Россия и Белоруссия: в чем "тормоза"?

Что Москва делает не так, не вырывая Белоруссию "из рук" Запада? Рассуждает профессор МГИМО, доктор политических наук Елена Пономарёва.

Читайте начало интервью: Кто мог запустить протесты в Белоруссии по оценке профессора МГИМО

— Будет ли Белоруссия с нами или она будет на Западе? Кто победит?

— Сложный прогноз, тут, как говорится, мы не доктора, мы боль. Конкретный рецепт не можем предложить, можем только анализировать. С точки зрения всех шагов, предпринятых российской и белорусской властями, локальные бои выиграны. Дальше нужно быстро объявлять референдум по новой Конституции, новому Союзному договору, и на этом этапе сохранение союзнических отношений будет обеспечено.

Дальше нужно формирование новых политических сил в стране, так как усталость есть в обществе. Хотя мы видим, что партия ХДС/ХСС в Германии доминирует многие десятилетия, в Японии — либерально-демократическая партия, в США две партии только меняются местами, но других близко не подпускают. Если партия эффективно себя проявляет — почему она должна уходить? Я все же склоняюсь к тому, что цифры на выборах отвечают интересам большинства.

— И здоровая часть общества кричит не так громко.

— Она не так активна. Молчалива, с крестьянской закалкой. Надо работать с молодежью, готовить новых политических лидеров и укреплять военную мощь. Противостояние заходит слишком далеко. А самой России укреплять экономику и отношения с обществом, решать вопросы с Украиной, потому что нам ее не простят.

Вот была пятидневная война 2008 года, а до этого сколько существовал вопрос Абхазии и Южной Осетии… Вопрос, может, по ЛНР и ДНР надо закрывать конкретно. Активней себя вести. Меня вот совершенно возмутило, что с 1 сентября русскоязычные школы в Украине должны преподавать на украинском языке.

— Новый закон введен.

— При том, что школы на других национальных языках могут работать несколько лет. И где выступления в ПАСЕ по этому вопросу, где экономические санкции с нашей стороны? Когда в Прибалтике то же самое было — почему не было ответных санкций. Надо заявлять позицию жестко и без компромисса.

В ситуации по Навальному и без Лукашенко было ясно, что это фальсификация. Навальный почувствовал себя плохо 20 августа, и немецкие анализы крови показывают другую картину. И это подводится тут же под "Северный поток" — что Россия неправильная, с ней тяжело вести дела.

Интересно, что США, Великобритания, ЕС и Канада еще думают насчет санкций, намерены их вводить против 10-15 человек белорусов — при том, что против Лукашенко санкции не введут, он глава государства. Тем самым они признали, что он таковой и с ним надо вести переговоры.

— А результаты выборов не признают.

— Да, и вот это уже когнитивный диссонанс. Там тоже троечники сидят, далеко не профессионалы. США в настоящее время не собираются приостанавливать действия неких исключений из санкций, которые, по их мнению, будут способствовать покупке нефти Белоруссией.

— Когда были санкции по сбитому "Боингу", они покупали эти наши ракетные двигатели. Какие проблемы-то.

— Готовы сделать исключение, чтобы составить конкуренцию российскому транзиту нефти. Речь идет о признании или непризнании итогов выборов с точки зрения коммерческой выгоды. Мы живем в условиях обострения борьбы за нее, особенно в пандемических условиях, когда схлопнулись многие сектора экономики.

Идет борьба даже за маленькие рыночки типа Белоруссии  — там Сербию прихватили, Черногорию — и формируется пул стран, завязанный на США, на Германию. Вспоминается фраза: "Нам отступать некуда, позади Москва". Вот надо защищать Белоруссию, в стратегических интересах поддержать Лукашенко — а дальше будем разбираться.

Почему России "не хватает" себя в Белоруссии

— Конечно, когда в Белоруссии выходят на улицы, хотят, чтобы все осталось как прежде, было чисто, красиво и в магазинах что-то было. Мы, молодые, в Советском Союзе тоже хотели перемен при том, что что-то останется. Белоруссия, Украина, Прибалтика — все это было по одной схеме, и мы каждый раз отодвигались и ослабляли позицию. В Украине втюхивали западные НКО, рассказывали, какой герой Бандера, а мы занимались помощью олигархам. Столько раз наступали на постсоветские грабли.

— Не так уж и бесплатно наши услуги обходились Белоруссии, но самое важное не в деньгах, а в выстроенной в Белоруссии системе. Общество хотело близкой связи с Россией, смотрело на нее как на защитницу. И в России такое отношение. Здесь же самый популярный иностранный политик — Лукашенко. У него тоже изменения были, и команда меняется внутри.

Любой руководитель зависит от своего окружения и на многие вещи смотрит глазами окружения. Советники говорят: "Почитайте вот этот ресурс", а там плохо о Белоруссии, и у Лукашенко рисуется картина, что эта политика против него.

Многие моменты связаны с тем, как мы сами работаем. Решения, принимаемые в Москве, рикошетятся на всем постсоветском пространстве. Белорусским НКО давались западные гранты, но где гранты наши? Очень сложная грантовая система в России. Нет такого количества фондов, которые могли бы тебя активно вести.

— Если почитать, на что дают президентские гранты, то это просто волосы дыбом же.

— И чтобы их получить, надо убиться. Я сама как-то сдавала проект — нас даже не подтвердили, но я месяц потратила на то, чтобы написать саму заявку. Надо упрощать процедуры, активно укреплять контакты — начиная с журналистов и заканчивая писателями. Нет обмена педагогами, как с западными вузами.

Во многих вузах для высоких рейтингов надо иностранных преподавателей звать. Приглашаем кого-то из Словакии, Польши, Румынии, а белорусов не зовем, и белорусы не зовут нас. Я знаю, что многие ребята даже из МГИМО с удовольствием поехали бы на практику в Белоруссию или даже в региональный вуз — свою страну узнаешь. Но мы ничего не делаем, хоть это и несложно.

— Не только с Белоруссией, но и с другими республиками…

— Есть филиалы российских вузов в других республиках, но не очень качественные. Вот сейчас МГИМО открыл в Узбекистане. Там я знаю педагогов, там качественный уровень.

— До того, как Крым присоединили, в Севастополе был филиал МГУ — приезжала вахта преподавателей, принимали у студентов курсы и уезжали в Москву. Потом следующие. И так пять лет получали диплом Московского университета.

— Ну это все же лучше, чем заочно и по скайпу общаться. Личное общение — очень значимый компонент. Поэтому надо не только цены на нефть повышать. Гуманитарная составляющая приносит дивиденды, которые мы сегодня видим на площадях.

— Те самые бархатные революции?

Применительно к Белоруссии это Telegram-революция.

Вложили значительные средства в пару каналов и смогли аккумулировать большие массы молодежи по всей республике.

И сейчас Тихановская выступает в Совбезе ООН, представляет координационный совет, включающий 600 человек. Неизвестно, что за люди, но они опубликовали программу. Ну если они думают о будущем государства — они не могут призывать не платить налоги, ЖКХ, не работать с государственными предприятиями.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...