Пропавшие дети: Реальные истории

Ежегодно в Москве пропадает порядка 5 тысяч человек, в том числе несовершеннолетних. Можно ли уберечься от этой беды? Как правильно начать поиск пропавшего? И в какие сроки подавать заявление в полицию? Об этом Pravda.Ru рассказал подполковник полиции, замначальника 7 отдела управления уголовного розыска ГУ МВД России по Москве Дмитрий Пичугин.

— Как часто в России пропадают люди и по каким причинам?

— В среднем только в одной Москве ежегодно порядка 5 тысяч человек пропадает. Для примера, в 2012 году — 5590 заявлений поступило, в 2013 — 4663 и 2014 — 4104 заявления. То есть чуть-чуть уменьшение идет, конечно, но в среднем порядка 4,5-5 тысяч людей обращается с заявлениями о розыске.

Из этих общих заявлений в среднем где-то порядка 1200-1300 заявлений в отношении детей. Для примера, в 2012 году — 1330, в 2013 — 1237, в прошлом году — 1198, и вот на сегодняшний день 1050 заявлений поступило уже с 1 января этого года о розыске детей. Вот примерно такая статистика.

Я вас сразу успокою, 90 процентов из тех цифр, которые я называю в отношении детей, — это дети, которые самостоятельно покинули дом или детский дом, мы их "бегунки" называем. Тут уже эта цифра делится пополам, то есть половина деток домашних, половина детдомовских. Ребенок может пропасть в любой семье, это не дай Бог: в неблагополучной, в благополучной, в богатой и в небогатой. К сожалению, никто не застрахован от этой ситуации.

— А часты ли случаи так называемого киднеппинга?

— В Москве, в общем-то, их мало. Это порядка 20-30 в год из числа без вести пропавших. Из этих 1200-1300 детей ровно третья часть — это дети, которых между собой делят родители. И заявления подают они, что у меня похитили ребенка. Потом начинаем выяснять, кто похитил — муж или жена. И, соответственно, начинаем проводить проверку, и дальше оказывается, что они между собой делят ребенка. Вот это страшная ситуация тоже, потому что сотрудники уголовного розыска вынуждены отвлекаться от розыска реально пропавших людей и решать конкретно семейную проблему, пытаться помирить маму с папой, чтобы кто-то из них дал встречаться со своим ребенком.

Но вот сейчас уже по закону "О полиции" мы не обязаны искать таких детей. Мы только находим детей и уговариваем одного из родителей показать нам этого ребенка, что он живой и здоровый. Конечно, времени очень много уходит на это. И такие случаи не редкость, порядка 300-400 подобных обращений в год у нас по Москве.

— Есть ли разница в правилах приема заявлений о пропавших детях и взрослых людях? Говорят, что если человек пропал, обращаться в полицию можно не раньше, чем через трое суток. Это так?

— Я уже неоднократно выступал и рассказывал о том, что понятия трех суток не существует и никогда не существовало вообще, а люди каждый раз приходят и говорят о трех днях. Это потому, что у нас в кино об этом показывают, в рассказах пишут, в статьях, не зная о том, что не существует такого и никогда не было.

Это было придумано, в общем-то, из-за чего? Большинство людей мы находим в течение первых суток, вторых и третьих. Но часть не находим, и поэтому по закону розыскное дело в отношении пропавшего лица заводится не более чем на десятые сутки. То есть максимальный дается срок оперативному сотруднику — 10 суток на проведение проверки. Это в отношении взрослого.

Если дело касается ребенка, несовершеннолетнего или малолетнего, то ему дается максимум трое суток. Но если мы ребенка не нашли в течение трех дней, то розыскное дело должно быть заведено в крайний срок. По закону также предусмотрено заведение розыскного дела незамедлительно.

— Что делает оперативник в первую очередь? Ходит и опрашивает людей? В чем заключается его работа?

— Первая задача оперативного сотрудника — это грамотно опросить заявителя. Ведь из этого уже складываются все дальнейшие действия, из разговора становится понятно направление розыска. Сразу скажу, что большая половина родителей, к сожалению, всегда обманывает. Всегда говорит — пропал ребенок, все было идеально.

А когда потом находишь ребенка, ребенок рассказывает, что пряжкой от ремня лупили, пороли или перед его уходом взяли ноутбук разбили, ногой раздавили, к примеру. Правду рассказывают далеко не все. Поэтому я, когда общаюсь с потерпевшими, всегда прошу: вы мне, как врачу, должны рассказать все. Потому что, если мы понимаем, что ребенок ушел из-за конфликта в семье, то из радиуса в 360 градусов окружности мы вектор сокращаем существенно. Мы ищем сразу понятно где — у друзей, у знакомых, где-то еще скрывается и так далее.

То есть если глобально рассмотреть понятие "безвестное исчезновение", то представляете, сколько версий исчезновения человека, сколько вариантов может быть? Начнем с того, что в отношении человека совершено преступление. Его могли убить или похитить — это самое страшное. Такие случаи, к сожалению, тоже бывают.

Дальше, это большая часть, произошел несчастный случай с человеком — потерял сознание, попал в ДТП.

Третья очень большая категория — это люди, которые самостоятельно ушли из дома, это касается и детей, и взрослых. К сожалению, и взрослые у нас уходят из дома. Из 5 тысяч без вести пропавших в год половина — это непосредственно без вести пропавшие, а вторая половина — это лица, утратившие связь с родственниками.

- Есть ли сейчас в стране единая база без вести пропавших?

— В Главном управлении уголовного розыска МВД ведут такую базу и, в общем-то, контролируют этот процесс. В электронном виде пока еще нет ее, но они контролируют это непосредственно.

— Сейчас есть общественные организации, которые помогают в поисках пропавших без вести людей. Полиция с ними сотрудничает? Делитесь ли вы с ними информацией?

— Я вам скажу честно, это просто сокровище и кладезь наших помощников. В Москве есть две такие организации — "Лиза алерт" и "Поиск пропавших детей". Я перед этими людьми низко кланяюсь, это действительно герои нашего времени, которые в любое время дня и ночи, бросив свои все дела, а они работают инженерами, бизнесменами, домохозяйками, приезжают и начинают нам помогать искать детей. Они зачастую раньше нас узнают о пропаже.

Потому что бывает, что родственники либо не веря в полицию, либо по каким-то другим причинам сразу же обращаются в "Лизу алерт", и я уже из "Лиза алерт" узнаю, что пропал ребенок.

Тут другой аспект есть — у нас с "Лиза алерт" по поиску пропавших детей есть договоренность, что они приступают к поиску только после официального обращения. Они сначала узнают у нас, есть ли заявление. Если нет, то они родственников просят обратиться, после чего все подключаются. И тут уже они взрывают все соцсети, это у них получается просто феноменально. Они заклеивают все место исчезновения и необходимые районы, информируют СМИ, прессу.

— А есть какой-то алгоритм действий именно при киднеппинге? Похитители же сразу объявляют, чтобы не обращались в полицию. Как правильно человеку действовать, если все-таки он подозревает, что это киднеппинг?

— Однозначно надо сразу обратиться в полицию. Можно позвонить, можно зайти к соседям и попросить о помощи. То есть вариантов много, как нам сообщить. Надо, даже не раздумывая, обращаться и уже действовать именно по инструкции сотрудников полиции. Тут уже надо делать все грамотно и аккуратно.

Опять же, достаточно большая часть — это либо родители делят, либо бывает, что это инсценировка детей. В этом могут только профессионалы разобраться.

— Какие еще советы вы, как сотрудник уголовного розыска, можете дать нашим гражданам?

— Самое главное, естественно, чтобы все забыли про три дня, не существует трех дней. В любое время дня и ночи обращаться незамедлительно, как только почувствовали что-то.

Конечно, должна быть система родитель-учитель. Если вы ребенка не провожаете до школы и не встречаете, хотя бы отладьте механизм, что ребенок приходит в школу и отзванивается, или преподаватель, охранник отзваниваются. Это должно быть железное правило.

Если вы ребенка не провожаете, а он ходит сам, вы должны полностью маршрут движения знать наизусть, знать каждую видеокамеру. Знать всех друзей с телефонами.

