Революция гвоздик: 45 лет позабытому социализму

Ранним утром 25 апреля 1974 года, еще до наступления рассвета, колонны бронетехники двинулись из пригородов Лиссабона, с военных баз, из других городов на столицу для того, чтобы покончить с диктаторским режимом Марселу Каэтану.

В течение нескольких дней в результате переворота молодые офицеры, входившие в организацию, получившую название "Движение капитанов", осуществили свержение фашистского режима. Эти события вошли в историю под названием "Революция гвоздик".

В стволах автоматов восставших солдат португальской армии алым огнем их сердец горели гвоздики. Это был бескровный переворот, положивший конец старейшей диктатуре Европы и открывавший для Португалии путь к социализму. Движение вооруженных сил носило ярко выраженную левую ориентацию. Военным руководителем восстания был Отелу Сарайва де Карвалью, который придерживался весьма левых взглядов. Генерал Антониу ди Спинола, которому согласился уступить власть Марселу Каэтану, тормозил революционный процесс и вскоре был отстранен от власти молодыми офицерами.

Военные осуществили мирный переход к демократии и политическому процессу. Седовласый красавец, лидер коммунистов Алвару Куньял получил в правительстве должность министра без портфеля.

Сейчас, когда скептики говорят, что поражение социализма, социалистического лагеря было исторически неизбежным, они не помнят (или делают вид, что не помнят) того, что в начале и середине 70-х годов еще ничего не было решено.

На мировой арене вопрос "кто кого?", несмотря на все сверкающее изобилие западного мира, решен не был. В Испании и Греции у власти были правые диктатуры. Во многих странах Европы народ жил очень бедно. Португальское крестьянство было безграмотным и нищим, это была аграрно-сырьевая экономика с малой степенью механизации. Но самое главное, что доконало страну, — это колониальная война. Обладая большими запасами нефти в Анголе, режим Салазара-Каэтану не мог наладить ее переработку и в момент объявленного арабами нефтяного эмбарго остался без бензина. Вывоз сырья не способствовал развитию собственного производства и консервировал технологическую отсталость Португалии. Колониальная война была призвана сохранить сырьевой характер португальской экономики.

Колонии сначала обеспечивали достаточно высокий уровень жизни колонизаторам. Но процесс был необратим. Неслучайно Франц Фанон назвал одну их последних своих работ "Издыхающий колониализм".

К началу 70-х война за независимость полыхала в нескольких странах — в Анголе, Мозамбике и Гвинее-Бисау. К моменту начала португальской революции повстанческие движения в колониях достигли значительного успеха. Это влияло на настроения в офицерстве. Несмотря на убийство португальскими колонизаторами лидера сопротивления в Гвинее-Бисау и на островах Зеленого мыса Амилкара Кабрала процесс вооруженной борьбы в колониях набирал силу. Советский союз и Куба поддерживали и тренировали партизан.

Одним из требований восставших было покончить не только с фашизмом в Португалии, но и с колониальной войной. Сигналом для начала восстания стали слова из песни, прозвучавшей на радиостанции "Ренашенса" "Грандола, вилла морена".

После победы революционных сил была распущена политическая полиция ПИДЕ, которая обладала досье практически на каждого второго взрослого жителя Португалии. Часть палачей ПИДЕ смогла укрыться в зарубежных посольствах, остальные были захвачены восставшими.

В марте 1975 года после попытки группы правых офицеров организовать переворот Рево­лю­ционный совет Движения вооруженных сил во главе с Вашку Гонсалвишем, в котором преобладали левые силы, национализировал многие отрасли промышленности, большинство банков страны. Парламентские выборы 1975 года тоже были благоприятны для левых: социалисты получили 38 процентов голосов, народные демократы — 26, а коммунисты — 12.

Однако к зиме 1975 года после серии потрясений и столкновений правые силы в союзе с социалистами смогли возобладать в стране и оттеснить от власти левых военных и португальскую компартию.

Страны Запада открыли кредитные линии для нового антикоммунистического правительства. Постепенно после деколонизации Португалии бывшие жители колоний стали возвращаться в страну, они стали противниками нового режима. Это способствовало "поправению" атмосферы в стране. Эти реторнадуш (возвратившиеся) стали опорой консервативной реакции.

С 1976 года многие прогрессивные меры были закреплены в Конституции, однако с идеей проводить социалистические реформы вскоре было покончено. К 1982 году из Конституции были убраны статьи, которые утверждали социалистические производственные отношения и обязывали проводить аграрную реформу. Был упразднен Революционный совет Португалии. Португалия стала заурядной буржуазной демократией, оставшейся в НАТО.

Отелу Сарайва де Карвалью часто сетовал на то, что читал мало книг, иначе "стал бы португальским Фиделем". Впоследствии его посадили в тюрьму по обвинению в мятеже, где продержали довольно долгое время, но тем не менее он до сих пор остается героем апрельской революции, без которого не было бы нынешней Португалии.

Для нас, чья молодость пришлась на время португальской революции, это кажется упущенным шансом изменить ход истории. Если бы хотя бы в одной из стран, входящих в НАТО, победил социализм и удалось бы избежать военной интервенции стран НАТО, прежде всего Соединенных Штатов, то, конечно, судьба мирового социализма могла бы стать совсем иной. Шансы для этого реально были.

Советские коммунисты не могли оказать существенной помощи Португалии. Левонастроенным военным же не хватило политического опыта для того, чтобы противостоять матерым политиканам из правых партий и ренегатам социалистам. Таким образом шанс на радикальные социалистические преобразования в Европе был упущен.

В любом случае, это была блистательная революция, которая всколыхнула лучшие чувства не только у португальского народа, но и у всех людей доброй воли, которые тогда сочувствовали происходящему в Португалии, ненавидели колониализм, остатки колониальной системы, которая рушилась на наших глазах.

События в Португалии состоялись вскоре после чилийского переворота, где пиночетовская военщина залила страну кровью. По этому поводу Андрей Вознесенский написал тогда запоминающиеся строки:

Когда чилийское хунтачество

Бесчинствует зверье зверьем,

То слово "армия" подтачивается

В значеньи доблестном своем.

Но вот, воспряв от поругания,

Желая честь стране вернуть,

Ведут армейцы Португалию

На новый путь, свободный путь.

И, может быть, не все то сбудется,

То, что хотелось бы низам,

Но снова чистый отблеск доблести

При слове "армия" в глазах.

Хочется отдать дань этому значительному событию в европейской и всемирной истории, оставившему яркий след в революционном движении второй половины XX века.

Читайте также:

Почему революция цветов не цветная революция?

В Португалии назрела новая Революция гвоздик

Алвару Куньял — забытое имя друга и соратника

Португалия все ближе к Греции и Ирландии

Португалия ностальгирует по диктатору

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google