Нужно ли России включать печатный станок

Дискуссия о путях преодоления кризиса и стимулирования экономического роста в России разгорается все жарче. Какие есть пути, экономические модели выхода из кризиса? Нужно ли бороться с инфляцией? И насколько может быть полезна для экономики РФ эмиссия? Об этом Pravda.Ru рассказывает директор Липецкой инвестиционной компании, член рабочей группы ОНФ "Честная и эффективная экономика" Микаэл Нанушьян.

Процентные ставки по кредитам

- Уже года полтора одни политики заявляют, что дно кризиса пройдено, другие говорят, что кризис усугубляется. Что происходит на самом деле?

- Наверное, разные оценки возникают, в том числе потому, что люди опираются на разную информацию и анализируют разные факторы. Официальные чиновники в основном оперируют фундаментальными цифрами, макроэкономическими.

- Цифры-то одни и те же.

- Они говорят о фундаментальных макроэкономических предпосылках в условиях окружающего мира. Эксперты, которые говорят, что на самом деле не все так радужно и лучше не становится, а даже в чем-то хуже, скорее всего, оперируют теми условиями ведения бизнеса, с которыми непосредственно сталкивается реальный сектор.

Например, для сельского хозяйства, конечно, было полезно, что ввели контрсанкции и создали конъюнктурные и макроэкономические условия для интенсивного, ускоренного развития внутреннего производства, импортозамещения. Но сельское хозяйство имеет производственный цикл минимум год, а в некоторых направлениях — два-три, чтобы получить готовый результат.

В этих условиях надо было предоставить предприятиям облегченный доступ к финансированию, льготные ставки по кредитам, увеличение государственной поддержки, для ускорения этих процессов. Вместо этого мы увидели обратный эффект — банки начали рассылать "письма счастья" с требованием повышения процентных ставок по уже выданным кредитам.

Мы с минсельхозом участвовали в совместных совещаниях с банками, где как раз решался этот вопрос. Потому что практически по всей стране пошли письма с предложениями повысить процентную ставку по выданным кредитам на два процента.

- А чем мотивировали?

- Еще прошлой осенью на фоне санкций и отсутствия ликвидности начали повышаться ставки, пошла девальвация рубля, проценты по кредитам выросли. То есть текущие условия стали хуже. Банки утверждают, что имеют право в одностороннем порядке пересмотреть процентные ставки, в случае повышения процентной ставки на межбанке. Но они эти деньги привлекли не сейчас, а до повышения процентной ставки. Невзирая на это, банки пошли на повышение процентов по кредитам.

В таком случае, когда Центробанк понижает ключевую ставку, коммерческие банки тоже должны понижать проценты по ранее выданным кредитам. Но они же понижать не будут. Есть считанные единичные прецеденты, когда понижают, но однозначно, наименее охотно, чем повышают. Поэтому условия для реального сектора, в том числе АПК, только ухудшились. Помимо этого, безусловно, повысились требования к залогам и так далее. Хотя макроэкономическая конъюнктура, с точки зрения заработка, улучшилась.

То есть при возможности привлечь оборотные деньги, предприниматели имеют возможность увеличить обороты на существующих производственных мощностях, они уже могли нарастить объемы производства, потому что рынок сбыта расширился. Спрос повысился, соответственно, цены чуть повысились.

Экономическая ситуация для них стала бы лучше, если бы вопрос не упирался в отсутствие оборотных средств. Вот эта закостенелость проблем закредитованности, конечно, создала обратный эффект.

В итоге мы наблюдаем сегодня инерционное развитие АПК, никаких дополнительных инвестиционных всплесков от контрсанкций, по оценке наших экспертов, нет. Развиваются только те проекты, которые уже прошли точку невозврата.

- Это касается всех отраслей или есть какие-то исключения?

- Безусловно, эта болезнь — общеэкономическая. Потому что вопрос развития любой отрасли — это вопрос доступности привлечения финансирования, как инвестиционного, так и оборотного. Можно построить завод, но не имея оборотного кредита, чтобы купить сырье, он не будет работать. У нас есть такие примеры. Те же малый бизнес, фермеры лишены доступа к кредитованию и развитию.

До абсурда доходит — банк рассматривает заявку целый год и через год отказывает. А за это время можно было бы уже произвести какой-то продукт.

Крупные компании имеют определенный уровень финансовой устойчивости и возможность лоббирования своих интересов. В итоге добиваются в этих условиях каких-то преференций в свой адрес. Получается, что богатые становятся еще богаче, а бедные становятся еще беднее.

