Рак становится глобальной угрозой


В ближайшие 20 лет в мире будет наблюдаться рост числа онкологических заболеваний. Об этом говорится в докладе ВОЗ. По данным организации, в период с 2014-го по 2034 год каждый год число больных будет увеличиваться на 22 миллиона человек. Вырастет и смертность — до 13 миллионов человек в год. Помимо прочего, ожидается существенное повышение стоимости лечения.

В 2012 году на планете заболели раком 14 миллионов человек

Самые распространенные онкологические заболевания, согласно статистике, — рак легких (1,8 миллиона случаев, 13 процентов), рак груди (1,7 миллиона случаев, 11,9 процента) и рак толстой кишки (1,4 миллиона, 9,7 процента). Умирали люди чаще всего от рака легких — 1,6 миллиона человек (19,4 процента).

Специалисты отмечают, что их прогноз построен на самой пессимистичной модели развития ситуации, которую еще можно переломить. Для этого, как заявили в ВОЗ, человечеству необходимо срочно решить проблемы ожирения, табакокурения и алкоголизма. В частности, правительствам стран предложили бороться с рекламой сигарет, выпивки и сахара, а также повысить цены на эти товары.

Главная причина — загрязненный воздух

В прошлом году эксперты Международного агентства по изучению онкологических заболеваний (IARC), входящего в ВОЗ, заявили, что главной причиной заболевания людей раком является загрязнение воздуха. По данным специалистов, в 2010 году загрязненный воздух, содержащий канцерогены, стал причиной смертей 223 тысяч человек. Наиболее тяжелая ситуация в этом плане сложилась в Индии и Китае.

Свое исследование в конце прошлого года провел и минздрав РФ: согласно данным ведомства, каждому четвертому россиянину грозит внезапная смерть. Ученые также выяснили, что почти половина взрослого населения страны страдает, как минимум, от одной хронической болезни.

Сейчас онкологические заболевания находятся на втором месте в мире после заболеваний, связанных с сердечно-сосудистой системой. Ученые считают, что предрасположенность человека к раку (а также невозможность бросить курить) передались современному человеку от неандертальцев. По мнению ряда специалистов, если бы 80 тысяч лет назад древние предки людей не скрестились с неандертальцами, человечеству не пришлось бы бороться сейчас с раком.

Ну, что касается неандертальцев, то поезд, как говорится, ушел. Что сделано, то сделано. А каковы наши собственные, российские перспективы? На что мы готовы в борьбе с опасным заболеванием?

Рак не приговор, но…

Эксперты подчеркивают: главные проблемы российского здравоохранения вовсе не в отсутствии высококвалифицированных врачей или передовых методов лечения и оборудования. При выявлении его на ранней стадии, своевременном применении передовых технологий и программ лечения, которыми владеют российские специалисты, это заболевание можно победить. Окончательно и бесповоротно, воспользовавшись практически одним хирургическим методом лечения.

Что касается запущенных форм лечения, чем особенно "славятся" российские пациенты, то и на них уже в самом скором будущем (да и сейчас) найдется управа. Таргетные лекарства помогают продлить жизнь пациента на пять-десять лет. То есть хроническое заболевание будет поддерживать на достаточно высоком уровне жизнь пациента. Нельзя вылечить? Да. Но помочь жить можно. Такой точки зрения придерживается профессор Л. Демидов из РОНЦ им. Н. Блохина. И в этом заслуга всего человечества, которое занимает проблема онкологических заболеваний.

Эксперты еще и еще раз подчеркивают — ехать лечиться за границу, как в проплаченный рай, не стоит. Впрочем "если человек хочет лечиться за границей и у него есть на это деньги — это его право", комментирует главный специалист-онколог Департамента здравоохранения г. Москвы, главный врач ГУЗ "Московская городская онкологическая больница № 62" Анатолий Махсон. "К нам зачастую попадают пациенты, которые начинали лечиться за границей, затем у них заканчивались деньги и они возвращались за медицинской помощью в Россию. Мы неоднократно сталкивались с тем, что не каждая западная клиника обеспечивает такой же или более высокий уровень онкологической помощи, как федеральные российские онкоцентры, при этом в зарубежных клиниках пациенты иногда платили огромные деньги за обследования, не влияющие на тактику лечения. И в результате получали ту же помощь и те же препараты, которые получили бы в специализированных клиниках дома", — говорит доктор.

Однако для выздоровления и поддержания качества жизни онкологическим больным необходимо постоянно принимать дорогостоящие лекарственные препараты. В этом-то вся загвоздка. В этом самое больное место нашей системы помощи больным. Эксперты подчеркивают: главные проблемы российской системы помощи онкобольным в недостаточном финансировании и неправильных управленческих решениях. Разберемся с этим поподробнее.

Сначала о лекарствах

Конечно, хорошие лекарства — это дорогие лекарства. По-другому и быть не может. На их разработку мировые фармацевтические корпорации тратят огромные средства. Поэтому они стоят столько, сколько стоят. И не только у нас.

