"Реформа Мишустина" — оптимизация или популизм

"Реформа Мишустина" — оптимизация или популизм? Что такое административная реформа по-мишустински? Почему Мишустин объявил о ней именно сейчас? Почему СМИ бесконечно обсасывают сокращение штатов, а об остальном умалчивают? Много или мало в России чиновников? Сколько их нужно вообще? Чем эта реформа похожа на предыдущие, а чем от них отличается? Получится ли сэкономить бюджетные средства? А надо ли их экономить в принципе?

Означает ли инициатива Мишустина радикальную перетряску всей исполнительной власти? Обо всем этом и многом другом рассказала российский политический деятель левого толка, политолог и публицист Дарья Митина.

— В России объявлено об очередной широкомасштабной административной реформе, которая связывается с именем ее инициатора — председателем правительства Российской Федерации Михаилом Владимировичем Мишустиным. В самой по себе административной реформе ничего страшного нет.

Государственный аппарат в любом государстве находится в состоянии перманентного изменения, настройки, и всегда идет навстречу вызовам времени.

Реформы ради них самих

Другое дело, когда административные реформы проходят каждые 5-10 лет, а то и чаще, это — свидетельство серьезного управленческого неблагополучия и турбулентности системы управления в стране.

Какие масштабные реформы советского периода мы помним? — Хрущевская реформа и реформа советского правительства — совнаркома — в первые годы советской власти. Это были вехи, связанные с тем или иным этапом развития советской страны и ее правительства.

Что касается нашей страны, в последние 25-30 лет, мы особых вех не ощущаем. Происходит только стабильное ухудшение нашего материального положения и самоощущения по части уверенности в завтрашнем дне, стабильности, заработной плате и так далее.

Это зависит от власти. Обеспечивает это она из рук вон плохо, хотя административные реформы проводятся регулярно. В 2004 году прошла наиболее масштабная реформа из всех постсоветских — "реформа Дмитрия Козака".

Вице-премьер Дмитрий Николаевич Козак действительно был инициатором этой реформы, но всю техническую сторону, всю кропотливейшую подготовительную работу провел вице-премьер Борис Сергеевич Алешин. Он совершенно правильно начал с создания комиссии по инвентаризации государственных функций.

Эта комиссия работала почти год. Она проинвентаризировала все государственные функции, которые реализует федеральные органы исполнительной власти. И только после этого была объявлена реформа.

Однако в результате разделения единых федеральных органов исполнительной власти на три звена система управления стала гораздо более громоздкой. Мне в ней не нравится многое.

Сокращение кого и для чего?

Но сейчас сразу бросается в глаза то, как нам рассказывают исключительно об одном аспекте реформы — сокращении штатов. Об этом трубят на всех углах, совершенно ошибочно, абсурдно полагая, что российский народ этому факту очень обрадуется.

Вообще у нашей власти существует странное заблуждение, что граждан очень раздражает раздутость штата, они спят и видят, как бы этих чиновников сократить. Вот и подсовывают такие пропагандистские материалы.

Но нам почему-то не говорят, для чего это делается. Как это сокращение штатов отразится на состоянии управления, доступности власти, зарплатах и пенсиях, или все останется по-прежнему?

Если все останется по-прежнему (я даю спойлер, что именно так все и останется), тогда российскому гражданину на это сокращение штатов абсолютно наплевать.

Вообще сокращение штатов — всегда очень лукавая вещь, и я бы никому не советовала им увлекаться, потому что на самом деле в России чиновников, отнюдь, немного.

Место для своего человека

У России — начальников много. Да, вот начальников можно было бы и сократить. Руководящих должностей в России действительно много, потому что часто руководящие должности (да еще и штат под них) учреждаются и вводятся дополнительно под какие-то конкретные персоналии.

Уходит крупный чиновник со своей должности, но вроде бы на пенсию его рано отправлять, статус не позволяет, надо его куда-нибудь пристроить. Вот и учреждают какую-нибудь дополнительную должность — заместителя министра, дополнительного вице-премьера, если это крупный чиновник.

В результате действительно штат руководящих работников у нас — совершенно неоптимальный. В этом Мишустин прав. Но речь-то пойдет о сокращении не руководящих должностей, а именно рядовых сотрудников.

А их у нас, отнюдь, не перебор. Чиновников низшего и среднего звена у нас — наоборот дефицит, особенно в регионах. И зарплаты у них — крайне низкие.

Поэтому и существует явный перекос в системе управления. Любые кадровые, любые структурные, любые административные изменения рано или поздно разбиваются об этот кадровый беспредел.

Люди с властью расставаться очень не хотят. И получается диспропорция, зарплатное несоответствие. Наверху пирамиды стоят зачастую лишние руководители, которые получают огромные деньги, а на рядовые должности людей не хватает, потому что платят очень мало.

Плюс возможность всевозможной коррупции. Потому что коррумпируются именно те чиновники, которые принимают решения. Эта ситуация — совершенно нетерпимая, но для того чтобы ее исправить, не делается ничего.

Охота к перемене мест…

Та реформа, которая сейчас объявлена, вполне укладывается в бессмертную крыловскую фразу

"А вы, друзья, как ни садитесь;

Всё в музыканты не годитесь",

потому что речь идет опять же только о каких-то структурных перемещениях, а совершенно не об изменениях подхода к государственному управлению и его принципов, в том числе кадровых.

На руководящих должностях и через полгода будут те же самые люди, только перетасованные, даже если у самого Мишустина есть совершенно искренние намерение этих людей поменять. Есть такие механизмы — скрытые пружины работы власти, которые этих людей сохраняют.

Эти люди широко известны, мы все про них знаем. Очень хорошо, если о них узнают еще и правоохранительные органы, изучат всю их подноготную.

Поэтому моя оценка грядущей административной реформы — отрицательная. Я уверена, что это — очередная бюрократическая передвижка, перетряска, которая не даст никаких радикальных изменений.

Я глубоко убеждена, что в недрах системы нашего капиталистического бандитского государства такие структурные изменения ничего не дадут без изменения структуры собственности и подходов к использованию госсобственности. Мой прогноз — пессимистический.

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен