Закон обязывает экономику обелиться

В Государственной думе обсуждается внесенный президентом законопроект о декриминализации экономических преступлений. О том, какова криминальная картина делового ландшафта, как менялось законодательство в этой сфере и кого из пойманных за руку коммерсантов ждет ужесточение наказания, рассказал в прямом эфире видеостудии Pravda.Ru заслуженный юрист России Иван Соловьев.

Предыстория вопроса

Владимир Путин перед внесением законопроекта обратил внимание на недопустимость конфликта между правоохранительными органами и бизнес-сообществом. Силовики нередко превышают полномочия, «кошмарят» предпринимателей, разрушают благоприятную бизнес-среду. Но и бизнес не всегда соблюдает законы. Почему здесь постоянное острое противостояние?

— С моей точки зрения, истоки конфликта надо искать в 1990-х годах, когда у нас только формировалось предпринимательское сообщество. Понятно, каким образом и за счет чего оно формировалось. Мы все помним приватизацию, которую в народе назвали прихватизацией и еще хлеще. Это происходило на глазах у всей страны, в том числе на глазах у правоохранителей, и они ничего не могли с этим сделать.  

Но отдельных особо зарвавшихся бизнесменов и бизнес в целом правоохранители все-таки хотят поставить в определенные рамки, какие они считают нужными. Конечно, это часто доходит до абсурда. Предприниматели попадают под жесткий прессинг со стороны правоохранительных органов.

— Все-таки предпринимаются и попытки рейдерства. Часто ли должностные лица используют свои полномочия в корыстных целях для уничтожения и отъема бизнеса?

— Конечно, остается и такое. Силовики - тоже люди, и у них двоякое отношение. С одной стороны - неприязнь к людям, которые нечестным образом зарабатывали себе состояния. С другой - желание и самим правоохранителям заработать, поставив предпринимателей под контроль или создав им такие условия, в которых те вынуждены были бы делиться своей прибылью, чтобы не потерять бизнес и не быть привлеченными к уголовной ответственности.

В ответ на это рос негатив к силовикам и у предпринимателей. Они знали, что если ты хоть немножко высовываешься над средней массой, если бизнес будет успешным, доходным и перспективным, то будет два варианта. Либо более алчные коллеги захватят бизнес с помощью рейдерских методов, либо примерно то же самое произойдет с помощью правоохранителей. Но все-таки с 1990-х утекло достаточно много воды и времени.

Поддержка бизнеса в кризис

— На сегодняшний день у нас, я считаю, созданы условия для того, чтобы предприниматели работали честно. В сознании бизнеса тоже произошел  перелом. Полностью черные схемы, которые использовались для достижения максимальной прибыли и уклонения от уплаты налогов, уже в прошлом. Менталитет предпринимателей существенно изменился. Среди них стало больше патриотов, которые понимают, что надо не только свой карман набивать, но и страну поднимать.

— Что сработало, кнут или пряник?

— В целом позиция государства - создание благоприятных условий для бизнеса. Мы последовательно идем по этому пути. В кризис 2008 года экстраординарные меры, которые были приняты государством, не дали бизнесу упасть, поддержали предпринимателей. Это стало первыми явными, хотя еще достаточно зыбкими признаками доверия.

— Но тогда был поддержан исключительно крупный бизнес. А социально значимые отрасли, мелкие и средние предприниматели как жаловались, так и продолжают жаловаться, что денег им не дают, кредит получить очень сложно...

— Согласен с этим, но тогда необходимо было поддержать крупный бизнес и банковский сектор. От крупного бизнеса зависели рабочие места, в том числе и в малом бизнесе. Ведь очень многие вещи, которыми занимаются крупные компании, находятся на аутсорсинге у малых и средних предприятий. Поэтому опосредовано государство поддержало и малый бизнес. Здесь я не вижу никаких противоречий.

Волны декриминализации в море криминала

Как менялось законодательство в вопросе декриминализации?

— С 2011-12 годов у нас прошло четыре волны декриминализации Уголовного кодекса в части именно экономических преступлений. Это было сознательно сделано, чтобы создать благоприятные условия для развития бизнеса. Было принято четыре федеральных закона, которые последовательно один за другим декриминализировали УК РФ.

Был изменен порядок ареста предпринимателей. Раньше вполне можно было по обвинениям в экономических и налоговых преступлениях брать под стражу до решения суда. В соответствии с новыми положениями непосредственно по предпринимательской деятельности, брать под стражу запрещено, избирается иная мера пресечения.

Введено условие, в соответствии с которым предприниматель, впервые совершивший экономическое преступление, освобождается от уголовной ответственности в случае, если он возместил ущерб в пятикратном размере. Кроме того введен специальный случай освобождения от уголовной ответственности по целому ряду экономических преступлений.

По целому ряду составов Уголовного кодекса были отменены нижние размеры наказаний. К примеру, за незаконное предпринимательство. Словом, судья получил возможность назначить самый минимальный срок лишения свободы, в том числе и условно. Действительно, эти меры очень изменили правовое поле и сказались на статистике экономических преступлений.

С тех пор, как началась декриминализация, у нас стабильно идет ежегодно на 30-40 процентов снижение уровня экономических и налоговых преступлений.  

Сейчас идет очень серьезная новация - изменение «любимой» статьи о мошенничестве. Все понимают и говорят, что это дубинка в руках правоохранителей, и они ей размахивают и осуждают всех без разбору. У нас по официальной статистике, при общем объеме в 147 тысяч мошенничеств в год, предпринимательских - всего 30 тысяч. Все остальное - это обыкновенное уголовное мошенничество. Это те самые мерзавцы, которые грабят пенсионеров под видом соцработников, выносят от них последние крохи. Санкции по статье мошенничество достаточно серьезные, и для таких преступлений их отменять не собираются.

Есть еще две ключевые новации, которые касаются процессуального законодательства. Во-первых, это допуск к предпринимателю нотариуса, если он под арестован или находится под домашним арестом. То есть у него появляется возможность предпринять какие-то шаги по передаче прав на ведение бизнеса другим людям, чтобы бизнес не загнулся, а продолжал работать.

Второе изменение касается сроков признания документов, которые изымаются как вещественные доказательства. Теперь для этого отводится определенный срок - либо признавай вещдоком, либо возвращай. И если документы признаны вещдоками, то должна быть возможность с них снять копии. Это тоже нужно для того, чтобы бизнес не встал, а мог нормально работать дальше.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала 

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Декриминализация — зачем и для кого?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Следственный комитет предъявил Серебренникову обвинение
Аналог Царскосельского лицея для одаренных детей появится в Ленинградской области
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Командование эсминца "Фицджеральд" осталось без работы из-за "потери доверия"
Ту-160 "Белый Лебедь"
Москвич откусил ухо дворнику Махмуду за жену с собачкой
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать