Эквадор: где левая и правая сторона?

Эквадор в октябре был охвачен многотысячными протестами. Наблюдатели утверждают, что речь идет о настоящем мирном восстании масс с целью свержения правительства Ленина Морено.

Он даже на время от испуга перенес деятельность правительства из столицы страны Кито в город Гуаякиль. Оба города были наполнены протестующими.

Третий по величине город Куэнка практически оказался на несколько дней отрезан от остальной части страны баррикадами на всех магистралях, ведущих к городу.

Власти не раз применяли силу для разгона манифестантов. Число задержанных превышает 400 человек. Конфедерация индейских народов сообщила о множестве убитых, раненых и пропавших без вести.

Совершенно очевидно, что это случилось в результате действия правительственных сил.

Бывший президент Эквадора Рафаэль Корреа из-за границы назвал своего бывшего соратника Морено предателем.

Этот кризис начался с момента принятия властями Эквадора пакета экономических мер, осуществляемых под эгидой Международного валютного фонда. Детонатором событий послужила отмена государственных субсидий на горючее.

Сначала случилась забастовка транспортников, а дальше протесты начали нарастать, и события покатились подобно снежному кому. По призыву индейских организаций и профсоюзов на какое-то время страна была парализована всеобщей забастовкой.

Кито был заполнен массами индейцев, по которым особенно больно ударяли проводимые правительством Ленина Морено реформы.

Власти в конце концов были вынуждены пойти на уступки после встречи Морено с лидерами индейских организаций.

Тем не менее можно сделать некоторые выводы. Печальная ирония состоит в том, что человек со звучным именем Ленин практически покончил с левым проектом его предшественника. Морено перечеркивает все социальные меры, осуществленные правительством Рафаэля Корреа. Корреа позиционировал себя как социалист, но был деятелем скорее социал-демократического, реформистского толка, нежели радикальным социалистом.

Тут надо подчеркнуть, что ничего подобного социализму кубинского образца в Эквадоре не было.

Корреа осуществлял социальную политику и довольно серьезно сумел перераспределить национальное богатство в пользу бедноты и среднего класса, потеснить олигархию и крупную буржуазию. Зависимость от могучего североамериканского соседа сменилась инвестициями и дешевыми кредитами из Китая. Люди действительно стали жить лучше.

Кроме того, Корреа пытался проводить независимую внешнюю политику: избавился от американского военного присутствия в стране; позволил укрыться в своем посольстве в Лондоне Джулиану Ассанжу, которого преследовали Соединенные Штаты и Швеция.

Однако его преемник Морено за время своего президентства свел на нет все начинания Корреа. Он вернул в страну американских военных, выдал Великобритании Ассанжа, лишив его политического убежища. Он сделал это, видимо, для того, чтобы преодолеть последствия прежней фронды и максимально быстро помириться с Вашингтоном.

Эквадорский случай демонстрирует, как легко может быть демонтирован социальный проект, не опирающийся на структурные экономические реформы. Так называемый "социализм эквадорского образца" никаким социализмом не был. Это была политика перераспределения социал-демократического толка в условиях периферийного зависимого капитализма. Именно поэтому игра политических сил, приход оппозиции к власти или смена курса бывшим соратником, как в случае с Ленином Морено, легко позволяет демонтировать все левые проекты в Латинской Америке.

Эпоха левых правительств, левого поворота подошла к своему концу, завершая исторический цикл. Это совпало с появлением в Белом доме в Вашингтоне Дональда Трампа. В президентство Дональда Трампа давление на левые правительства Боливии, Венесуэлы и Никарагуа усилилось. Администрация Трампа вводит всевозможные санкции против этих стран, пытаясь добиться ухода левых правительств с политической арены в Латинской Америке.

Трамп не раз уже публично заявлял, что "социализму нет места на американском континенте".

Изменению политического климата способствовали провалы и самих левых правительств Латинской Америки. По обвинению в коррупции оказался в заключении бразильский лидер Лула да Силва. Схожие обвинения выдвинуты и против его преемницы Дилмы Русеф. К власти пришло крайне правое правительство Жаира Болсонару.

Это важный драматический поворот. В свое время Ричард Никсон говорил, что "куда пойдет Бразилия, туда пойдет и Латинская Америка".

