Пашинян пользуется психологическим состоянием армян

Настало время серьезно поговорить о последствиях Второй Карабахской войны, а именно — будет целесообразно в первую очередь акцентировать свое внимание на психологическом состоянии армянского народа.

Коровин: “Не исключены этнические чистки в Карабахе”

Сложно описать словами, какие эмоции испытывают армяне в настоящее время, но однозначно всех объединяет общее горе. В 1969 году Кюблер-Росс описала пять стадий горя в своей книге "О смерти и умирании", которые соответствуют нормальным чувствам человека, когда они имеют дело с изменениями. Пятиступенчатую модель часто используют для понимания реакции людей на различные изменения.

Пять стадий горя

Пять стадий горя включают в себя:

  • отрицание,
  • злость,
  • торг,
  • депрессию,
  • принятие.

Все перечисленные стадии являются нормальными реакциями человека на трагические новости. Человек может погрузиться в разные стадии в разное время, и есть вероятность, что он может возвращаться обратно к тем стадиям, которые уже переживал. Конечная цель — "принятие". К сожалению, сегодня мы наблюдаем, что среди армянского населения происходит расслоение и находятся люди, которые зациклены на одной из стадий и не могут двигаться дальше к "принятию".

На стадии "отрицание" люди не могут поверить в происходящее, больше всего боятся, что какие-то трагические моменты повторились вновь, и испытывают сильный шок. Когда человек осознает, что изменения все-таки реальны, отрицание переходит в злость. Именно на стадии "злость" находится большинство армян. Люди злятся и обвиняют кого-то в происходящем. На этой стадии самыми распространенными вопросами могут быть: "Почему я? Это несправедливо!"; "Нет! Я не могу это принять!".

Далее стадия "торг" и именно эта стадия у меня ассоциируется с людьми, которые поддерживают нынешнее правительство республики Армении. Это та группа людей, которые пытаются всеми силами удержать мнимую "стабильность". Несмотря на поражение премьер-министра Пашиняна и на военном поле, и на дипломатическом, некоторые люди всё равно предпочитают видеть его в качестве лидера .

Кюблер-Росс пишет, что "торг" — это естественная реакция умирающих людей. Они всеми силами пытаются отложить неизбежное, готовы на все, лишь бы отдалить перемены или найти выход из ситуации.

Подобным подавленным состоянием людей умело пользуется премьер-министр Никол Пашинян. Один из его основных приемов — психологическая манипуляция. Все прекрасно помнят, как именно Никол Пашинян пришел к власти, и, если провести параллель и проанализировать ситуации в Югославии, Грузии, на Украине, а теперь уже и в Армении, можно четко проследить почерк американского финансиста Джорджа Сороса.

Благотворительные мероприятия "Фонда Сороса" — это всего лишь иллюзия, благодаря которой получается вмешаться во внутренние дела того или иного государства (контроль СМИ, пропаганда спекуляции, попытки подрыва религиозной идентичности народов). В результате такой политики все перечисленные страны потеряли территории.

Никол Пашинян в настоящий момент манипулирует именно тем, что после его ухода могут вернуться прежние власти. Никола Пашиняна можно называть "неосаакашвили", а его борьбу с коррупцией — просто "методичкой". Проявленная им халатность во время войны не может иметь ни одного оправдания! Только тот факт, что после десятичасовых переговоров был отвергнут "План Лаврова", говорит о многом.

Неоднократно Пашинян делал заявления, что "мадридских принципов не будет", "мы свою Чехословакию не уступим никому"; более того говорил, что без участия народа Арцаха решения вопроса не будет.

Обратите внимание на фундаментальный аспект и сделайте соответствующие выводы. Никол Пашинян — лидер парламентской республики и демократ, однако принял решение без одобрения парламента, не проконсультировался ни с кем, а это значит, что он нарушил закон! А нарушение закона уголовно наказуемо, речь не только об отставке.

Роберт Кочарян и Жак Ширак

Пашинян обвиняет старые власти, при этом нельзя не уточнить, что при Кочаряне армяне одержали победу. О возврате "оккупированных земель" в своей книге "Жизнь и свобода" писал Роберт Кочарян.

"В декабре я вдруг получил приглашение во Францию от президента Жака Ширака. Меня это удивило и озадачило: с какой стати президент приглашает с визитом премьера? Но я был настолько поглощен работой, что размышлять на эту тему не стал…

…На встрече в Елисейском дворце выяснилась причина приглашения: Ширак хотел обсудить со мной вопросы карабахского урегулирования. Франция активно участвовала в посреднической деятельности и поддерживала поэтапный план ОБСЕ.

По словам Ширака, Тер-Петросян был готов его подписать, но ссылался на сложности: "У меня очень упрямый премьер, ни в какую не соглашается. Он из Карабаха. Попробуйте сами его уговорить".

Ширак решил поговорить со мной напрямую, и именно это послужило причиной моего приглашения во Францию: он откровенно рассказал мне всю предысторию в первые же минуты нашей беседы. Я понял, что цель Ширака — убедить меня в том, что возвращение территорий Азербайджана до определения статуса НК — единственно возможный выход.

"Ну что ж…" — подумал я и развернул перед президентом Франции карту. Я наглядно показал ему, что будет означать для нашей безопасности уход с этих территорий.

Возврат четырех районов на юге, прилегающих к Араксу, растянет линию соприкосновения с 22 до 220 километров. В еще большей пропорции растянется линия соприкосновения от сдачи Кельбаджара, где мы удерживаем лишь один перевал на высоте 3200 метров. Кто в здравом уме пойдет на такое самоубийство без реальных гарантий? Какими силами мы обеспечим безопасность Карабаха?

Я еще раз повторил, что смысл нашего контроля над этими территориями — исключительно военный и об уходе оттуда можно говорить лишь при полном отсутствии угрозы. Отметил, что перемирие держится не на миротворцах, а на сложившемся балансе сил и именно эти территории являются важнейшей частью такого баланса. А потом я задал ему простой вопрос: "Господин президент, вы готовы послать туда свои войска, гарантирующие мир?"

Ответом мне была тишина. Таких гарантий дать никто не мог. Показав, к каким последствиям для Арцаха может привести "поэтапный" план, я привел еще один важный аргумент: переговоры завершатся результатом только в том случае, если в течение всего процесса у обеих сторон сохраняется мотивация к его продолжению. Как только мы возвращаем Азербайджану территории, он теряет эту мотивацию вообще! О чем ему договариваться, если он уже получил все, что хотел?! И при этом мы своими руками создаем для него соблазн, используя эти территории, силой вернуть себе весь Карабах. Вы этого хотите?

И опять моим собеседникам нечего было мне ответить. У меня сложилось впечатление, что в таком контексте разговор с Шираком никогда не шел и что мне удалось донести до присутствующих свою точку зрения, заставив их взглянуть на проблему под новым, незнакомым для них углом.

Результат встречи оказался прямо противоположным задуманному: не меня убедил Ширак, а именно мне удалось наглядно продемонстрировать ему, что их план не сработает и что его надо в корне менять. Я привел логичные и весомые аргументы, и их оказалось достаточно для того, чтобы заставить всех задуматься. Я в свою очередь дал понять, что открыт для обсуждения и готов рассматривать любые варианты решений, которые не будут нарушать жизненные интересы Армении и Карабаха. Когда выходил из зала переговоров, мне бросилось в глаза расстроенное лицо представителя французского МИДа, ответственного за карабахское урегулирование. Он явно переживал происшедшее: за каких-то пару часов все его усилия были сведены на нет.

Для меня же эта поездка оказалась очень плодотворной. Жак Ширак понял нашу позицию и в дальнейшем в течение многих лет помогал в переговорах".

Вернемся к господину Пашиняну и стадиям горя…

Все те, кто продолжает активно поддерживать Никола Пашиняна, являются соучастниками его халатности и безразличия, что привело к таким ужасающим последствиям.

Авраам Линкольн говорил: "Можно обманывать часть народа все время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время".

Однако Никол Пашинян своими поступками доказал, что можно!

После стадии "торга" приходит стадия "депрессия". Когда люди понимают, что торг не дает результатов, ощущают объем потерь, наступает подавленное состояние, а именно депрессия… Однако армянскому народу необходимо сделать шаг от отчаяния к осознанию и приблизиться к стадии "принятие". Это не счастливое состояние, скорее, покорное принятие изменений. На этой стадии возможно оценивать перспективы. В таком состоянии люди способны искать новые возможности. Появляется надежда и именно это чувство дает веру, что во всем происходящем можно найти особый смысл…

"Даже в самых сложных ситуациях есть возможность для роста и развития", — пишет Кюблер-Росс.

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен