События в Ингушетии: почему нельзя медлить с реакцией

Одной из причин событий, произошедших на прошлой неделе в Ингушетии, является слабость профилактической работы правоохранительных органов, считает глава медиа-холдинга "Правда.Ру" Вадим Горшенин. Он полагает, что провокаторов необходимо было выявить на более ранней стадии.

Напомним, 26 марта в Магасе согласованная акция протеста против изменения границ между Ингушетией и Чеченской республикой переросла в несогласованную. В митинге, по данным властей, участвовали три тысячи человек. Активисты отказались расходиться после того, как подошло к концу время проведения акции.

Между митинговавшими и сотрудниками правоохранительных органов произошли стычки. Пострадали 10 омоновцев, двое из которых попали в больницу в тяжелом состоянии. Среди митинговавших пострадавших не было.

Комментарий Вадима Горшенина:

"Я б дополнил пост своего коллеги по президиуму "Офицеров России" Александра Михайлова в Фейсбуке.

Вопрос, мне кажется, не в силе личности Евкурова. Сильный руководитель не доводит до привлечения Росгвардии для разгона митингов в свой регион.

Вопрос в слабости силовых структур региона в профилактике, понимая, что регион потенциально взрывоопасный. Поэтому провокаторов необходимо было выявлять на более ранней стадии. Сейчас это делать тоже надо, но одновременно и зачищать, заменяя тех силовиков, которые допустили саму возможность массовых беспорядков. Дело всегда в команде.

И если этого не начать делать немедленно, то где-нибудь в республике может выкристаллизироваться новый Джохар Дудаев. И такая оппозиция для многонациональной страны — самая страшная. Потому что вновь ударит по семьям, людям, может привести к тем личным трагедиям, который переживал поздний СССР и Россия в 90-х.

Когда в Москве кто-то отмахивается от этих проблем, это говорит только о том, что эти "кто-то" никогда не сидели в своих квартирах при выключенном свете, боясь даже зажечь свечку, чтоб не показать свое присутствие в доме. Не вздрагивал от непонятного шороха. Не боялся за жизнь детей, родителей, не свою даже.

Как-то в начале девяностых, кажется, я предсказал в "Правде" возможность погромов в Андижане. После того, как вышел выпуск издания на Москву, позвонил маме, чтоб купила на следующий газету. Звоню, а она мне шепотом в телефонную трубку говорит: "У нас погромы идут".

Нападения в Ингушетии на бойцов ОМОНа — это качественно новый виток в развитии конфликта, потому что это не просто беспорядки, а нападения на представителей правоохранительных органов.

И здесь вот как сходятся сейчас цифры по событиям в Ингушетии:

— пострадало 10 сотрудников правоохранительных органов;

— задержаны девять человек, нападавших на ОМОН;

— на 10 суток арестовано от трех до пяти участников нападений;

И на этом фоне вот последняя информация, распространенная сегодня средствами массовой информации: Ингушетия вошла в тройку некриминогенных регионов России.

Отмечу — задержаны участники, о провокаторах никто и ничего не говорит.

Из всего этого можно делать вполне определенные выводы: конфликт продолжает тлеть. И только его дальнейшего разрастания нам, конечно, не хватало в 2019-м… И мне очень не хочется, чтобы какая-нибудь очередная мать шептала сыну в телефонную трубку: "Не могу говорить, у нас погромы"…"

Читайте также:

Кто разваливает Россию через нацвопрос

Поздний СССР добрался до России?

Кто организовал Майдан в Ингушетии

Перестройка 2.0 запущена в Ингушетии