Источник Правда.Ру

МОРСКОЕ РЫБОЛОВСТВО— ЭТОЕЩЕ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Видимо, правительство забыло об этом. Реформы в рыбном хозяйстве страны не учитывают ни собственного опыта, ни опыта ведущих рыболовных стран

Академик Международной Академии экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), профессор Вячеслав Зиланов — один из авторитетных специалистов в области морского рыболовства, а также в области развития международного сотрудничества по сохранению и управлению морскими животными ресурсами.

Реформирование рыбной отрасли В.К. Зиланов рассматривает как процесс перехода к экономике с социальной защищенностью тружеников моря и протекционистской политикой по отношению к отрасли со стороны государства.

Недавно по приглашению научных и рыболовных кругов Исландии и Норвегии Зиланов посетил эти страны, где шел разговор о путях дальнейшего сотрудничества ученых, деловых кругов с нашей страной, а также обсуждался опыт наших северных соседей в области рыбного хозяйства. Вот что сказал В.К. Зиланов в интервью для “ПРАВДЫ” — Интернет”.

— Что же такое рыночные отношения в рыбном хозяйстве таких стран, как Норвегия и Исландия?

— Норвегия и Исландия, хотя и уступают по общему вылову десятку стран мира, включая и Россию, однако по эффективности рыбного хозяйства они занимают ведущее место. В этих странах наибольшая годовая производительность на одного рыбака: в Исландии — 250 — 300 тонн, в Норвегии — 115 — 130 тонн. Для сравнения: в России этот же показатель составляет всего 30 — 35 тонн и только по отдельным судам последней постройки он достигает 70 — 80 тонн.

Норвегия и Исландия выпускают высококачественную продукцию, которая экспортируется во многие страны мира. В последние годы она завоевывает и российский рынок. Так, Исландия экспортирует рыбную продукцию на сумму до 1,5 млрд долларов. При этом следует учесть, что рыбное хозяйство Исландии дает до 80 — 85 процентов ВВП страны. Другими словами, Исландия живет за счет рыбохозяйственной деятельности. Не менее впечатляющи результаты в морском рыболовстве и у Норвегии. При годовом вылове 2,5 — 3 млн тонн она экспортирует рыбную продукцию на сумму до 3 млрд долларов. По этому показателю рыбное хозяйство Норвегии вышло на второе место в стране, опередив экспорт газа и уступив только экспорту нефти. Не менее важно и то, что Норвегия занимает первое место в мире по выращиванию лососевых (семги, форели в садках) — 300 — 350 тыс. тонн в год товарной продукции. И это стабильно, ежегодно.

Исландия и Норвегия полностью удовлетворяют свой внутренний рынок, здесь потребление рыбной продукции перевалило до 50 кг в год на душу населения. В России же этот показатель за годы реформирования снизился с 22 — 24 кг до 9 — 10 кг.

Правительства двух северных стран ведут разумную протекционистскую политику по отношению к собственному рыбному хозяйству, рассматривая его как важнейшую отрасль, обеспечивающую занятость населения в окраинных районах страны.

Здесь финансирование рыбохозяйственной науки на 70 — 80 процентов осуществляется за счет госбюджета, а научно-исследовательский флот находится на балансе институтов.

Если в концентрированном виде выразить опыт Норвегии и Исландии в формировании эффективной экономической модели в рыбном хозяйстве, то это разумная законодательная база, прагматическая экономика, интенсивный, достойно оплачиваемый труд. Это также проведение государственной рыболовной политики, и, прежде всего, в области управления сырьевыми ресурсами в 200-мильной зоне, на континентальном шельфе, и контроль за рыболовством. Здесь властен закон, а не чиновник. Налоги таковы, что позволяют развивать производство, этому же способствует кредитная и банковская системы.

— Таким образом, можно сказать, что наше отставание просматривается в законодательной базе, в рыболовной политике со стороны государства, что сдерживает реформирование всей отрасли?

