Эксперты: лучшее решение сирийского конфликта - заморозка военных действий

В чем состоят интересы Саудовской Аравии и на чем базируется ее внешняя политика? Почему эта серьезная страна допустила так много ошибок на международной арене? Почему сирийский конфликт действительно не имеет военного решения? Как достичь долгосрочной стабильности и безопасности в Сирии и на Ближнем Востоке в целом?


Крепко ли Эрдоган сидит в своем кресле?

На эти и другие вопросы "Правды.Ру" ответили востоковеды — заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов и доцент Института международных отношений МГЛУ Икбаль Дюрре.

Читайте начало интервью:

Ось Россия — Турция — Иран: начало союза или ситуационная линия?

Эксперт: американцы хотят помирить Эрдогана с курдами

Андрей Бакланов: Саудовская Аравия и Иран на самом деле не враги

Эксперты: США создали на Ближнем Востоке Голливуд и продают туда билеты

Почему террористы прикрываются ваххабизмом

— Андрей Глебович, как вы в целом оцениваете внешнюю политику Саудовской Аравии? Считаете ли вы, что именно из-за их действий в регионе уже долгое время поддерживается крайняя напряженность, часто вспыхивают новые конфликты? И как это связано с религией, духовными лидерами?

Андрей Бакланов: Действительно, в отдельные периоды времени были ошибки по целому ряду направлений у саудовцев. Да, они связывались со всевозможными деструктивными элементами. Одна из наиболее крупных ошибок, из-за которой они очень пострадали, это, конечно, была их поддержка в самых таких жестких реакционных и просто антиобщественных движений в Афганистане и других странах.

Талибов всего треть государства признало. Но они держались до последнего. Мы им говорили, что талибов (был 2001 год) в течение этого года будут бить, потому что они всех уже достали. Зачем вам с ними иметь отношения? Они говорят: "А что нам совсем уходить? У нас там второй секретарь сидит". Они говорили, что должны знать обо всем, что там происходит, поэтому там посольство помогает и все прочее. Ошибки были и по другим направлениям.

За последние 20-30 лет произошли принципиальные изменения в религиозном составе Саудовской Аравии или поменялась религиозная концепция? Нет. Саудовская Аравия вместе с Сирией организовали так называемую группу Дамасской декларации, объявили, что они союзники на вечные времена, что они очень довольны, что скинули ненавистный режим тиранов в соседних странах, и т. д.

Потом они заявили, что фиаско Саддама Хусейна объединило их, что надо быть вместе, надо образовать союз. И они образовали союз и были в самых прекрасных отношениях. А потом что получилось?… Саудовская Аравия, конечно, как и многие другие, как и многие наши с вами коллеги, дали маху в 2011 году, когда списали режим и самого президента Сирии раньше времени, сочли, что сценарий, который был в Ираке и Ливии, теперь будет реализован и там.

Западные сценаристы действительно серьезно взялись за одну страну. А мы в это время, в сентябре 2011 года, были в Сирии и с президентом встречались. Это как раз начало тех событий. Сорокаминутная беседа вылилась почти в четырехчасовую. О чем говорил президент Асад нашей делегации? Как раз об этом.

Он говорил, что в Ливии, в Ираке сценарий поставили, а вот на мне обломятся. На мне американцы свой сценарный план не осуществят, сломают зубы, я хочу войти в историю как лидер арабской страны, где этот сценарий не пройдет. Почему его не уважать после этого? Действительно их план не прошел. Да, на севере сейчас проблемы, но большую часть страны они освободили.

Не освобождают оставшиеся территории не только из-за того, что немного не хватает военных сил. Но и потому, что получилось так, что в Идлибе и других местах на севере такие сейчас противоречия и сочленения и они могут очень осложнить жизнь не только Сирии, но и многим другим, в том числе Ирану и России. Так сложилось и случилось. Поэтому заморозка конфликта — один из вариантов. Это, конечно, плохой вариант. Но другие варианты могут быть еще хуже.

— Что военного решения нет, с самого начала президент Сирии Башар Асад говорил, потом это повторял и Владимир Путин, а потом много кто еще говорил. Но военного решения действительно до сих пор нет? Или нужно все-таки ударить кулаком по столу и сказать: "Или сотрем вас ракетами и танками, или подписывайте конституционную декларацию, соглашения и участвуйте в выборах".

А. Б.: Тут конкретная ситуация. Конкретная ситуация заключается в том, что военного решения нет, потому что не получится.

— Почему не получится?

А. Б.: Будет много крови, но еще больше будет вони, потому что будут обвинять в непропорциональном применении силы. Это сложнейшая проблема.

Икбаль Дюрре: Совершенно не понятно, какая будет реакция коалиции на это.

А. Б.: Реакция может быть ужасная.

И. Д.: Коалиция может использовать этот момент для удара по Дамаску. И как тогда быть? Третья мировая война, что ли? Поэтому очень сложно. Я тоже согласен, что лучше заморозить, чем воевать.

А. Б.: Да, воевать сейчас всем опасно. Совершенно неясны прогнозы. Многие будут просто очень довольны, если там война начнет разрастаться. И она пойдет уже по всем направлениям: туда, и направо, и налево, и на север, и на юг…

И. Д.: Конечно. Я думаю, что американцы как раз этого и ждут. Поэтому они и поддерживают Турцию в этом направлении. Они ждут, чтобы там какая-то военная более серьезная заваруха пошла именно потому, что более серьезные военные действия со стороны Асада могут провоцировать их на ответный шаг, обратный удар.

Читайте продолжение интервью:

Эксперты: спасти мир можно по заветам Сталина 

Беседовал Саид Гафуров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Домашнее