Украина надеется пересмотреть соглашение с ЕС

Украина провела раунд переговоров с Евросоюзом о возможной корректировке условий соглашения об ассоциации. Об этом поведал замминистра развития, экономики, торговли и сельского хозяйства Украины Тарас Качка. Что вдруг случилось, что на Украине озаботились корректировкой соглашения, которым очень гордились?

"Это была первая, вступительная беседа о тексте самого соглашения. Впервые мы формально говорили о том, как и что мы можем сделать. Мы считаем, что любое обновление или пересмотр — это развитие соглашения в существующих рамках и принципах", — заявил Тарас Качка. По словам чиновника, речь не идёт о существенном изменении соглашения, а лишь об "эволюции договора". Брюсселю предлагается пересмотреть:

  • таможенные тарифы;

  • взаимное признание соответствия стандартов промышленной продукции;

  • адаптацию соглашения с учётом происшедших изменений нормативной базы ЕС.

"Реализация задуманного Киевом плана может привести к интеграции Украины в таможенную систему Евросоюза. Но на практике всё это может заработать в 2021", — уточнил Качка.

Неужели наступило неожиданное прозрение в неэффективности соглашения? И главное: насколько реально, что произойдёт его пересмотр? Ответить на эти вопросы мы попросили экспертов.

С точки зрения изменения торговых моделей сотрудничества — это ещё более сложный процесс, чем подписание нового соглашения, ведь придётся пройти особую процедуру внесения изменений в рамках европейской бюрократии, обращает внимание экономист и финансовый аналитик Алексей Кущ. "И такие наши "друзья", как Венгрия, не преминут воспользоваться шансом их заблокировать. Да и Польше не нужна Украина как сильный конкурент на рынке промышленных товаров и продукции перерабатывающих отраслей. Чисто теоретически Украина могла бы вести переговоры с ЕС и США по поводу активации программы "всё, кроме оружия", как это делают Камбоджа и Бангладеш, но тут мы упираемся в имидж наших "элит".

Ну не верят им европейцы, когда они просят преференции, аргументируя их бедностью страны. Ведь европейцы судят по личным активам просящих, а не по реальным показателям жизни простых украинцев. Это как приехать на "Мерседесе" и просить скидку на 10 гривен — всегда могут возникнуть соответствующие вопросы. Именно поэтому Камбодже ЕС открывает торговые ворота, а Украине — с существенными ограничениями. Да и чисто формально окно возможностей по внесению изменений откроется нескоро: экономическая часть соглашения вступила в действие 1 января 2016, и только через 5 лет стороны могут провести консультации по изменению ввозных пошлин. То есть не ранее 2021. А с другой стороны, почему бы не попиариться на этой теме уже сейчас?" — скептически отмечает Кущ.

По словам самого главного переговорщика от Украины Тараса Качки, это была некая вводная беседа, то есть даже не переговоры, уточняет директор департамента экономической политики ФРУ Сергей Саливон. "Якобы были обозначены 3 блока проблем: 1) пересмотр тарифов, потому как они действуют в тех рамках, которые были согласованы 6-10 лет назад; 2) обновление положений о нетарифных барьерах, т. е. взаимного признания соответствия и приемлемости промышленной продукции, т. н. "промышленного безвиза"; 3) адаптация соглашения к изменению регуляторных правил, произошедших в Евросоюзе. По первому пункту серьёзных изменений быть не может в силу того, что стороны уже, по сути, максимально снизили свои тарифы. По второму есть большие сомнения в том, что европейская сторона пойдёт на признание украинских документов о соответствии, учитывая общее недоверие к украинским институтам, уровень коррупции в стране и т. п.

Замечу, что, говоря о нетарифных ограничениях, пан Качка не упомянул о квотах, которые являются едва ли не главным нетарифным ограничением как минимум для аграриев. Наконец, по третьему пункту и договариваться не о чем: Украина в этой части отказалась от суверенитета и обязалась следовать в кильватере правовой политики ЕС. Учитывая фигуру переговорщика от Украины, который ранее отметился как лоббист интересов транснациональных компаний и является типичным соросёнком, а также вспоминая такую прекрасную часть его биографии, как работа "решалой" при Романе Насирове (бывшем тогда главой фискальной службы), украинским производителям от переговоров ничего хорошего ждать не стоит", — выдаёт жёсткую перспективу Саливон.

Внести изменения в невыгодное для Украины соглашение предлагал ещё Пётр Порошенко, но ЕС на его предложения не отреагировал (вернее отреагировал, но это было неприятно), комментирует политтехнолог Василий Стоякин. "Проанализировать ход выполнения соглашения летом предложил и Владимир Зеленский, он же высказался за предоставление новых возможностей для развития бизнеса. Скорее всего, речь идёт именно об анализе реализации соглашения. Теоретически внести в него изменения можно, но, скорее всего, они будут технические, с учётом произошедших в стране изменений. Однако вероятность изменения соглашения в интересах Украины равна нулю. Даже не из-за позиции ЕС, а из-за того, что украинское правительство имеет очень смутное представление о стране, которой оно руководит", — пессимистически настроен Стоякин.

Украина регулярно проводила переговоры по корректировке приложений к договору об ассоциации, так что понимание дисбаланса, заложенного в договоре, было с самого начала, уточняет аналитик Александр Мордкович. "Более того, именно это, а не мифическое вступление в Таможенный союз, стало причиной задержки подписания в 2013. Киев хочет выровнять положение в агросекторе — ведь соглашение подразумевает практически запретительные таможенные тарифы вне предоставленных Украине квот. Такая корректировка маловероятна, учитывая дотации для фермеров, выплачиваемые ЕС: им незачем убивать собственное производство допуском дешёвых товаров. Ещё менее вероятно признание украинских стандартов в промышленном производстве для допуска на их рынок высокотехнологичной продукции. Так что, вероятно, всё закончится согласованием технических моментов по накопленным за годы действия соглашения изменениям законодательства и пересмотром некоторых квот", — полагает Мордкович.

Согласно правилам, принятым Евросоюзом, по прошествии определённого времени после подписания договора об ассоциации подписанты имеют право подать свои предложения об уточнении или изменении текста договора, уточняет эксперт Экономического дискуссионного клуба Олег Пендзин. "Такое время для Украины сейчас наступает — так что всё в порядке вещей. Что именно хочет Киев предложить Брюсселю, нужно спрашивать у представителей нашей власти, но я бы точно пересмотрел весьма дискриминационные положения по введению квот на поставку в Европу украинской сельхозпродукции", — надеется Пендзин.

Судя по заявлениям украинской стороны (в частности, вице-премьера по вопросам евроинтеграции Дмитрия Кулебы), в соглашении Киев хочет изменить в сторону увеличения квоты на закупки украинских товаров странами Евросоюза, предполагает эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Даниил Богатырёв. "Эти квоты вызывали огромное количество вопросов ещё в 2013, так как они очевидно недостаточны. Подтверждением может служить то, что по отдельным группам товаров Украина исчерпывает свои квоты на поставки в ЕС уже в первые месяцы каждого нового года. Так, например, квоты на мёд у нас регулярно заканчиваются за 3-4 недели, а на курятину — за 1,5-2 месяца. В условиях, когда за последние 6 лет экспорт украинских товаров в Россию и страны ЕАЭС существенно сократился, власти просят Евросоюз увеличить квоты на ввоз украинских товаров, чтобы наша страна получила хоть какие-то дополнительные доходы от экспорта. Однако вопрос о том, зачем это нужно Брюсселю, остаётся открытым", — недоумевает Богатырёв.

Соглашение об ассоциации и ЗСТ с Евросоюзом было той самой морковкой, с помощью которой Украину вывели на майдан, напоминает политолог и экономист Александр Дудчак. "Ассоциацию эту выдавали за членство, текст соглашения толпа майдана (и не только) не читала, предпочитая верить словесному поносу тех, кто врал неграмотной публике про "евроинтеграцию" со сцены майдана: Яценюку, Турчинову, Луценко, Парубию и прочим жуликам. То, что это соглашение неравноправное, было понятно любому, кто имел желание заглянуть в его текст. Так что последствия абсолютно закономерные: условия "сотрудничества" не просто невыгодны Украине, а очень вредны. Поэтому Европа не будет пересматривать выгодные ей условия. Украине вновь расскажут о перспективах и возможностях увеличения квот на поставки украинской продукции на рынки ЕС, но лишь после выполнения необходимых условий: перехода на их стандарты, соблюдения фито- и санитарных норм и т. п., плюс — борьба с коррупцией и проведение реформ. И прочая словесная белиберда, заменяющая у корректных европейцев короткий посыл в пешую эротическую прогулку", — констатирует Дудчак.