Сейчас кажется очевидным, что левый эксперимент в Латинской Америке на этом этапе испытывает серьезные трудности. Куба и Никарагуа еще как-то держатся, но, возможно, после Эквадора и Венесуэлы Вашингтон возьмется за Никарагуа и Кубу с удвоенной энергией. Недавно администрация Дональда Трампа ввела новые санкционные меры против кубинской экономики, связанные с банковскими операциями.

Так что в этом полушарии холодная война все еще продолжается, США все еще сражаются с "призраком коммунизма".

Венесуэла же уже несколько лет подряд сотрясается от экономических неурядиц, галопирующей инфляции, выступлений оппозиции. Мы, однако, видим лишь верхушку айсберга и не представляем себе всего масштаба тайных операций, которые организуют там Соединенные Штаты с целью свержения правительства Николаса Мадуро. Впрочем, любому человеку, который знаком с историей Латинской Америки, это очевидно.

Собственно, рассекреченные через тридцать лет документы ЦРУ и Госдепа дают об этом наглядное представление. Теперь уже известно, как все это организовывалось в Чили в 1973 году, а еще ранее, в 1954 году, в Гватемале.

Было бы неверным, впрочем, списывать экономический хаос в Венесуэле лишь на санкции Вашингтона. Они были введены лишь около года назад. Причина: падение мировых цен на нефть, за счет экспорта которой жила Венесуэла при Чавесе, коррупция и некомпетентность сотрудников государственного аппарата.

Надо сказать, что власти стран, где осуществлялся левый поворот, то есть Никарагуа, Боливии, Эквадора, Венесуэлы, много делали и делают для включения масс в активную социальную жизнь. Там строили социальное жилье, ликвидировали трущобы, делали доступными для населения кредиты под небольшие проценты как для развития бизнеса, так и для потребительских целей. Тем не менее эти режимы не обладали достаточной прочностью для того, чтобы удержаться от бурь в мировой экономике и успешно противостоять внешнему давлению, а также атакам своей оппозиции.

Следует заметить, что любые страны, имеющие не диверсифицированный характер и с экономикой, ориентированной на экспорт, очень уязвимы перед любыми потрясениями в мире.

Также эти страны подвергаются давлению за свое стремление проводить независимую внешнюю политику. Правительства социал-демократической или социалистической ориентации неизменно вызывают раздражение Вашингтона.

Кроме того, государственный аппарат и вся судебная система, например, в Эквадоре, остаются прежними. Было бы странно, если они вдруг безоговорочно встали бы на защиту социальных реформ, осуществленных левым правительством. В Венесуэле, правда, есть партия чавистов, боливарианская социалистическая партия, но велик уровень коррупции и некомпетентности. Средний класс и средства массовой информации недовольны положением дел и выступают против Мадуро. Следовательно, условия для дестабилизации венесуэльского режима остаются.

Ну и есть, конечно, такой достаточно закрытый и загадочный институт, как армия. Высшие и средние чины, как правило, получают образование и инструктаж в Соединенных Штатах. Командующие вообще обычно заканчивают или West Point, или обучаются в специальной школе для латиноамериканских военных в Fort Bragg в Соединенных Штатах. Поэтому армия хоть и играет самостоятельную роль в любой стране Латинской Америки, тем не менее часто выступает на стороне очень консервативных, правых сил. Венесуэла в этом смысле скорее исключение, где армия пока что горячо поддерживает Николаса Мадуро, но кто знает, как долго это продлится, если экономическое давление на эту страну будет продолжаться.

Как известно, Дональд Трамп стремится минимизировать присутствие Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, уйти из Сирии, но на "внутреннем дворе", как со времен "доктрины Монро" рассматривается в США Латинская Америка, Дональд Трамп заинтересован в существовании режимов, не проявляющих слишком большую независимость от политики Вашингтона. К давлению Вашингтона из всех стран социалистической ориентации, пожалуй, лучше всех приспособлены Куба и Никарагуа, где при всей экономической бедности и проблемах существует государственный аппарат, сформированный после вооруженных революций и отличающийся лояльностью по отношению к политическому руководству. Тем не менее если Дональд Трамп станет президентом во второй раз в 2020 году, этим государствам следует приготовиться к новому витку сложностей.

Так что в эквадорском кризисе, как в зеркале, отразилась вообще противоречивая судьба левого проекта в Латинской Америке.

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...