Историк – о стратегии глобализаторов по по развалу России и расколу РПЦ

Автокефалия Украине от Константинополя — это не раскол, а результат недальновидной, если не предательской политики руководства Русской православной церкви, — считает доцент кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, кандидат исторических наук Ольга Четверикова.


"Автокефалия Украине": роль РПЦ в операции Ватикана

"Правде.Ру", в эфире программы "Точка зрения", она высказала мнение, что вместо того, чтобы заниматься воспитанием паствы, Патриарх Кирилл стал заниматься политикой через налаживание отношения с Ватиканом.

Эксперт напомнила, что католицизм откололся от православия, а не православие ушло в схизму, поэтому ведение диалога с католиками противоречит учению святых русских старцев.

Сейчас же Ватикан ставит перед собой задачу подчинения православия через политические рычаги. Константинополь уже давно находится в подчинении у папы, поэтому Москва надеялась с помощью Ватикана стать в православии главной, но попала в ловушку.

"Сребролюбие возобладало над здравым смыслом, — заметила Ольга Четверикова. — Украинский проект по предоставлению автокефалии неканонической украинской церкви — это проект, задуманный США и Ватиканом". Поэтому попытки призвать папу Франциска для разрешения спора ни к чему не приведут, а только увеличат разрыв между паствой и архиереями. Экуменизм проник в православие и угрожает русской идентичности. Что будет с планетой Земля, если православие окажется под раскольниками?

— Ольга Николаевна, события предоставления украинской раскольнической церкви (не путать с канонической Украинской православной церковью) автокефалии константинопольским патриархом Варфоломеем является крупнейшим в новой истории расколом в православии.

Здесь соединяются церковные события и интересы с политическими, поэтому очень трудно простому человеку разобраться. Что происходит, чем это грозит православию вообще, конкретно Украине и России?

Автокефалии еще нет, но она готовится. И для этого Варфоломей объявляет несостоятельным и аннулирует договор 1686 года, которым Константинополь отдал Москве право назначать митрополита на Украину. Также Варфоломей снял анафему с двух руководителей украинских раскольников. Имеет ли Константинополь на это право?

— Мы всегда подчеркиваем очень важный момент, что все это — один большой политический спектакль, где все внимание с главных вопросов переводится на второстепенные или на производные вопросы, которые являются следствием какого-то другого очень важного явления или события. Поэтому все, что сегодня связано с вопросом об автокефалии, на самом деле является следствием той политики, которую уже много лет проводит Московская патриархия.

Поэтому это является провалом этого курса. Все эти годы вместо того, чтобы укреплять веру среди православных русских людей, православных России, вместо того, чтобы служить, как это призвано свыше и полагается, Христу, руководство Московской патриархии много лет занимается тем, что укрепляет свои позиции в глобальной политике, в которой ей тоже определили нишу. И вот в рамках этой ниши она пытается не только сохранить, но и укрепить свои позиции.

Сегодня все говорят о расколе, хотя, само это слово — совершенно неправильное и неверное. Потому что оно отводит внимание или переводит нас в ту эпоху, когда произошел раскол между Православной и Католической церквями. Хотя это тоже неправильно называть расколом, расколом это называют католики, именующие нас православными схизматиками.

Православная церковь называла это событие отпадением Католической церкви от Вселенского православия. Но поскольку сегодня руководство Московской патриархии использует термин католический, утвержденный в Католической церкви, то и здесь они по аналогии с 1054 годом нынешний раскол пытаются уравнять с тем событием, поэтому представляют как вселенское событие.

На самом деле, начиная с 60-х годов, Московская патриархия взяла курс на экуменизм, на экуменизацию — фактически на признание того, что кроме православия существуют еще и другие христианские церкви, с которыми необходимо поддерживать диалог, с которыми необходимо сотрудничать, воссоединяться с ними.

Проявлялось это в таких событиях, как вступление Русской православной церкви во Всемирный совет церквей, который является экуменической организацией. Более того — в 1991 году, выступая на конференции Всемирного совета церквей, тогда еще митрополит Кирилл заявил, что мы все верим в одного Бога, которого он назвал Всевышним. Таким образом он как бы уравнял все конфессии.

Это — очень важное признание, которое свидетельствует о том, что уже произошло отступление. Уже эта экуменическая ересь была объявлена. Дальше это проявилось в том, что началось активное сотрудничество с Католической церковью. Наши митрополиты присутствовали на Втором ватиканской соборе.

После этого начинается православно-католический диалог, в результате которого, как объявил митрополит Иларион, Католическую церковь перестали определять как еретическую, хотя это — еретическое сообщество. В соответствии с святоотеческим наследием мы определяем католиков как еретическое сообщество, а никоим образом не церковь. Это было все еще в 60-70-е годы.

Но поскольку тогда было два лагеря: капиталистический и социалистический, соответственно, наша Церковь должна была работать на укрепление позиций нашего государства, а не на глобализацию. Поэтому тогда экуменический курс был несколько ограничен, а вот когда началась перестройка — в 80-90-е годы, все каналы были открыты.

Тогда началась действительно глобализация не только политическая, но также идейная и церковная. И уже на всех парусах руководство Московской патриархии ринулось в это глобальное пространство, поставив перед собой задачу — добиться фактически полного единения и союза с Католической церковью.

Но самое интересное в сегодняшних событиях то, что это и есть реализация стратегического курса Ватикана и Госдепартамента США. В данном случае они действуют едино — как два центра или как два подразделения одной структуры. А задача заключается в том, что необходимо максимально ослабить Россию не только политически, экономически и финансово, что уже делается, но и фактически вышибить церковный стержень, который должен обеспечить сохранение православной веры среди русского народа.

Именно поэтому в отношении Русской православной церкви была разработана соответствующая стратегия, в которой можно выделить несколько этапов. Первый этап, который сейчас уже осуществлен, это — полное отделение от РПЦ православных Малороссии — Украины. Мы знаем, что Русская церковь пошла с Киева, со святой Киевской Руси, с этой земли.

Малороссы и великороссы — один народ русский, что мы всегда подчеркивали и будем подчеркивать, потому что так оно и есть, несмотря на все политические игры, которые сегодня ведутся.

Именно это глобализаторам надо было отрезать, потому что надо было нанести удар по самому главному, по живому телу отрезать. И они этого добились и пока что продолжают развивать свой успех.

— Вы сказали, что наш патриарх признал, что есть Всевышний. Но ведь это — действительно так. Вы хотите сказать, что мы должны православие как-то возводить на самый верх и признавать за единственную правильную веру? То есть все остальные люди, которые верят во Всевышнего, верят неправильно? Так по-вашему получается?

— Христос сказал, что есть путь и истина, понимаете? Значит, главная миссия православного человека — это свидетельствовать о Христе. Поэтому либо вы называете себя православным, либо вы не православный. Уже тут, так сказать, выбора нет. Православный человек должен свидетельствовать о Христе.

Беседовала Любовь Степушова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте также:

"Автокефалия Украине": роль РПЦ в операции Ватикана

Кремль: что будет сделано в случае автокефалии Украины

Домашнее