— Безусловно, это так. Вместе с тем, законы по рыбному хозяйству в Исландии и Норвегии конкретны, они понятны для рыбаков и администраторов, направлены на повышение эффективности, прежде всего производства с учетом оптимального использования сырьевой базы рыболовства. В парламентах есть постоянно действующие комитеты по рыболовству. В них работают депутаты-профессионалы. Проекты законов тщательно обсуждаются ассоциациями, объединениями рыбаков, всеми, кого они касаются.

Большое значение в деятельности и развитии рыбной отрасли играют банки, ряд из которых имеет специальные отделения, занимающиеся кредитованием рыбохозяйственной деятельности под разумные годовые проценты — 6 — 12 процентов.

— Как показывает наша практика, часто возникают спорные вопросы, прежде всего при распределении квот на вылов рыбы. Как эти вопросы решаются в Норвегии и Исландии?

— В этих странах принципы распределения квот среди рыбопромышленников определены соответствующими законами и нормативными актами. В каждой стране своя система, основанная не только на традициях, но и учитывающая современные подходы. Они ставят своей задачей регулировать промысел посредством экономических методов, а не с помощью администрирования. В этой связи большой интерес представляет опыт Исландии, где квотами наделяют суда, а не рыбопромышленников или фирмы. Здесь создан свободный рынок, который имеет свою систему и порядок обмена на передачу квот и даже на их продажу. Причем эта передача или продажа может осуществляться как совместно с судном, так и без него. Исландский опыт показывает, что эта система проста, исключает произвол чиновников, ведет к сокращению малоэффективного флота.

— Наверное, в ходе встреч с научными и деловыми кругами Норвегии и Исландии вам пришлось обсуждать и сотрудничество с Россией в области рыболовства...

— Сотрудничество с Норвегией и Исландией имеют большое значение для развития устойчивого рыболовства в этом старейшем промысловом районе — в Северо-Восточной Атлантике. С Норвегией у нас общие запасы трески, пикши, мойвы и других рыб в Баренцевом море. Широко развита взаимосогласованная система научных исследований, определение рыбных запасов и их распределение в рамках смешанной российско-норвежской Комиссии по рыболовству, на национальные квоты. К сожалению, последние два года по нашей вине срываются важнейшие совместные российско-норвежские морские исследования морских запасов в Баренцевом море. Причем мы закрываем для исследований те районы, которые ранее, даже в бытность Советского Союза, всегда были доступны для этих важнейших работ. Мы начинаем забывать о принципе взаимности и доверия.

С Исландией тоже положение не лучшее. Потенциал развития сотрудничества огромен. Это и исследование запасов сельди, окуня, путассу и других рыб, новейшие технологии в добыче и обработке рыбы, и т.д. Однако все это сдерживается отсутствием многопрофильного межправительственного Соглашения о сотрудничестве в области рыбного хозяйства. Проект такого Соглашения был разработан двумя сторонами еще год назад. Однако его подписание сдерживается из-за продолжающегося пока еще нерегулируемого исландского промысла в анклаве Баренцева моря. Хотя интенсивность его в последний год сократилась почти в десять раз. Необходимо отбросить все условности, надуманные неувязки. Необходимо развивать сотрудничество, а не топтаться на месте, ожидая неизвестно чего.

Деловые норвежские и исландские круги сетовали на то, что у нас в России отсутствует реальная возможность знать “Кто есть кто?” в правительственных кругах, в практическом рыболовном бизнесе. Вроде партнеров везде много, однако их надежность, прежде всего финансовая, и порядочность неизвестны. Побаиваются бизнесмены и рэкета, рыболовную мафиозность. Однако страхов больше, чем в реальности.

— Что в практическом плане можно было бы предпринять с тем, чтобы активизировать полезные контакты, прежде всего среди деловых людей рыболовного бизнеса Норвегии, Исландии, других стран Северной Атлантики?

