Журналист из Киева рассказывает, как нарушается свобода слова на Украине

"Я за единую Украину, но хочу говорить правду"

Десятого июня 2014 года. Это интервью было взято мной на форуме "Партнерство во имя мира" в Минске. Наш собеседник — киевский журналист Василий Тарасюк (фамилия изменена), он работает в Киеве и старается даже сейчас рассказывать людям правду. Когда мы связывались с ним перед публикацией, Василий сказал, что ситуация со свободой слова на Украине ухудшилась. За четыре недели на Украине для журналистов изменилось все.

*Интервью, которое устарело: "Журналист из Киева: Я за единую Украину. Но хочу иметь возможность говорить правду"*

— Василий, на форуме мы с вами находимся в очень широкой аудитории, в интеллектуальном обществе, в прекрасном городе Минске. И сегодня вот у нас очень актуальная тема дискуссий и выступлений "Вызовы и угрозы XXI века и роль международного сообщества и предотвращение конфликтов и войн". Роль международного журналистского сообщества в освещении событий на Украине, честно говоря, очень спорная.

— Для меня понятие международное сообщество настолько размытое и аморфное, что я даже не могу понять, как объединить этим термином совершенно антагонистические группы и течения. А уж тем более говорить о какой-то общей роли на фоне острого геополитического противостояния и потоков лжи и пропаганды, льющихся в ходе откровенной и широкомасштабной информационной войны. Естественно, что в настоящее время у всех на устах события, происходящие у нас на родине, в Украине. События разнообразные. И роль прессы в интерпретации и освещении этих событий. Поэтому, мне кажется, что какого-то цельного разговора пока нет. Но то, что существует такая площадка для обмена мнениями, для обсуждения проблем, это уже очень хорошо.

Читайте также: Украина вырвет русский язык

— Давайте вернемся к событиям на Украине. Что вы можете сказать о возможности представлять разные точки зрения о ситуации в стране? Потому что вот до нас доходит информация о том, что сейчас разрешена только проукраинская журналистика, и те издания, которые имеют другую точку зрения, подвергаются опасности. Даже вплоть до того, что редакции разрушают. То есть, сейчас опасно высказывать иную точку зрения.

— Скажем так. Я с Украины. Я представляю противоположную официальной точку зрения. Значит, это пока возможно… Истина всегда лежит посередине. Да, откровенно надо сказать, что сейчас идет информационная война. Поэтому подавляющее большинство, практически все средства массовой информации в Украине, ну и с других сторон тоже, касаясь конфликтных тем, в основном отходят от принципов журналистики. Это есть пропаганда, а не журналистика. К сожалению. Сейчас очень тяжело работать честно и объективно. И очень редкие люди, журналисты и издания, находят ту нишу и тот тон материалов, когда они не становятся на одну или другую сторону. Да, действительно, сейчас объективной журналистики практически нет.

— Ее вообще нет. Да и в лучшие времена ее не было.

— В лучшие времена это все-таки ближе было к журналистике. В данный момент в условиях информационной войны, пропаганды и контрпропаганды очень сложно отделить журналистику и объективность от политической пропаганды. Я вам в этом плане могу сказать, что наибольшему давлению, конечно, и трансформации в результате него, своей точки зрения, подвергаются в Украине телеканалы. Это средство воздействия подобно атомному информационному оружию массового поражения, поэтому наиболее подвержено политическому диктату.

В настоящее время практически все украинские каналы, даже те, которые ранее занимали нейтральную или объективную позицию, скатились и сдвинулись в сторону националистической однозначной правительственной точки зрения. Среди интернет-изданий и печатных изданий это, конечно, не столь массово. Страшилки о том, что в Украине приходит массовое физическое насилие, силовые захваты редакций и так далее имеют под собой некоторую почву, но все же немного преувеличены. Да, были случаи. Вот, например, могу подтвердить захват помещений информагентства "Голос UA". Были случаи и избиения журналистов на рабочем месте. Во время самой бурной фазы событий достоянием гласности стало избиение на рабочем месте одного из руководителей национального телевидения за необъективный, с точки зрения Майдана и националистических сил, репортаж из восточной Украины.

