Автор bratkov

Легендарный путь генерала

О судьбе бедного юноши из Золотоноши, ставшего выдающимся русским военачальником

Сто девяносто лет назад под Лейпцигом состоялось одно из самых грандиозных сражений того времени — Битва народов. 200-тысячная армия русских, немцев, австрийцев, англичан и шведов вынудила армию Наполеона покинуть поле битвы и начать отступление во Францию. Лейпциг стал точкой отсчета крушения величия могущественного императора. Одним из главных героев этих дней был наш соотечественник — уроженец Полтавщины генерал Дмитрий Петрович Неверовский, получивший в сражении смертельное ранение.

ТАЙНЫ ПЕТЕРБУРГСКОГО ДВОРА

Истории возвышения многих высокопоставленных царских чиновников Российской империи XVIII-XIX веков вызывали немало домыслов и кривотолков. Ведь таланты молодых людей далеко не всегда играли первостепенную роль при их выдвижении. Стремительный взлет способных юношей был довольно частым явлением послепетровской России. Другое дело, когда эти молодцы становились министрами, генералами и канцлерами, а из их официальных жизнеописаний исчезал ряд подробностей.

Биография выдающегося генерала Неверовского, прославившегося в 1812-1813 годах, также была сильно подкорректирована еще при его жизни. Карьера Дмитрия Петровича, сына городничего Золотоноши Полтавской губернии, довольно стремительная и яркая. Родился он 21 октября 1771 года в селе Прохоровка. По официальной версии, 15-ти лет от роду был записан солдатом в лейб-гвардию Семеновского полка.

По тогдашнему обычаю все дети генералов и высокопоставленных сановников попадали в лейб-гвардию, причем их записывали, бывало, даже с младенчества. "На бумаге" они проходили военную службу, и когда им действительно подходил срок идти в армию, получали чины поручиков и даже майоров. Но как туда попал сын городничего мелкого уездного городка? Об этом историки умалчивают.

Лишь в одном издании середины XIX века, повествующем о жизни известных полтавчан, можно найти более подробные сведения о Неверовском. Как-то через Золотоношу проезжал министр образования Российской империи граф Петр Завадовский. Был ливень, дороги раскисли, и графу пришлось заночевать в этом городке. Самым приличным оказался дом городничего, там Завадовский и увидел юного Неверовского. Утром граф предложил родителям будущего генерала приличную сумму денег и дал им обещание, что поможет юноше в Санкт-Петербурге сделать блестящую карьеру. Понятно, что родители согласились.

Завадовский выполнил свое обещание, записал Неверовского в лейб-гвардию Семеновского полка. Там он, конечно, не служил. По утверждениям автора жизнеописаний полтавчан, Завадовский любил юношу, как своего собственного сына, и ничего для него не жалел.

Во дворце Завадовского Дмитрий оставался почти год, но как только услышал о начавшейся Русско-турецкой войне, бежал из гостеприимной столицы. Самое интересное, что граф даже снарядил за ним погоню, но та догнала Неверовского уже в действующей армии. Графу ничего не оставалось, как посодействовать о зачислении его поручиком и адъютантом к одному из известных генералов того времени — князю Репнину. Такова "темная" страница биографии Дмитрия Петровича.

ОТСТУПЛЕНИЕ ЛЬВОВ

Нет смысла перечислять все подвиги Неверовского, поскольку кроме удачливой фортуны он еще оказался настоящим храбрецом и дельным командиром. Назовем лишь самые примечательные вехи его биографии. В 32 года стал полковником, в 33 — генерал-майором. Именно ему в 1803 году было поручено сформировать в России три полка морской пехоты, а в 1811-м — самую молодую дивизию русской армии — 27-ю пехотную, покрывшую себя немеркнущей славой.

10 июня 1812 года полки Великой армии Наполеона Бонапарта перешли Неман. Еще не обстрелянная дивизия Неверовского вошла в состав 2-й Западной армии генерала Багратиона. Горячий грузинский князь, вероятно, жалея более опытные и надежные войска, решил использовать дивизию Неверовского в качестве арьергарда — щита: мол, если погибнет, то это не так болезненно ударит по боеспособности армии.

Но дивизия не погибла. Более того — отразила нападение кавалерийского корпуса маршала Мюрата. 2 августа 1812 года Неверовский принял бой под местечком Красным в Белоруссии. Всю дивизию он выстроил в громадное каре и в таком порядке отступал на север — к Москве. В течение пяти часов отбивая непрерывные атаки французской кавалерии, колонна Неверовского прошла 12 верст. Лишь к вечеру натиск конницы Мюрата ослабел. Дивизия же спокойно ушла к Смоленску — на соединение со 2-й армией. Пораженные мужеством русской дивизии, французы окрестили это сражение "отступлением львов".

Защита Смоленска стала вторым значительным подвигом солдат Дмитрия Петровича. Дивизия вместе с корпусом генерала Раевского должна была продержаться в городе всего два дня — пока не соединятся 1-я и 2-я русские армии. Сам Неверовский впоследствии писал сестре об этой битве: "Заметить надобно, что дивизия три дня кряду была в жестоком огне; сражались, как львы, и от обоих генералов (командиров корпусов Дохтурова и Раевского. — Прим. Я. Т.) я рекомендован наилучшим образом. Оба дня в Смоленском ходил я сам в штыки; бог меня спас; только тремя пулями сюртук мой расстрелян; потеря была велика, как офицеров, так и рядовых".

После Смоленска русская армия продолжала отступать к Москве. Как известно, у Бородино главнокомандующий армией генерал-фельдмаршал Кутузов выбрал позицию для встречи французов. Чтобы успеть укрепиться на ней, в нескольких километрах от Бородино построили Шевардинский редут, который ровно на день должен был сдержать напор французов. Оборонять его вновь назначили дивизию Неверовского. В два часа дня 25 августа начался бой за редут. Трижды французские части безрезультатно атаковали, но лишь к вечеру смогли сюда ворваться. Дивизия Неверовского под натиском французов отступала. У начальника обороны редута генерала Горчакова остался в резерве лишь один батальон Одесского полка — из 27-й дивизии. Горчаков приказал солдатам громко кричать "ура!" и бить в барабаны. Французы сочли, что на выручку Неверовскому идут свежие силы, и прекратили преследование.

Утром 26 августа началась Бородинская битва. Части 27-й дивизии заняли флеши у села Семеновское, вошедшие в историю как Багратионовские флеши. Эти укрепления французы штурмовали с особым упорством. Отбивая вторую атаку французов, генерал Неверовский получил легкую контузию в левую руку и грудную клетку, но остался в строю и даже отразил третью атаку.

И все же русские не смогли удержать флеши под Семеновским, где смертельно ранили князя Багратиона. Поздно вечером русская армия и остатки 27-й дивизии отступили к Москве и к Тарутинскому укрепленному лагерю. За два с небольшим месяца дивизия генерала Неверовского потеряла более 10 тысяч солдат. К Тарутинскому лагерю он дошел едва с полутора тысячами.

ПОСЛЕДНЕЕ СРАЖЕНИЕ

За подвиги в войне 1812 года Неверовский получил чин генерал-лейтенанта и корпус. Впрочем, его надо было сформировать. Основной частью корпуса стала прославленная 27-я пехотная дивизия. Лишь в сентябре 1813 года корпус присоединился к русской армии, преследующей Наполеона в Европе.

В составе Силезской армии союзников корпус Дмитрия Петровича участвовал в сражении при Кацбахе, за которое генерала представили к награде. Войска Неверовского были брошены на штурм Галльского предместья Лейпцига. Во время атаки генерал получил пулевое ранение в ногу. От эвакуации с поля боя отказался. Начальник Неверовского генерал Сакен, узнав о ранении, вызвал Дмитрия Петровича к себе в ставку. Там Неверовскому стало плохо. Хирург Малахов разрезал сапог, вскрыл рану, достал раздробленные кости, но извлечь пулю сразу не смог. Во время операции генерал потерял сознание.

Через несколько дней у Неверовского началась гангрена. Делать ампутацию было бессмысленно. Он скончался, не приходя в сознание, 21 октября 1813 года в местечке Галле, куда был доставлен на лечение. Именно в этот день ему исполнилось 42 года.

Во время празднования 100-летия Отечественной войны 1812 года прах генерала Неверовского перевезли в Россию и захоронили рядом с братской могилой солдат 27-й пехотной дивизии. До сих пор возле памятника этой дивизии стоит скромное надгробие, на котором написано: "Здесь погребен прах генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского, мужественно сражавшегося во главе своей 27-й дивизии и контуженного в грудь ядром 26 августа 1812 года".

Ярослав Тинченко

Источник:
"Киевские Ведомости"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
Казахстан открыл свои порты для США
Это не фантастика: Украина набирает Крымскую полицию
Это не фантастика: Украина набирает Крымскую полицию
Наш ответ США: возможности и опасности
Израиль шантажирует Россию, угрожая уничтожить С-300 в Сирии
Под Орлом памятник советским воинам обнесли колючей проволокой
Западные СМИ рассказали о русском оружии Судного дня
"Нужен только приказ": ядерное супероружие готово к применению
Кому мешает графа "Национальность"
Наш ответ США: возможности и опасности
Израиль шантажирует Россию, угрожая уничтожить С-300 в Сирии
Чем России грозит резолюция ПАСЕ по Донбассу
Казахстан открыл свои порты для США
В Китае предложили России рецепт, как избежать влияния санкций Запада
Путь наверх от Петра Листермана
Мировой скандал: Минобороны РФ показало сбитые ракеты коалиции
Казахстан открыл свои порты для США
Наш ответ США: возможности и опасности
Казахстан открыл свои порты для США
Белгородок обязали получать разрешение на аборт в церкви
Мировой скандал: Минобороны РФ показало сбитые ракеты коалиции