаться на личностном уровне, так как это проходит не через парламент, а через решение королевской семьи. Ее признания добиться очень сложно.

США именно в лице Трампа намерены потом использовать поддержку Израиля через вот эти государства. Там такая многоходовочка: мы поможем Израилю сейчас помириться с Магрибом, а потом, если будут нужны действия в Магрибе, попросим у них поддержки. И Западная Сахара здесь такая неразменная карта, предлог дать Марокко то, что они хотят.

— А почему Западная Сахара и Марокко не могут о референдуме договориться? ООН постановила: если будет референдум и там решат сделать автономию в составе Марокко либо независимое государство, мы так и сделаем…

— Там абсолютно разные уровни и системы управления. Марокко — королевство с управлением очень жестким, что противоречит базовым ценностям и основным интересам севера и юга Западной Сахары. Если север еще более-менее готов вливаться в какие-то структуры… Это будет утрата множества свобод, в том числе перемещения и торговли. Терять все это, а особенно отдавать контроль торговых операций из-под власти черного рынка — они не хотят терять такие легкие деньги, неконтролируемость путей.

Урегулирование не то чтобы невозможно, но в ближайшие пять лет мы вряд ли такое увидим. Можно было бы рассмотреть сценарий Северного и Южного Судана — северная часть присоединится к Марокко на правах широкой автономии под гарантию ООН, а южная будет под опекой, чтобы поднять два региона по уровню развития и дальше включать.

Либо же север может присоединиться по референдуму, получив гарантии, что у него не будет все отбираться в общий бюджет Марокко, что эта страна очень любит делать. Тогда возможно движение в сторону урегулирования. Пока мы этого не видим. Референдумы делать не очень выгодно, потому что это будет документ, к которому можно будет всегда апеллировать. Он возможен, но должно быть решение Совбеза ООН.

Но пока что всех устраивает текущая ситуация. Трамп очень легко сделал свое заявление, потому что знает, что не последует резкой реакции — не та мировая повестка.

Чего ждет Африка

— Никто ничего не говорит, никто в Совбезе не ставит вопросов, даже Россия. Трепыхается, и то не очень активно, Палестина: мол, вы нас предаете. Но у каждой стороны свои интересы. Обещали не предавать, а теперь стали за какие-то уступки со стороны Трампа. Западная Сахара — она ведь управляется из Алжира?

— Спонсируется.

— А сам Алжир какую позицию занимает?

— Они долгое время пытались это сделать. В последние два-три года там постоянные волнения с попыткой разделения страны на несколько частей. У них не было ни политического, ни военного ресурса, чтобы заниматься еще и Западной Сахарой, вообще было не до внешних сюжетов.

Я думаю, они ждут смены американской организации, они посмотрят, кого назначат спецпредставителем по Африке, поскольку США напрямую в Африке никогда не действуют. Это мы узнаем буквально в январе-феврале, и тогда они будут смотреть, насколько изменится американская политика в Магрибе вообще. Будет ли интерес более сильным.

Захотят увидеть и реакцию Евросоюза. Не секрет, что миграционный кризис 2015 года в основном был из-за того, что мигранты были именно с этой территории, как концентрат. Сама Испания самостоятельно тут действовать не сможет, у нее нет такого политического ресурса, как у Франции.

Сейчас активизируется в Африке политически еще и Китай — этот игрок тоже может прийти. Именно благодаря Китаю процентов так на 35 появилась возможность независимости Южного Судана.

— А Россия может как-то вмешаться?

— Плюс ренессанс российской внешней политики… СССР очень активно вел политику не только в Магрибе, а именно с Западной Сахарой. Решать судьбы Западной Сахары будет не Марокко, не Алжир, при всем уважении к ним, не Испания и ЕЭС, и даже не США, а на самом деле та группа государств, которые по факту будут иметь больше экономического, политического ресурса.

 

 

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.