Эмиссия необходима

- Весной состоялось заседание президиума Госсовета по малому бизнесу, по итогам президент РФ дал поручения. Есть контроль за их выполнением? Известно, что сделано, а что нет?

- Есть процедура, по которой органы власти обязаны отчитываться, и система по контролю исполнения этих поручений существует. Но, к сожалению, зачастую исполнители пытаются формально отчитаться об исполнении этих поручений.

В рамках подгруппы "Сельское хозяйство" мы это мониторим. Исполнение этих поручений пока оставляет желать лучшего. Общая отраслевая позиция, которую мы продвигаем на нашей площадке, позволяет все-таки добиться от минсельхоза в частности, чтобы эти поручения выполнялись и предложения отрасли были учтены. Большинство предложений, которые мы вносили, были учтены.

- По сути, в России не существует экономической стратегии. Экономика существует сама по себе при господстве либеральной доктрины. Почему не принимаются предложения советника президента Сергея Глазьева?

- Практически со всеми фактами, которые он назвал в качестве опоры, и аргументами я полностью согласен, за исключением некоторых выводов и оценок. Они не везде нашли однозначную поддержку. В этом докладе прицел сделан на безопасность экономики. Он полностью имеет право на жизнь, но с точки зрения развития экономики это не всегда правильно. Надо системно подходить к вопросу.

- А что мешает принять кардинальные решения?

- Есть два пути. Подход Глазьева я разделяю. Уже несколько лет идет разговор о целевой эмиссии для развития приоритетных направлений. Надо дать достаточно денег экономике. Второй путь — резать расходы. Есть еще и третий путь — двигаться медленнее.

Мы не говорим, что мы будем двигаться медленнее, и не говорим, что мы дадим столько денег, сколько нужно, мы говорим: давайте отрежем отсюда, отсюда, отсюда.

Необходимо финансировать в полном объеме, имея четкую совершенно дорожную карту, к какой перспективной модели мы должны прийти, что нам нужно для этого сделать, и какой объем финансирования для этого нужен. Если мы не можем себе позволить эти объемы финансирования, значит, надо эту дорожную карту растянуть во времени. Но нельзя двигаться полушагами, полумерами, потому что в итоге мы получим суррогат. И вот здесь вопрос эмиссии - это самая актуальная тема.

Мы имеем инерцию планирования бюджетных ограничений, бюджетного кодекса, бюджетного правила всего комплекса инструментов, которыми оперирует правительство с Центральным банком, но они все базируются на макроэкономических показателях.

Опять же в докладе Глазьева ясно показано, что пропорции нашей денежной массы с производством несопоставимы с развитыми странами. Выводы от анализа — все развивающиеся экономики совершили интенсивный бросок вперед за счет эмиссии, без эмиссии они этого сделать не смогли бы. Главный контраргумент со стороны наших регуляторов — это, конечно же, инфляция.

- Только цены растут с тех пор, как Центробанк стал таргетировать инфляцию…

- О мерах в этом направлении в докладе тоже сказано. Например, Центробанку надо больше внимания уделить связыванию спекулятивной активности на валютном рынке. Биржевые инструменты — нужный и эффективный инструмент экономики. Но когда эти инструменты используют спекулянты, которые раздувают пузырь в одну сторону, потом — в другую сторону, страдает экономика.

Обязанность регулятора — пресечь эти все спекуляции. У нас как вывозили из страны валюту, так и продолжают вывозить. Триллион долларов за десять лет вывезли! Большая часть в этом объеме — коррупционные деньги, сворованные на госзаказах…

Статус автора доклада позволяет надеяться, что это — первые подвижки в сторону новой модели экономики.

Конечно, нужна реальная борьба с коррупцией. Сейчас разворачивается проект Народного фронта "Честные закупки". Нужно создать условия, при которых чиновникам будет не позволено своевольничать, тратить деньги в корыстных целях. Нужен механизм общественного контроля. Он работает.

Такая же история и с теневым рынком. Это — большие доходы, поэтому участники оказывают большое сопротивление, лоббисты ходят по всем коридорам власти и защищают этот теневой рынок. Но у меня складывается впечатление, что на самом верху есть определенная воля к тому, чтобы эту ситуацию изменить.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Лейла Мамедова


"Печатный станок" спасёт или "утопит" экономику России?
Комментарии
Комментарии

Президент Украины Петр Порошенко заявил, что России стоит изменить свою конституцию так, чтобы дать автономию крымскому народу. Украинский лидер внезапно вспомнил и "право нации на самоопределение".

Так пусть он не достанется никому: Порошенко рассказал, что делать с Крымом