Апологеты христианства оказались лучшими пропагандистами

Христианство существовало с середины первого века нашей эры, но главной религией Римской империи сделалось лишь по прошествии более 250 лет. Таковым оно стало в результате драматических пропагандистских войн. Центральным пунктом стал суд над Иисусом и роль, отведенная в нем Пилату.

Американский историк раннего христианства Дэвид Ллойд Дусенбери (David Lloyd Dusenbury) из Еврейского университета в Иерусалиме выпустил книгу "Невиновность Понтия Пилата" (The Innocence of Pontius Pilate), где впервые показан масштабный характер пропагандистских сражений, которые бушевали в последние десятилетия доживавшего свое язычества.

Оправдание Понтия Пилата

Христиане и их противники в конце третьего и начале четвертого веков активно обсуждали роль римского префекта Иудеи Понтия Пилата, отдавшего приказ распять Иисуса. Язычники пытались оправдать Пилата, утверждая, что Иисус был жестоким и опасным мятежником. Большинство христиан, составлявших тогда примерно десять процентов населения империи, взваливало всю вину на иудеев.

"До этого исследования мы никогда не осознавали, насколько велика фигура Пилата в огромной пропагандистской войне, предшествовавшей победе христианства над язычеством", — убежден Дусенбери.

Политтехнологи язычества

В его исследовании представлены основные "политтехнологи" обеих враждующих сторон.

Римский император Гай Галерий Валерий Максимин Даза (Galerius Valerius Maximinus Daza) — правил в 310-313 годы нашей эры. В своем произведении "Воспоминания о Пилате" он стремился к оправданию решения Понтия Пилата распять Иисуса. Как он утверждал, его книга была основана на подлинном (ныне давно утерянном) отчете Пилата о суде над Иисусом, который хранился в императорской библиотеке.

Сын сестры римского императора Галерия Даза был усыновлен дядей и сделал быструю карьеру. Став цезарем, Максимин продолжил начатые при Диоклетиане преследования христиан.

"Сначала он, желая понравиться народу и польстить ему, притворился, будто держится нашей веры, приказал своим подданным прекратить гонения на христиан и, изображая себя благочестивым, принял вид правителя доступного и более кроткого, чем предыдущие. На деле он оказался не таким, каким, думалось, он будет. В каких только нечестивых делах он себя ни обнаружил: грязь и всяческое распутство, разврат и растление; он разлучал законных супругов, издевался над женщинами позорнейшим образом и отсылал их обратно к мужьям. И обижал он не простых, неизвестных женщин, но преимущественно жен сенаторов, занимавших в сенате первые места. Все — простой народ и магистраты, славные и безвестные — трепетали перед ним и страдали от его жестокой тирании. Люди, однако, оставались спокойны и переносили горькое рабство; не было избавления от забрызганного кровью жестокого тирана. По какому-то ничтожному предлогу он отдал народ на избиение своей охране; тысячи римлян были перебиты в центре города — не скифами и варварами, а копьями и всяким оружием своих сограждан", — сообщает "отец церковной истории" Евсевий Кесарийский.

Другим пропагандистом оказался римский наместник в Пальмире (приблизительно в 297 г.), викарий восточных провинций (до 303 г.), наместник в Вифинии (303 — 305 гг.) и префект в Египте (310 — 311 гг.), аристократ и философ Соссиан Иерокл (Sossianus Hierocles), побудивший императора Диоклетиана начать преследование христиан.

Иерусалим.Храм Гроба Господня плита Иисуса Христа
Иерусалим. Храм Гроба Господня, плита Иисуса Христа

В первые годы гонений им были написаны, а в 303 году обнародованы в Никомедии две антихристианских книги "Правдолюбец" (Philalethes logos), в них Иерокл обвинял:

  • Священное Писание в "лживости", которое противоречит себе;
  • апостолов и евангелистов, которые будучи "людьми необразованными и несведущими", в том, что они "сеют ложь";
  • христианское учение в иррациональности;
  • Иисуса в том, что тот являлся главарем банды разбойников численностью в 900 человек.

Из других источников историкам известно, что Иудея первого и начала второго века воспринималась многими образованными римлянами как рассадник вдохновленных мессианством мятежей.

Однако Иерокл будто бы не знает слова из Нагорной проповеди Христа, в которых вполне ясно прозвучала мысль о нежелательности любого насилия: "Блаженны миротворцы, ибо наречены они будут сынами Божьими".

Иерокл передергивает, утверждая, что философ-неопифагореец "Аполлоний Тианский совершил столь же значительные чудеса и даже более великие, чем Христос". Описание путешествий Аполлония — литературная выдумка.

Христианские пропагандисты

Среди раннехристианских пропагандистов также выделяются двое маститых авторов.

Христианство
Христианство

Родившийся в языческой семье ритор Луций Цецилий Фирмиан Лактанций (Lucius Caecilius Firmianus Lactantius) благодаря своему яркому стилю снискал уважение европейских гуманистов, которые считали его "христианским Цицероном". Став ревнителем христианской веры еще до гонений в правление Домициана, он в книге "О смерти гонителей" (De mortibus persecutorum), знаменующей собой рождение историографии на христианском Западе, в мрачных подробностях описывает, как Бог наказывает инициаторов антихристианских кампаний.

В своем главном труде "Божественные установления" (Divinae institutiones) Лактанций объяснял причину заблуждений античных философов, критиковал языческую религию, уверяя, что на самом деле распяли Иисуса евреи. Большую часть книги занимает спор с притязаниями языческих писателей, которые в то время помогали гонителям христиан.

Кроме того, им дана новая трактовка слова "religio", которое Лактанций возводил к "religare" — к связи между человеком и Богом. Лактанций сформулировал один из важнейших принципов христианской философии: мудрость — это не только правильное знание, но и правильная жизнь.

Христианский теолог и историк Евсевий Кесарийский (Eusébios tés Kaisareías), свидетель гонений Доклетиана, написал произведение "О мучениках Палестины" (De Martyribus Palestinae), чтобы дискредитировать языческих императоров. Книга разоблачала жестокости язычников и восхваляла христианских героев.

Для Евсевия история не череда "подвигов военачальников и доблестей воинов". Бог не единственный вершитель судеб человечества, как в иудаизме. История, как Евсевий пишет в своем главном произведении "Церковная история", рассказывает о "тех, кто вел мирную войну за мир своей души и мужественно сражался за истину, за веру".

Понтий Пилат передал Иисуса правителю Галилеи Ироду Антипе, но тот вернул его в руки римского префекта. Ответ на вопрос, почему Понтий Пилат вменил в вину Иисусу то, что тот называл себя "Царем иудейским" (пусть в духовном, а не в политическом смысле), по мнению автора нового исследования, кроется в решении императора Августа ввести на неопределенный срок мораторий на употребление этого титула. Налицо было нарушение императорского вердикта, которое должно было караться смертью.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

ПОНТИЙ ПИЛАТ - ПРЕФЕКТ ИУДЕИ
Редактор: Ирина Гусакова, Куратор: Ольга Гуманова