Спорт » Командные виды
Автор bratkov

Кровавая драма на Котляковском кладбище

10 ноября 1996 года, на Котляковском кладбище в Москве произошёл взрыв. По какой-то злой иронии он прогремел в День милиции. Сработало взрывное устройство, заложенное под "поминальным" столом  могилы бывшего лидера Российского фонда инвалидов войны в Афганистане (РФИВА) Михаила Лиходея, погибшего 10 ноября 1994 года.
В тот момент у могилы находилось, по разным оценкам, от 130 до 150 людей. Согласно официальным данным погибло 13 человек и 18 получили ранения (в том числе и один ребёнок). Среди погибших был приеемник Лиходея на посту председателя Фонда инвалидов войны Афганистана Сергей Трахиров, супруга Трахирова и вдова Михаила Лиходея, финансовый директор РФИВА Елена Краснолуцкая.

Впрочем, до сих пор никто не уверен в точном числе погибших, так как "не все тела удалось до сих пор идентифицировать из-за характера повреждений, многие трупы при взрыве были разорваны на части". На месте взрыва осталась воронка глубиной около полутора метров и шириной примерно в два с половиной метра. Взрывная волна разбросала останки в радиусе 70 метров. По заключению экспертов, на Котляковском кладбище было использовано безоболочное взрывное устройство фугасного типа. Его мощность составила, по разным оценкам, от 2 до 5 кг в тротилловом эквиваленте. Фугас был оборудован электровзрывателем и сигнал был подан по проводам.

Немыслимое по своей жестокости и цинизму преступление всколыхнуло общественность. Казалось бы, что виновные будут найдены и наказаны. И действительно, виновные были найдены, но вот с наказанием, как это обычно бывает, вышла накладка.

В первый раз дело о взрыве на Котляковском кладбище рассматривал Московский окружной военный суд. Тогда к уголовной ответственности привлекались первый руководитель Российского фонда инвалидов войны в Афганистане Валерий Радчиков и бывшие "воины-афганцы" Андрей Анохин и Михаил Смуров.

Организатором преступления выступил Валерий Радчиков, которому вменяли организацию убийства при отягчающих обстоятельствах, а также растрате 2,5 миллионов долларов, предназначенных для помощи афганцам-ветеранам, а два его "соратника" - Андрей Анохин и Михаил Смуров - пошли как непосредственные исполнители. Почти три года они провели в «Матросской тишине». Обвинение считало вину подсудимых доказанной, но суд решил по-другому.

Вскоре после задержания Смуров и Анохин сделали чистосердечное признание. При этом Смуров полностью раскаялся в содеянном. Анохин же вину признал частично, заявив, что действовал по принуждению Радчикова, угрожавшего убийством его жены и дочери. Однако позже оба они отказались от своих показаний, заявив, что написали их под давлением и под диктовку оперативников. 21 января 2000 года решением суда всем троим был вынесен оправдательный приговор.

Несмотря на это, работники прокуратуры не положили дело на полку и добились его пересмотра. 23 августа 2002 года начался повторный процесс, однако на скамье подсудимых восседала одинокая фигура Смурова. Его подельники по разным причинам не попали в зал судебных заседаний: Радчиков погиб в автокатастрофе 31 января 2001 года, а Анохин скрылся в неизвестном направлении и бы объявлен в розыск.

В мае этого года Мосгосуд приговорил признал Смурова виновным и приговорил к 14 годам лишения свободы. Его взяли под стражу прямо в зале суда, признав виновным в совершении умышленного убийства с особой жестокостью по предварительному сговору группой лиц. Суд отметил, что преступление было совершено опасным для многих людей способом. Защита, в лице адвоката подсудимого Игоря Вербицкого, не согласилась с приговором и направила в Верховный суд кассационную жалобу, которая была отклонена 18 ноября 2003 г.

За несколько дней до этого, 13 ноября, в Москве был задержан и Андрей Анохин. После двух лет скитаний его схватили в результате проверки документов. При этом, при себе он имел пистолет "Маузер" с глушителем, так что к прочим обвинениям ему, как минимум, инкриминируют ещё и незаконное хранение оружия.

В прессе уже неоднократно высказывалось мнение о том, что скрыть имена истинных виновников взрыва на Котляковке заинтересованы весьма влиятельные силы, обладающие большой финансовой мощью, собственными охранно-сыскными структурами, тесными связями в правоохранительных и судебных органах. Касательно денег, например, "КоммерсантЪ-Daily" еще в 1996 писала, что накопленные руководствоми Российского фонда инвалидов войны в Афганистане капиталы в виде банковских счетов и различного рода недвижимости исчислялись десятками миллионов долларов.

Виновны ли те трое, попавшие в руки правосудия? По этому поводу существует много мнений. Но, как бы то ни было, правоохранительные органы сделали свою работу. Ошибка или нет? Дело уже даже не в этом. Точнее, не только в этом.

Однажды Михаил Смуров заявил: "Я оказался в этом деле сбоку припека. Надо было просто ликвидировать оба конкурирующих "афганских" фонда, и не было бы крови. Я готов до конца отстаивать свою позицию и бегать, как Анохин, не буду". В этих его словах и кроется первопричина конфликта.

В своё время всевозможные общественные организации добились у государства беспецедентных привелегий в области коммерческой деятельности, что привело к немедленной криминализации подобных структур. В какой-то степени это был вынужденный шаг со стороны государства, не способного самостоятельно обеспечить помощь социально незащищённым слоям населения.

Безусловно, стоит признать, что есть фонды, действительно выполняющие взятые на себя обязательства по социальной реабилитации инвалидов и т.п., но их можно пересчитать по пальцам. В своей основе "благотворительные" организации становятся машиной для криминальных структур. Получается, что государство поступило во вред само себе? Получается так. Выход из этой ситуации виден один: государство должно сохранить уже существующие образования, но поставить их под жёсткий контроль правоохранительных органов. Впрочем, могут возразить противники данной точки зрения, в этом случае начнётся произвол уже со стороны госчиновников. Возможно. Но это уже совсем другая история.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов