Нефтяной рынок: России кризис по колено

Мировой энергетический рынок переживает кризис. Но это, как говорят эксперты, лишь кризис переходного периода. По всем прогнозам, спрос на энергоносители в мире будет расти большими темпами. Поэтому российский ТЭК должен разрабатывать не антикризисные программы, а программы развития, тем более что кризис — хорошее время для изменения правил игры.

Когда Россию упрекают в том, что у нее унылая политическая жизнь и отсутствует реальная многопартийность, злые языки язвительно шутят, что, напротив, всю российскую политическую жизнь пронизывает реальная, пусть и не слишком заметная со стороны, борьба двух партий — "партии Газпрома" и "партии Роснефти". Причем это противостояние вызвано не личными амбициями, а объективным и очень глубоким различием интересов двух крупнейших плательщиков в государственный бюджет.

В части внешней политики, говорят, что борьба "Газпрома" и "Роснефти" принимает форму борьбы "ястребов" и "голубей" — партии сопротивления и партии умиротворения.

Можно спорить о том, верно ли то, что хорошо для "Газпрома", то хорошо и для России, но верно то, что плохо для "Газпрома", то плохо (в краткосрочной перспективе) и для страны — слишком уж велика газовая монополия, трудноизмерима огромная монопольная и дифференциальная рента и, наконец, нынешний этап глобальной истории человечества характеризуется созданием единого универсального газового рынка на месте трех региональных — европейского, азиатского и американского.

27 сентября после полуторагодичного перерыва наконец-то состоялось заседание президентской комиссии по стратегическому развитию топливно-экономического комплекса. Дискуссия концентрировалась на финансовых вопросах. Это понятно: знаменитое информационное агентство Platts в последнем рейтинге финансового состояния крупнейших мировых энергетических компаний отразило резкое ухудшение финансового состояния российских энергетических гигантов, особенно "Газпрома", оказавшегося на 43-м месте, хотя еще год назад компания была четвертой.

В первой десятке рейтинга Platts осталась только "Роснефть", причем она упала с 6-го на 10 место, а единственной российской компанией, поднявшейся в рейтинге, был традиционно знаменитый своей сверхконсервативной финансовой политикой "Сургутнефтегаз".

В этом контексте неудивительно, что на комиссии обсуждались преимущественно финансовые вопросы — ситуация на мировом рынке нефти, экспорт энергоносителей за рубли, инвестиции в ТЭК, налогообложение, а также импортозамещение в отрасли в части производства российского оборудования.

Коней на переправе не меняют, и комиссия по ТЭК отказалась обсуждать демонополизацию газового рынка, выделение из "Газпрома" транспортной составляющей (по образу "Транснефти") и доступ независимых производителей газа к газовой трубе. Эти вопросы требуют дополнительной проработки, в условиях, когда независимые производители газа добывают более 20 процентов всей продукции отрасли, а "Роснефть" планирует к 2020 году увеличить добычу газа почти вдвое, что вместе с планами других независимых производителей газа (не только НОВАТЭК) может привести к падению доли "Газпрома" в добыче газа в России до 50 процентов.

При этом на рынке уже сейчас существует избыток газа на фоне стагнирующего потребления, но это как раз нормально и даже необходимо, поскольку потребление газа крайне неравномерно по сезонам и зависит от погоды.

Кризис болезненен, бюджет лихорадит, но президент (а осенне-зимний сезон более сложен для энергетиков) требует предельной аккуратности в вопросах увеличения налогообложения в отрасли, фактически говоря о том, что краткосрочные задачи антикризисной стабилизации должны быть подчинены средне- и долгосрочному развитию.

"Важно не потерять горизонт развития, не допустить инвестиционной паузы. Нужно обеспечить выполнение долгосрочных стратегических задач, стоящих перед отраслью, и при необходимости скорректировать проект энергетической стратегии", — говорит Владимир Путин.

Это исключительно важный и показательный момент. Дело в том, что экономическая политика может быть либо антикризисной, либо ориентированной на развитие. И президент однозначно высказывается за экономику развития. Иными словами, Владимир Путин как бы говорит: все, кризис кончился, начинаем думать не об антикризисных мерах, а планируем дальнейшее развитие народного хозяйства. Президент требует, чтобы краткосрочные задачи антикризисной стабилизации, то есть непосредственное "здесь и сейчас", были подчинены средне- и долгосрочному развитию и средне- и долгосрочному планированию.

В условиях острого кризиса и даже стагнации глобального энергетического сектора все международные компании испытывают сокращение чистого денежного потока, то есть тратят больше денег, чем зарабатывают. У большинства крупнейших мировых гигантов в нефтегазовой отрасли наблюдается просто отрицательный денежный поток. И они, говорит президент, вынуждены сокращать инвестиции в сложные, низкодоходные проекты, на самом деле, высокотехнологичные проекты, которые, как правило, у россиян не очень хорошо получаются. Это, например, добыча сланцевой нефти и газа, добыча на глубоководном шельфе и так далее, то есть именно те направления нефтегазовой отрасли, которые попали под санкции.

Путин, несомненно, прав. Ужесточение конкуренции на ключевых мировых энергетических рынках должно вести к активизации позиции России по пересмотру негативных эффектов существующей модели ценообразования на углеводороды, а не к приспосабливанию к ней. Эволюция механизмов ценообразования и регулирования на мировых энергетических рынках происходит не сама по себе, а в результате целенаправленной деятельности людей, компаний, стран и наднациональных объединений.

И Россия просто обязана играть активную роль — иначе нас не поймут наши дети и внуки. Нефтегазовые проекты обычно планируются на 25-30 — до 50-ти лет, а отдачу начинают приносить через 5-7 лет. И в условиях, когда западные компании сокращают свои инвестиции, президент требует не допустить отказа от инвестиций сейчас. Путин как бы говорит: все, кризис кончился, мы начинаем планировать не антикризисные меры, а дальнейшее развитие народного хозяйства.

В этих условиях само развитие глобальной энергетики ставит вопрос о создании новой инвестиционной модели, которая предполагает и новую систему ценообразования на углеводороды. "Нужно начать серьезную проработку вопроса усиления роли рубля в расчетах, — говорит Владимир Путин, — в том числе — за продукцию российского ТЭКа, шире использовать национальные валюты в операциях с теми странами, с которыми мы ведем активную торговлю".

Одной из возможностей для энергетического развития видится создание (по аналогии с системой ценообразования на трубопроводный газ) системы долгосрочных контрактов в торговле нефтью и создание новых торговых площадок (Да! В рублях, почему нет?) для противодействия спекуляциям.

В случае возникновения такой новой системы, рынок системных долгосрочных контрактов неизбежно станет использовать возможности России в той роли регулятора рынка, которую, например, в ОПЕК играет Саудовская Аравия, так как наша страна будет естественным логистическим оператором физического рынка нефти.

Мы не должны приспосабливаться к этим странным дурацким, в общем-то, моделям ценообразования на нефть, когда торговцы бумажной нефтью, международные финансовые спекулянты определяют цены на нефть. Мы должны занять активную позицию.

Эволюция механизмов ценообразования все равно идет. Пока она происходит без нас, и будет происходить без нас, если мы не захотим в этом участвовать. И если мы не будем ничего делать, то правила игры на рынке углеводородов поменяются, но поменяются так, что России станет только хуже. Нам нужно самим запускать процесс реформирования ценообразования, в том числе, через создание бирж для российских экспортных сортов нефти.

Кроме того, не нужно забывать, что с нами, как с энергетической державой, борются непосредственно и самый характерный пример — это имплементация Третьего энергетического пакета Евросоюза. Этот пакет является элементом в процессе создания глобального энергетического рынка и передела существующего европейского рынка. Совсем не случайно то, что мероприятия в рамках Третьего энергопакета накладываются на политически мотивированные санкции.

А перспективы у энергетики огромны. Еще в начале 2014 года западные эксперты предполагали рост первичного спроса на энергоресурсы в период между 2012 и 2035 годами на 41 процент или в среднем на 1,5 процента в год. Из аналогичных прогнозов исходила и Энергетическая стратегия России на период до 2030 года.

В КНР, например, на 1 тыс. семей приходится около 40 автомобилей, а до 2025 года этот показатель вырастет в пять раз — до 200 автомобилей, что приведет (с учетом роста энергоэффективности) к росту потребления топлива в три раза. Главным фактором развития нефтяной отрасли будет быстрый рост спроса в развивающихся странах из-за индустриализации, урбанизации и автомобилизации, а главным ограничителем — производственные ограничения в отрасли.

С другой стороны, расширяются маршруты и способы доставки энергоресурсов и энергии потребителю. Тут нужно очень четко понимать, что Катар и вообще сжиженный природный газ не совсем конкурент для трубопроводного газа. Дело в том, что экономика экспорта, вообще поставок сжиженного газа и трубопроводного газа отличаются. И практически можно быть уверенным, что на дистанции до 1500 км трубопроводный газ всегда будет дешевле, а сжиженный природный газ более эффективен при поставках на очень далекие дистанции.

И не нужно забывать еще один момент, что сжиженный природный газ и сам по себе очень дорог. Не случайно на форуме стран-экспортеров газа Катар будет пытаться убедить нас поддержать его позицию (а мы будем пытаться убедить Катар подержать нашу позицию). Не забывайте, что пока чистый денежный поток по СПГ для Катара отрицательный. То есть Катар, безусловно, очень богатая страна, но безусловно и то, что у него очень большие долги. И все совсем не так просто, как у нас принято думать.

Резюмируя, можно говорить, что мы сейчас оказались в переходной ситуации, в очень тяжелой ситуации, но переходной, которая приведет к новому состоянию равновесия на энергетическом рынке. И нам нужно суметь удержать свои позиции.

И совершенно прав президент, говоря, что главное — не допустить инвестиционной паузы. Ее сейчас допускают все. Ее сейчас допускают крупнейшие транснациональные монополии. Ее сейчас допускают крупнейшие национальные нефтегазовые монополии. И если мы сейчас не позволим себе сократить наши инвестиции в нефтегазовую отрасль, то мы получим колоссальное преимущество, когда мировые энергетические рынки успокоятся.

Также по теме:

Цены на нефть: ОПЕК демпингует США

Германия обрекает Европу на газовый голод

США изобрели новую экономическую кабалу


"Россия должна активно влиять на цены на нефть"
Комментарии
Комментарии
Комментарии
vkontakte_197187934 Харьковские подростки пожелали "бойцам АТО" поскорее умереть
Sergei Kameneckiy Минобороны Британии не может вести диалог с РФ "из-за стратегической конкуренции"
Сергей Моргун(Facebook) В непризнанном Приднестровье идут выборы третьего президента республики
Александр Ефимов(Google) The National Interest: Запад должен согласиться с требованиями России
jgb Kaza СМИ Японии: Токио проигнорировал давление США по поводу визита Путина
Андрей Федорович Пырак Харьковские подростки пожелали "бойцам АТО" поскорее умереть
Андрей Федорович Пырак Харьковские подростки пожелали "бойцам АТО" поскорее умереть
Наиль Файзуханов Харьковские подростки пожелали "бойцам АТО" поскорее умереть
bugbu mijio Экс-член команды Трампа рассказал о признании Крыма
bugbu mijio USADA потребовала выкинуть Россию из МОК