Бояться ли человека с автоматом? Как предупредить расстрелы сослуживцев в армии

Как выявить неуравновешенного защитника родины на уровне военкомата, возможно ли? "Правде.Ру" поясняет психиатр Александр Федорович.

— Произошла очередная трагедия в российской армии. Солдат-срочник расстрелял в Воронеже троих сослуживцев. И я предлагаю поговорить о том, какие психологические проблемы мучают военных и нужно ли, как говорилось в пьесе Погодина, "бояться человека с ружьем"?

— Жизнь состоит из череды стрессов, и армейская служба — не исключение. Речь идет о вопросе социализации. Это некий этап взросления, по окончанию которого человек получает социальные послабления — может устроиться в соответствующую организацию, где требуется армейский опыт, получить в ускоренном порядке права на оружие. Как говорят — после армии мальчик становится мужчиной.

И в социальном плане я считаю, что это действительно так. Это присяга на верность родине, личное оружие, соответствующие навыки, мужской коллектив, где проявляются все способности этого конкретного юноши. Не зря говорят, что армейская служба, дружба — одно из самых ярких жизненных впечатлений, особенно если мужчина попадает в горячую точку, где закаливает свой характер, волю.

Но у этих событий есть и обратная сторона. Требования в рамках военной службы с ее дисциплиной, подчинением старшим по званию, вскрывает у молодого человека ряд самых разных особенностей, характерных именно для этого периода становления. И не все проходит спокойно, ровно и гладко, потому что испытываемый уровень стресса вскрывает то, что было неярким "на гражданке".

Происходит ограничение в пространстве, возможности перемещения, личной жизни. Речь идет и об интеллектуальной нагрузке — человек может служить в войсках стратегического назначения, где он реально "держит в руках" кнопку от спусковой установки. Есть воинские части с очень высоким требованием к интеллекту.

Пройдя через все это, юноша обретает сильные элементы мужественности — если все прошло ровно и гладко. Он готов к дальнейшей жизни. А вот если нет — бывают перипетии, в том числе с трагическим финалом.

— Вот у нас произошла ситуация, когда доступно оружие. Армия, армейская жизнь. Но такие вещи бывают и там, где вообще у людей доступ к оружию — в американских кампусах печально известных, например.

— Говорят, что даже палка раз в году стреляет. Предмет, придуманный для этого, стрелять и должен. Вопрос не столько о руках, сколько о голове, дающей команды всем и вся.

— Как ограждать тех людей, которые неадекватно обращаются с оружием, палят по ближним или стреляют в себя? Многие говорят сейчас в интернете, что не так делается проверка, не совсем нормальных людей запускают в армию, нужен более сложный подход.

— То, что в психиатрии называется предиспозицией — это набор качеств, которые человек в себе несет. Извлечь их в разговоре вряд ли представляется возможным, тем более с помощью неких приборов и анализов. Вопрос психики очень двояк, это не всегда материальный момент. Чтобы выяснить, на что человек способен в армии, существуют учебные части, где боец проходит отбор физический, психологический, где с ним занимаются не только военной, но и психологической подготовкой. Он испытуемый в этот момент, на один-два-три месяца.

Даже на конкретную экспертизу дается примерно две недели — с методиками, с оборудованием. И то не всегда удается установить. А предъявлять такие требования к психиатру, который даже если целый день будет с человеком сидеть… Есть круг переживаний у человека, не зацепив который, нельзя говорить о диагнозе. Вроде поговорили о погоде, о природе, как человек спит-ест — а тут ставится диагноз.

Клиническое психиатрическое интервью происходит в непринужденной обстановке, без антуража. Нужно прогнать человека через разные переживания, стимулы, какой бы опытный и чуткий не был психиатр, тем более если предполагается, что среди мальчишек есть готовые "косить", в том числе в психиатрии. Невозможно отличить за эти минуты, врет человек или не врет, симулирует ли.

В Советском Союзе был курс молодого бойца, где всех новобранцев селили обратно и занимались тем, что сжато напоминало военную службу. Подъем, отбой, марш-бросок. Вот там это выявлялось. За два года армейских тоже что-то можно было выяснить. Что можно выяснить за год, откуда пришел парень, кто его воспитывал, что он умеет, как он умеет переносить тяготы службы — мы не знаем, и бывает это с нехорошим финалом. Ладно, если его списали, а ведь бывает и трагедия. Так что здесь я на стороне психиатров.

— Еще ведь человек меняется во времени. Это тоже может сказаться, не просто здесь и сейчас нужно пуд соли с человеком съесть.

— Он не то чтобы меняется — он раскрывается. С него слетают как с капусты листва. В принципе, характерологические черты, особенности темперамента неизменны. Если же мы находим точку, где человек вдруг изменился — для меня это время Х как для психиатра, возможно, отыграл симптом.

Чем хорошо легальное оружие

— Тут ситуация не очень понятная, так как дело секретное. В частях стратегического назначения, вплоть до кремлевских курсантов, такого вроде бы нет. А вот факт: люди, отслужившие в Швейцарии, получают свое оружие и могут пользоваться им дома. И там таких диких случаев, как в США, не происходит. Это какой-то народный менталитет, какие-то влияют косвенные факторы?

— Я не знаю, насколько массовое это явление, все ли юноши швейцарских кантонов обязаны пройти службу. Знаю, что так в определенных регионах Австрии. Но по поводу США я участвовал в нескольких программах, и там эксперты приводили четкие данные именно по статистике. В тех штатах, где можно приобретать оружие, преступлений с оружием нелегальным практически нет.

И я, покупая оружие, уже зарегистрирован в картотеке, там мои отпечатки и прочее. Я уже поставлен в определенные рамки. И у любого преступника в обязательном порядке мысль: вот я буду ломиться в дом, а оттуда палить начнут. Вообще, латентных преступников сильно больше, то есть они свои замыслы не реализуют, говорят: "Это же санкции. Мне есть что терять. Все, что я наработал, что было нажито — развалится".

И вопрос санкций становится актуальным. Это по сути не преступники, а люди, допускающие преступные домыслы, и в социуме они ненаказуемы. Мы подвергаемся суду и осуждению за действия. Так что баланс между теми, кому можно и нельзя давать оружие, можно установить. Но есть такое понятие "совершеннолетие" — я не знаю, кто решил, что это должно быть восемнадцать лет.

— Сейчас говорят, что молодые люди до 30 лет будут еще детьми.

— Нейрофизиологи доказали, что вызревание центральной нервной системы, завершается примерно к 28 годам, а то и к 30. Некоторые — по долгу службы знаю — умудряются перенести юность через годы, вплоть до 50 лет. Наивны и занятны в обсуждении. Так что вопрос именно с совершеннолетием надо решать иначе.

Беседовал Игорь Буккер

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.