Коротченко: "Сафронов предстанет перед судом не за публикации"

Главный редактор "Правды.ру" Инна Новикова и главный редактор журнала "Национальная оборона", военный эксперт Игорь Коротченко в прямом эфире обсудили громкое задержание экс-журналиста и советника главы "Роскосмоса" Ивана Сафронова, которого ФСБ обвиняет в передаче сведений, составляющих гостайну службе внешней разведки Республики Чехия, работающих под эгидой ЦРУ.

Читайте начало интервью:

— Возможным мотивом задержания Ивана Сафронова могла стать его публикация в то время, когда он работал в "Коммерсанте". Публикация была о предполагаемых поставках современных российских истребителей Су-35 в Египет. После этой публикации Помпео угрожал Египту санкциями. Был большой скандал, в том числе, что редакция выдает некие военные государственные тайны. Речь идет о публикациях, либо о конкретной продаже документов, за которые получаются деньги?

— Речь идет не о публикации, а именно о целенаправленной передаче сведений чешской разведке. Повторяю еще раз, за любой восточно-европейской спецслужбой стоят американские кураторы. Они слабы, не обладают нужной оперативной квалификацией, не могут оценить, может быть, нужность и масштаб той информации, которую они получают. Всегда дальше в дело включается старший брат. В данном случае — американский.

Сафронов предстанет перед судом не за публикацию заметок

Сафронову все-таки инкриминируется не публикация, поскольку публикация — это выполнение его профессиональной деятельности. Ему вменяется передача с корыстными интересами: материальную оплату, либо заинтересованность в такой оплате, передачу секретной информации конкретно чешской службе внешней разведки. В Чехии три спецслужбы:

  1. контрразведка ловит шпионов и вербует иностранцев, которые находятся на территории Чехии. Если такая вербовка была удачной, в дальнейшем она проводит зарубежные операции по связи со своей агентурой;
  2. военная разведка — традиционно в любой стране входит в структуру Министерства обороны. Здесь военная разведка Министерства обороны Чехии;
  3. служба внешней разведки.

Чехи — посредники, информация уходит в Лэнгли

Сафронову — со слов его адвоката — инкриминируется сотрудничество именно со службой внешней разведки Чехии. Она небольшая, достаточно компактная, где-то порядка 2,5 тысяч оперативных и технических сотрудников плюс гражданский персонал. Но это спецслужба со всеми ее атрибутами. Понятно, что добываемый массив информации, аналитика и все прочее уходит прямым каналом в Лэнгли, где находится штаб-квартира ЦРУ.

И уже американцы курируют те или иные операции, либо ту или иную агентуру, которая вдруг случайно, либо целенаправленно попала на контакт, либо была завербована чешскими спецслужбами. Вот ситуация выглядит так. Еще раз: ему инкриминируется не профессиональная деятельность, не публикации, а именно передача информации. Что касается упомянутой публикации, я считаю, что это недопустимая вещь, потому что он нанес удар интересам экспорта российского оружия.

— Не только он. Издание, очевидно.

— Конечно, и издание. С точки зрения, допустим, интересов нашей страны данная публикация нанесла нам конкретный финансово-материальный и политический урон. Но предъявляют ему конкретно совершенно другие эпизоды.

— В период советской власти не могло быть речи о том, чтобы какая-то опасная информация могла появиться в центральных и даже в областных или в районных газетах. Но сейчас издания, тот же "Коммерсант", не государственные. Если государство недостаточно правильно хранит свои тайны, значит…

— Журналист писал в достаточно чувствительной "красной зоне". Кто работает с военной информацией, с военными источниками, прекрасно отдает себе отчет, что это зона риска. Сафронов — не мальчик, не студент первокурсник. Это 30-летний мужчина, тем более из семьи потомственного военного корреспондента, поэтому прекрасно отдавал себе отчет, что можно, а что нельзя. Тем более в этой сфере он проработал практически 10 лет.

Это состоявшийся военный обозреватель. Он должен был фильтровать, что можно писать, а что — нельзя.

Обвинение должно предъявить весомые доводы

Но ему, я подчеркиваю еще раз, инкриминируются конкретные корыстные устремления за передачу спецслужбам Чехии информации, которая затрагивает сферу военно-технической политики, экспорта вооружений, и эта информация, по крайней мере, по двум экспертизам, о которых известно в рамках данного уголовного дела, признана содержащей государственную тайну. Здесь уже наступают совсем иные последствия, чем просто от газетной публикации.

То есть если посмотреть соответствующую статью государственной измены, там достаточно четко прописано. Задача адвокатов доказать, что это не так. Задача следствия — представить не просто версию, а подтвердить ее процессуально оформленными вещественными доказательствами в рамках предстоящего судебного процесса. Я бы не стал разделять подходы наших либеральных коллег, где они обвиняют ФСБ во всех грехах.

Дело о государственной измене — достаточно серьезное преступление. Поэтому, подчеркиваю на мой взгляд, Сафронова не стали бы задерживать, если в деле оперативной разработки, которая осуществлялась в отношении него органами контрразведки, не содержались бы уликовые материалы, которые достаточны для того, чтобы суд принял точку зрения стороны обвинения. Это моя личная экспертная позиция. Еще раз подчеркиваю, я не обвиняю Сафронова, не говорю, виновен он или нет. Это определит суд.

Беседовала Инна Новикова

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...