— Прежде всего, необходимо чаще встречаться бизнесменам. Возможно, полезно было бы провести, допустим, “круглый стол” рыбопромышленников северо-запада России, Норвегии и Исландии. Главное: за “круглым столом” должны сидеть деловые люди — бизнесмены, те, которые дело делают, занимаются производством, торговлей, наукой. От этого выиграют все, в том числе и администраторы, и политики. Опыт наших северных соседей стучится в наши двери, нам надо его использовать разумно, с учетом наших традиций, собственного опыта. Настало время практических шагов по широкому сотрудничеству в области рыбного хозяйства с деловыми кругами стран Северной Атлантики, в основе которых должны лежать, прежде всего, долгосрочные интересы по устойчивому использованию сырьевой базы, созданию климата доверия.

— В последнее время в рыбной отрасли произошли важные события: смена руководства, “новая-старая” волна критических высказываний в адрес рыбаков в центральной прессе и, наконец, отсутствие в структуре нового правительства самостоятельного федерального органа по рыболовству, на который рыбаки, бизнесмены возлагали большие надежды. Ваше мнение по этой сложившейся ситуации?

— Положение в нашем рыбацком цехе остается сложным. Это не только моя оценка, но и многих специалистов на местах. Главное заключается в том, что новое правительство унаследовало от старого порочный принцип — все разрушать, ничего не создавая, стремление пополнить пустую казну за счет рыбаков. Миф о миллиардах рыбных долларов утекающих якобы незаконно за рубеж, продолжает будоражить даже молодой ум вновь испеченного председателя правительства С. Кириенко, который высказался за аукционную продажу квот на вылов рыбы, а в Думе рассматривается Закон о рыболовстве, где вводится плата за рыбные ресурсы. Дальше, как говорится, ехать некуда. Прямая дорога к полной ликвидации рыболовства России руками правительства и Думы.

Напряженность в отрасли такова, что рыбаки решили созвать в июне всероссийский съезд рыбаков России, на котором, уверен, будут высказаны весьма серьезные претензии к исполнительной и законодательным властям относительно их безучастности к отрасли, к нуждам рыбаков. Правительство забыло, что морское рыболовство — это еще и продовольственная безопасность России.

Главный же вывод — это то, что только при существенной корректировке экономической политики и протекционистском подходе со стороны президента, правительства к рыбному хозяйству возможен пока еще выход отрасли из кризиса.

Что же касается Федерального органа, то мое мнение по этому вопросу не изменилось. Более того, побывав в Норвегии и Исландии, я еще более убедился, что таким органом на Федеральном уровне в России должно быть Министерство рыболовства с отделениями в бассейнах в виде департаментов по рыболовству. Я не теряю надежды, что правительство С. Кириенко все же придет к этому, единственно верному для нашей огромной страны, решению.

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Комментарии
"Свидетели Иеговы" окончательно запрещены в России
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Анатолий ВАССЕРМАН: "Уберут Трампа — и в США начнутся чудовищные потрясения"
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Далай-лама рассказал, как России стать ведущей нацией мира
Украина полностью избавилась от памятников Ленину
Украина полностью избавилась от памятников Ленину
Далай-лама рассказал, как России стать ведущей нацией мира
Украина полностью избавилась от памятников Ленину
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Роспотребнадзор сообщил об эпидемии вируса Коксаки в Турции
Москвичи засудят Навального за срыв Дня России
Интерпол разыскивает картины, переданные крымскому музею в дар
Украина поглумилась над смертью Веры Глаголевой в "Миротворце"
Таксист зарезал москвича за поездку без денег
Навальный рассказал: наживаться на сторонниках прибыльно
Интерпол разыскивает картины, переданные крымскому музею в дар
Как ЕС вывел из-под санкций США энергопроекты с участием России
В мире впервые проведена криозаморозка человека
Ученые: Культуру на Земле создали пришельцы