Что касается собственного фармпроизводства, то принята и действует программа "Фарма-2020", способствующая развитию фармотрасли. Генеральный директор группы компании "Р-Фарм" Василий Игнатьев отмечает: "В последние годы фармацевтическая отрасль развивается крайне динамично — активно работает программа поддержки отечественной фармацевтической отрасли, строятся новые заводы, выпускаются отечественные и лицензионные препараты, внедрены стандарты надлежащей производственной практики (GMP). Однако остается ряд вопросов, которые необходимо решить: целесообразно ужесточить контроль качества препаратов, находящихся в обращении, а также обеспечить устойчивое и предсказуемое финансирование здравоохранения и лекарственного обеспечения, что способно привести к снижению цен производителями и еще более увеличить доступность современных методов лечения".

Куда заведет "бюджетный маневр"

"Регионализация здравоохранения" ("бюджетный маневр"), подразумевает сокращение федерального финансирования медицины за счет увеличения регионального, в то время как относительно благополучными в финансовом плане являются, по данным экспертов, лишь 17 субъектов РФ из 83. Поэтому регионализация грозит россиянам, страдающим онкологическими заболеваниями, "дискриминацией" по месту проживания. Дефицит бюджета на онкопомощь наблюдается в подавляющем большинстве субъектов страны, а в некоторых регионах разрыв между фактическим и необходимым финансированием лечения является десятикратным.

Отказывать пациентам-льготникам в выписке бесплатных рецептов, в том числе, по причинам, не имеющим правовых оснований (например, "из-за недостаточного бюджетного финансирования" или "в силу отсутствия препарата в аптеке"), были вынуждены около 60 процентов российских онкологов.

Возможность для каждого региона иметь собственный список бесплатных или льготных препаратов лишает многих россиян равных прав на лекарственное обеспечение. Так, например, раздел федерального перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов "Противоопухолевые препараты и иммуномодуляторы" включает более 80 наименований, в то время как аналогичный перечень в рамках территориальной программы госгарантий Красноярского края на 2014 год содержит лишь 15 наименований. Даже в относительно благополучных Москве и Санкт-Петербурге онкологические пациенты далеко не всегда обеспечены необходимыми препаратами. Адекватную лекарственную терапию получают не более 50-60 процентов пациентов со злокачественными опухолями в Петербурге — это признают свыше половины опрошенных онкологов Северной столицы. А более трети москвичей и 40 процентов жителей Московской области считают, что им недоступен или малодоступен гарантированный объем бесплатной медпомощи.

"Мы все живем в одном государстве, под одной Конституцией, и у нас должны быть равные гражданские и социальные права, в том числе на лечение. Финансирование каждого российского онкологического пациента должно осуществляться согласно принятым стандартам лечения. На сегодняшний день регионализация и стандарты несовместимы, финансирование и уровень развития здравоохранения в разных регионах существенно различаются, - отмечает главный онколог Санкт-Петербурга, главный врач Санкт-Петербургского городского клинического онкологического диспансера Георгий Манихас. - Так, например, на лечение каждого больного, состоящего на учете в Москве, выделяется 43,5 тысячи рублей, в Санкт-Петербурге — семь тысяч рублей, а в других городах Северо-Западного федерального округа — уже от трех до пяти тысяч рублей".

По мнению 73 процентов всех опрошенных онкологов новая бюджетная политика эту проблему усугубит или ухудшит ситуацию.

Читайте также: Онкология: несколько поводов для оптимизма

Что предпринять?

Главный онколог России, академик Михаил Давыдов недавно высказался вполне определенно: "На сегодня у нас нет серьезной программы, которая поддержала бы региональную систему здравоохранения". Результат — отказ в лечении, так как врачи не могут оказать помощь. Словом, информация о бюджетном маневре неутешительная. Мы отброшены назад — на здравоохранение выделяется 2,8 процента ВВП (планировалось — 4,6 процента). Для сравнения: в США — 18 процентов от ВВП, в Европе — в среднем десять процентов.

"Здравоохранение — основной компонент безопасности страны, все равно как армия. Мобильная готовность структуры здравоохранения — та же, что и в армии. Между тем, затраты у нас на здравоохранение в 20 раз ниже, чем это необходимо", — считает академик Михаил Давыдов.

Бюджет уже принят. Можно ли как-то подвинуть эту махину, качнуть маятник в другую сторону? Специалисты не страдают от оптимизма. Все ли рычаги воздействия на правительство исчерпаны? Трудно сказать. Пока их не видно.

Остается только писать обращения к президенту…

Читайте все публикации сюжета: Рак: есть ли спасение? Советы специалистов

Что нового произошло на главной Pravda. Ru? Посмотри...

Последние новости о болезни Жанны Фриске: Жанна Фриске: любовь должна победить болезнь

 

Ирина Савченко

Темы
Комментарии
Комментарии