Читайте также: Между РФ и Украиной началась кибервойна

Были попытки силового воздействия на некоторые региональные средства массовой информации. Но, в целом, поголовного, массового, вот такого агрессивного, опасного для жизни и работы журналистов, положения, в принципе, нет. Да, есть моральное давление. Есть зомбирование. Есть предвзятое отношение госслужащих и чиновников правительства. То есть, кого-то они игнорируют, могут не дать интервью. Но электронные средства массовой информацию, имеются в виду сайты, интернет-издания и печатные средства массовой информации, в принципе, если у них есть такое желание и иная точка зрения, могут ее высказывать.

Но, естественно, это происходит сейчас в сложных условиях, потому что в любой стране, где реально идет гражданская война, человек, выражающий иную точку зрения, становится, а точнее объявляется, либо пособником террористов, сепаратистов, либо противником существующего режима. Например, cейчас от имени целого ряда политических сил, общественных деятелей звучат предложения о федерализации страны. Это вовсе не является, с моей точки зрения, сепаратизмом и вовсе не отрицает единства Украины.

Читайте также: Как Запад клевещет на добровольцев РФ

Я тоже вижу Украину единой. Но она может в рамках этого единства существовать мирно и долго как федеративное государство. Как та же Федеративная Республика Германия, как Швейцария, как Штаты, как Россия, в конце концов. Это все федеративные государства. Но это не значит, что они не едины. У них разный уровень федерации. Разный уровень взаимодействия регионов. Но с официальной украинской точки зрения понятие "федерализм" приравнивается к понятию "сепаратизм". Поэтому меня в результате этого интервью в Украине могут объявить пособником сепаратистов. Такое вполне может быть. Но не хочу врать и лебезить. Хочу иметь право иметь свою точку зрения и говорить правду. Вот и все.

*Актуальное послесловие*

10 июля 2014 года. Василий Тарасюк: "Ситуация резко меняется в худшую сторону. И моя точка зрения по вопросу свободы слова в Украине на данный момент изменилась.

Добавить могу следующее: первый заместитель Нацсовета по ТВ и радиовещанию Ольга Герасимюк анонсирует масштабную зачистку неугодных средств массовой информации. Официальный Киев будет инициировать прекращение работы СМИ, которые власть отнесет к "вражеской пропаганде".

"В Украине идет информационная война. В ней мы несем большие потери. Хорошая новость в том, что сейчас все фм-станции, все кабельщики, все те, кто ведет антиукраинскую пропаганду, кто убивает словом наших граждан и солдат, всех, кто сеет панику, кто ретранслирует вражеские голоса — должны знать, что для них наступает черный день. Мы будем с этим вести беспощадную борьбу", — сказала Герасимюк в эфире телеканала ICTV. При этом представитель Нацсовета сообщила, что уже в ближайшее время в Верховной раде будут приняты законы, расширяющие карательные полномочия надзорного органа."Мы построили армию за три месяца, и пройдет немного времени, и перейдем к наступлению в информационной войне… Мы прекращаем любую вражескую пропаганду", — заверила Герасимюк. Ранее представители правящих партий в Верховной раде заявляли о необходимости лишения российских журналистов аккредитации при государственных учреждениях.

ВСЕХ ИНАКОМЫСЛЯЩИХ НАЧАЛИ РЕАЛЬНО "ДАВИТЬ" И УСТРАНЯТЬ.

С приветом из киевского "подполья", коллеги.

Вот такая теперь "Украина це Европа".

 

 

Автор Инна Новикова
Инна Новикова - с 2000 года - генеральный директор, главный редактор интернет-медиахолдинга "Правда.Ру". *
Последние материалы