Олег Шабров: сейчас трудно дать однозначный прогноз

Гость в студии доктор политических наук, профессор факультета политологии МГУ, президент Академии политической науки Олег Шабров делится с главным редактором "Правда.ру" Инной Новиковой о возможной связи пандемии коронавируса и карантина на международные события.

Как COVID-19 изменит мировую политику?

Читайте начало интервью:

Изменит ли карантин расклад на международной арене

Эксперт о тотальном контроле

Мелкий и средний бизнес

— Я не знаю, как в западных странах, но у нас от мер против коронавируса страдает мелкий и средний бизнес, у которого нет подушки безопасности. Я думаю, что если карантин продержится до мая, до лета, а может быть, и больше, то у нас крупный бизнес просто захватит соответствующие ниши. Мелкий и средний бизнес уже не вернется.

— Но так не бывает. Государство же не может быть без мелкого и среднего бизнеса. Даже в Советском Союзе были булочные и пекарни.

Нам все кажется, что что-то не может быть, а потом оказывается, что может. Вы когда-нибудь думали, что мы будем сидеть все по домам и иметь возможность общаться только по "Скайпу" или "Зуму"? При этом не только у нас. Другое дело, что тот уровень поддержки, который оказывается в нашей стране, я думаю, просто недостаточен. Я не берусь судить другие страны.

— Перед вами у нас был эфир с Канадой. У нас, если работодатель сокращает работников из-за коронавирусов, потому что у него нет доходов, получает очень большие штрафы. В Канаде нет санкций тем, кто сократился. Более того, там предписано сокращать сотрудников, если они не могут им платить. И сотрудники получают 2 000 канадских долларов. У нас ситуация совершенно другая. 19 тысяч рублей получат те, кто потерял работу, но они должны принести справку от работодателя, что их сократили из-за коронавируса. А работодатель, если выдаст такую справку, получит штраф.

— Поэтому у нас если выживет мелкий бизнес, то только тот, который не зарегистрирован, теневой, который сделает так, как экономически ему выгодно, пересидит, отправит в бессрочные бесплатные отпуска своих наемных работников и как-то продержится. А вот тот, который официально зарегистрирован, я не знаю, как им быть. У меня есть знакомые предприниматели, они кредит взяли, отдали, кредит взяли, отдали, а такой подушки безопасности у них и нет. Как они будут выходить из положения, а им при этом надо платить зарплату.

Ресурсов на самом деле не так много у государства. И либо нам придется вкладываться в спасение добывающих производств, "Роснефть", газ и так далее, потому что отдать их — это отдать последнее. А вот вкладывать средства сегодня в высокотехнологичные производства и помогать малому и среднему бизнесу, на это средств просто не хватит.

Было время, когда мы действительно клали в кубышку деньги, а можно было их использовать для того, чтобы дать рост высокотехнологичным производствам, как-то было записано, кстати говоря, в стратегии инновационного развития до 2020 года. Вот 2020 год пришел, а оно уже в 2019-м было провалено. Надо было бы ту стратегию выполнить — мы бы сейчас выглядели совершенно по-другому, потому что на коронавирус наложилась нефть. Поэтому у нас сейчас два врага.

— Если бы мы в свое время помогали не украинским олигархам, а помогали бы русским общинам на Украине, то ситуация была бы тоже совершенно другая. В Евросоюзе каждый сам по себе. Кроме того, множатся обиды: самолет, предназначенный для Германии и Италии, улетает в другую страну. Перехватывают грузы с тестами и защитными масками. Тоже очень неприятные вещи. Что будет после того, как закончится пандемия? Можно будет вернуться к тому, что было раньше?

Единый Евросоюз или две Европы

— Я не думаю, что кто-то из здравомыслящих людей возьмется сейчас давать однозначные прогнозы. У Евросоюза проблемы возникли раньше коронавируса. Они перебрали с количеством государств, когда решили расширить свой плацдарм и включили в состав Евросоюза государства и народы, которые отличаются по своей культуре, отличаются в экономическом плане, в природно-климатических условиях. Такое многообразие входящих в Европейский Союз членов уже подорвало возможности единого управления, потому что управление требует определенного единообразия от управляемых. Вот ясно, что управляемые к такому единообразию не стремятся. Это сложно. В экономическом плане пришлось что-то делать для того, чтобы приподнять немножечко экономический уровень жизни вновь вошедших стран. Но от себя отрывать — уже слишком. Помню, два или три года назад на Международном экономическом форуме в Крынице-Здруй — это небольшой курортный городок в Польше — президент Польши на его открытии прямо сказал, что Европы двух скоростей, когда одни страны летят со скоростью, а другие догоняют, не будет. Либо это одна Европа, либо будут две Европы.

Разлад начался не сегодня, но эта беда потребовала от государств принятия соответствующих мер.

Мы любим говорить, то Китай с нами не дружит, то Болгария, то еще кто-то. Задача государства — не дружить. Предназначение государства — обеспечивать интересы собственных граждан. И когда интересы собственных граждан требуют того, чтобы закрыть границы, государство рано или поздно их закроет. То, что сейчас происходит, доказало, что это возможно.

Оказалось, что это возможно в рамках Европейского Союза. Я подозреваю, что этот прецедент будет иметь последствия. И такой свободы, которая объединяла пространство Европейского Союза, думаю, не будет. Но еще раз повторяю, сегодня однозначно прогнозировать невозможно.

— Как будут развиваться отношения между Евросоюзом и США? Там ведь тоже не все безоблачно, особенно в свете ряда решений Трампа защитить своего производителя.

— Думаю, что это вызовет еще большую изоляцию. Сегодня так и происходит. Все-таки лозунг "America first" — это маркер для Трампа. Его ничто не волнует так, как волнует собственная экономика.

Он будет дружить или не будет дружить с Россией, с Китаем, с Европой, с кем угодно до тех пор, пока это отвечает интересам Соединенных Штатов так, как эти интересы понимает Трамп и его команда. Ситуация обостряется и Трамп в отношениях с Евросоюзом будет вести себя жестко.

— Как пандемия изменит политику?

— Трудный вопрос. В большей степени я склоняюсь к пессимистическому прогнозу. Но еще раз повторю, склоняюсь. Во всяком случае, то, что сегодня происходит, отвечает интересам очень влиятельных кругов. Эти круги с окончанием пандемии, если она, кстати, закончится, еще вопрос большой когда, их интересы останутся прежними и их влияние сохранится. А сегодня оно, может быть, даже и укрепляется. Поэтому они постараются закрепить те тенденции и тот плацдарм, те шансы, которые им подарила эта непростая ситуация. Что этому может быть противопоставить, я пока не вижу. Трамп борется с влиянием транснациональных корпораций, мировых банков, но он пытается сохранить в мире доминирование собственной страны. А это значит, он будет пытаться сохранить сложившийся статус-кво.

Во всяком случае, очень велика вероятность, что основные интересанты тех негативных процессов, которые запустила пандемия, постараются сделать все, чтобы эти тенденции закрепить. И влияние у них большое. Поэтому это дает мне основания для определенного пессимизма. Но будем надеяться, что появятся другие тенденции.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...