Следующий очень важный момент — телефоны, которые родители выдают своим детям, должны быть оформлены на родителей. Это касается, в общем-то, и пожилых людей, и страдающих психическими заболеваниями. В таком случае, у меня практически не существует преград в компаниях сотовых операторов для проведения мероприятий.

Следующий момент очень важный, пожалуйста, никогда не обращаться к экстрасенсам. Честно скажу, все экстрасенсы, к которым обращались люди с просьбой о помощи, были негодяями и мошенниками. Я официально заявляю, как представитель Главного управления МВД по городу Москве, ни одного случая помощи экстрасенсов в розыске без вести пропавших не было, не существует такого.

Представьте себе, 5 тысяч в год пропадает людей в Москве, 90 процентов родственников идут к экстрасенсам. Вот 10 лет я занимаюсь розыском людей, за 10 лет 40-50 тысяч случаев — нет ни одного случая совпадения вообще.

Единственный раз, когда экстрасенс сказал: "В этом поле вы найдете труп", поле все перекопали и нашли труп собаки, скелет собаки. Вот к волонтерам всегда можно обратиться. Если есть желание, то могут обратиться к частному детективу, который все равно придет к сотруднику полиции, просить его помочь.

— Что вы порекомендуете делать взрослому человеку, который видит одного или двух малолетних детей на улице? Звонить в полицию?

— Это не рекомендация, а просто просьба. Сейчас такое время, что если ты подойдешь на улице к 10-летней или 12-летней, которая стоит и курит, она просто заявит на тебя, и тебя потом могут затаскать, к сожалению. Поэтому просто позвонить и сообщить.

Естественно, наряд приедет, девочку доставят и, конечно, будут проводить проверку, что за родители, что за девочка. И еще очень большая рекомендация — всем пожилым своим родственникам, или страдающим психическим заболеваниям, или детям совсем не трудно нашить бирки на верхнюю одежду и на нижнюю с телефоном, фамилией, именем и отчеством, с адресом. Это нам очень пригодится. Если даже такой возможности нет, то просто записочку в карман положите.

Еще, конечно, очень важно знать всегда, в чем ушел из дома твой близкий. Не говоря уже об особых приметах. Вы должны знать наизусть шрам от операции, татуировки и обязательно какие-то украшения. И, конечно, иметь максимально последние фотографии. Чем правдоподобнее фотография, тем больше шансов нам найти.

— А были ли у вас случаи, когда находили детишек, которые пропали очень давно?

— В 1993 году, это у нас самое старое дело, было возбуждено уголовное дело по статье 105 части 1 "Убийство", по факту без вести исчезновения несовершеннолетний девочки, которой на тот момент было 14 лет. И вот с 1993 года мы искали эту девушку.

В том году, перед Новым годом, поступает ко мне информационное письмо из МИДа Киргизии, где говорится: вы знаете, в наше консульство российское обратилась девушка и просит ей выдать российский паспорт, а у нас есть информация, что она в розыске за вами. Мы начинаем проверять. Оказывается, что это та девушка. Естественно, мы сразу туда в командировку выезжаем. И вот она объяснение пишет, что до ноября 1993 года я проживала в Тульской области, в указанный период вместе со своей тетей по имени такой-то выехала в Москву в гости к своей родной тете по имени Александра.

По дороге я познакомилась с мужчиной по имени Хамид из Киргизии, который предложил поехать к нему в гости в Киргизию, и я решила сбежать из дома, чтобы уехать с этим. И она пишет, что она жила в очень бедной многодетной семье, дома меня ничего не держало в Тульской области, приняла решение о побеге с первым встречным, только чтобы не видеть родных и сбежать от моих трудностей. Она уже вышла замуж, у нее дети, у нее все хорошо, а мы все ее еще ищем тут в России.

— Потрясающая история. Может быть, еще какие-нибудь истории есть красочные?

— Да, есть. Обращается женщина, пропал сын, мальчику 10 лет. Подключается "Лиза алерт", в ЮЗАО начинаем искать. Семья неполная, мама живет в России, папа живет за границей, по-моему, в Армении или Азербайджане. Начинаем осмотр квартиры, находим его дневники. Значит, смотрим, у него в тетрадях схемы космодрома, ракеты. Дальше пишет: необходимо взять маски с прорезями, предметы, похожие на оружие. И потом пишет: "Петя, значит, ты начинаешь за месяц копить деньги, у родителей берешь-берешь, но копишь, не тратишь. Потому что денег нам понадобится много. Копишь все "Сникерсы", шоколадки, потому что они очень питательные, и собираешь вещи".

Мы находим этого Петю — одноклассника, как выясняется, и нам Петя рассказывает, что они собирались вместе ехать строить космодром. Петя собирал шоколадки, деньги, но в самый последний день, в день побега, Петя испугался и не убежал, хотя приготовил рюкзак. А этот, значит, поехал строить космодром с рюкзаком, собрав свои вещи.

И когда делали осмотр, поступает звонок в квартиру на городской телефон. Снимает бабушка трубку: "Да, я бабушка, вот тут сотрудник уголовного розыска". Мне передают трубку. Там: "Здравствуйте, вы мальчика ищите?" Я говорю: "Мы ищем". Он говорит: "Он у меня тут спит". Он называет адрес поселка в Московской области, а волонтеры уже в Звенигороде, он называет адрес деревни, они заезжают.

Мужчина говорит: "Я еду на своих "Жигулях" по поселку своему, идет мальчик с рюкзаком, смотрю — вечер и темно, вижу, что мальчик не из нашего поселка, я ему говорю — мальчик, а ты откуда?" "Я, — говорит, — тут по делам еду, мне вот очень надо". "Слушай, — говорит, — ты, наверное, устал, давай хоть заедешь ко мне, я тебя покормлю".

И мальчик зашел к нему домой, он его покормил, и мальчик сразу отрубился спать. Слава Богу, что порядочный человек попался, и когда мальчик лег спать, мужчина вскрыл его рюкзак, нашел там дневник и в конце домашний телефон. И он позвонил. Вот чудо такое. Волонтеры уже через 5 минут были там с нашим оперативником, забрали его.

— Можно ли как-то предупредить ситуацию, когда ребенок уходит из дома?

— К сожалению, очень многие дети не один раз уходят, а два-три-четыре. Одного мальчика мы 28 раз ловили. Вот у меня случаев сколько было — привозим на Петровку ребенка, я его маме отдаю, выходят с Петровки, вырывает руку и убегает. Прямо на Петровке. Опять же приходится находить.

Был еще случай, мальчик пропал этой зимой. 12 лет мальчику, ушел. Семья неполная, без папы растет, и мама сначала сказала, что все хорошо, а второй раз рассказала правду. Я говорю: "За что наказывала, признавайся". "Вообще-то, — говорит, — я его за четверки порола". Вот она такого мужчину хотела воспитать.

Представляете, ситуацию у мальчика? Конечно, мальчик решил: если я получу тройку, что со мной сделают тогда, если меня за четверку порют. Нашли мы его в 12 часов ночи в одном из торговых центров, куда они все бегут зимой. Поэтому, когда меня спрашивают "а что делать", я говорю — самый главный закон, чтобы ребенок не пропадал, стать другом ребенку. Плохо ребенку или хорошо, он должен придти к маме или к папе, все рассказать, всем поделиться. Никогда из дома не уйдет.

Я понимаю, что жизнь такая, что мы вынуждены зарабатывать деньги, чтобы прокормить семью или обогатиться, не важно. Но за зарабатыванием денег или за своими развлечениями и проблемами основа основ — это детки, о которых мы не должны забывать.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Читайте статью на английской версии Pravda.Ru

Беседовала

Елена Тимошкина


Пропавшие дети: поиск, статистика, рекомендации
Комментарии
Комментарии

Для российских "критиков режима" гораздо важнее подавать ситуацию вокруг российской олимпийской сборной именно как политическую. Ну, то есть, еще одно подтверждение "давления Запада", которое только "нарастает". Что противоречит заявлениям западных чиновников и журналистов - мол, мы исключительно за чистоту спорта. А политическую карту как раз Кремль разыгрывает, внимание отвлекает.

Олимпиада и "крах режима": Каспаров выдал тайну Запада