Илья Шаблинский: люди должны учиться на собственном политическом опыте

Председатель совета директоров "Правды.Ру" Вадим Горшенин вместе с доктором юридических наук, профессором Ильей Шаблинским рассуждают на тему эффективности унитарного государства и продолжают тему самостоятельности регионов.

Читайте начало интервью:

Арест Фургала

— Мы с вами говорили о правах. Фургала взяли через несколько дней после голосования по Конституции. Организаторы голосования большое значение придавали поддержке этих поправок. Поскольку Хабаровский край выступил не так, как, условно говоря, Чечня или Дагестан, то люди вполне возможно решили, что их наказали за право выбора.

— Думаю, что решение о том, что Фургала надо снимать, где-то в Администрации президента приняли пораньше, наверное. Но решили отложить это до голосования. Он должен был какую-то обеспечить им явку, какие-то цифры. Я так понимаю, особых усилий он не прикладывал. Может быть, там и считали довольно честно. Я не знаю. Но, так или иначе, я думаю, что его хотели убирать. Он вёл себя достаточно независимо, а потом в законодательном собрании большинство оказалось в ЛДПР. И он как бы контролировал край.

Он оказался достаточно энергичным человеком и быстро набрал популярность. Он ездил по краю. Мы с вами, может, за этим особо не следили. Но я почитал всё, что о нём писали за последние полгода. Он быстро набрал популярность. Он врач по профессии, потом предприниматель. Но от него этого никто не ожидал. И в Администрации президента, я так понимаю, не ожидали. По-моему, тут такая установка, популярных и перспективных политиков, это моё мнение, убирают. Если у него ещё есть в прошлом такие зацепки: занимался бизнесом, цветными металлами, не дай бог торговал, с Китаем. Тут замечательно. Есть за что схватиться. Главная причина в том, что он показал себя достаточно независимым политиком, набирал популярность.

— Я читал, что первый доклад по Фургалу пошёл где-то в декабре прошлого года. Говорят, что арест Фургала — это совместная некая акция силовиков и внутриполитического блока. Нам это неизвестно, но тогда появляются вопросы: если на протяжении 5-6 месяцев где-то знали о том, что есть такие-то вещи на этого губернатора, то, наверное, надо было подбирать кого-то на его место, того, кого бы приняли жители Хабаровского края. Сейчас видим заминку, когда человеку предъявлены тяжёлые обвинения, а никого на его место нет.

— Думаю, подобрали уже давно. Не ожидали, что тысячи людей выйдут на улицы. Решили повременить немножко, подождать. В общем, наша власть опытная достаточно. Она понимает, что уличные протесты, если они мирные, даже очень массовые, они должны схлынуть со временем. В общем, они не опасны, но нельзя идти на прямую конфронтацию с большими массами людей. Они выждут и кого-то предложат. В это время будут регулярно сообщать через все СМИ (региональные и федеральные), какой Фургал опасный человек.

Устойчивость государства тут особой опасности не подвергается. Пока менять губернаторов можно достаточно просто и спокойно. К этому уже все привыкли. Я считаю, это ненормально. Я считаю, что регионы должны выбирать себе губернаторов.

Федеральный центр должен следить за тем, чтобы не было сепаратистских движений, как в Чечне и в Татарстане были в своё время. Должен оказывать поддержку регионам-реципиентам. У нас их большинство. Которые просто не могут без дотаций, без госбюджета. Вот и всё. Нельзя так бесцеремонно поступать с теми, кого выбрали люди. И вообще это ненормальные методы управления государством.

Помните, в Калининградской области выбирали Карпенко, главу местного порта. Он оказался не самым удачным губернатором. Через четыре года выбрали другого. Можно про другие регионы вспоминать. Люди должны учиться на собственном политическом опыте.

Унитарное государство или федерация?

— Федерация должна жить по федеративным законам, а у нас сейчас всё-таки больше государство унитарное по новым поправкам. Вы специалист в конституционном праве. Можете дать ответ?

— Фактически унитарное. Формально остаётся федеративным. Это означает, что у органов власти субъектов есть некая реальная власть, есть некий участок, область, где они вполне самостоятельны. Этой области, этого участка очень мало. Он очень узкий. Если говорить формально, у нас есть по 71-й статье Конституции исключительные полномочия Федерации. Это длинный-длинный перечень. Есть совместные полномочия, предметы совместного полномочия, 72-я статья. Тоже длиннейший перечень. Но фактически этот длинный перечень — там тоже Федерация играет решающую роль. Там Федерация принимает некие законы об основах здравоохранения того же, но фактически она играет решающую роль и в этой области.

Что остаётся регионам? Вывоз мусора, местные промыслы, речной транспорт там, где он есть. Кроме того, в Администрации президента у нас определяют кандидатуры всех глав. Всё решается в Администрации. Выборы фактически — это имитация. На выборах дают возможность только утвердить кандидатуру, выбранную в Москве. Такой порядок может существовать какое-то время. Это неплодотворный подход к управлению нашим государством. Путин должен был играть определённую роль в том, чтобы подавить сепаратистское движение в Чечне.

Я был в Татарстане в 1992 году. Там были движения за выход из России. "Азатлык", Татарский общественный центр — они были за выход из России. Я говорил с лидерами этих организаций. Но с Татарстаном удалось урегулировать тихо-мирно благодаря Шаймиеву. В постоянном диалоге и экономическим рычагам в Чеченской республике. Там сложилась радикальная группировка вокруг Дудаева. Нужно ли было в таком масштабе использовать федеральные вооруженные силы? Издержек оказалось больше.

Предположим, Путин эту задачу решил. Я так понимаю, что он исходил из логики постепенной, пошаговой логики установления контроля над региональными властями. В общем, он этого всего добился. Решил эту задачу. А какой результат? У нас действительно эти регионы даже более-менее сильные утратили самостоятельность. Мы видим бедность как была главной бедой начала нулевых годов, так спустя 20 лет мы вернулись к этому. Регионы теперь привыкли быть зависимыми от Москвы и самостоятельности просто уже боятся. Богаче страна не стала. Богаче регионы не стали. Людей приучили, что от них ничего не зависит.

У людей просыпается чувство собственного достоинства, люди становятся чуть более общественно политически активными в силу разных причин. Фактически унитарное государство неэффективно. Тот, кто будет после Путина, должен будет эти гайки расслаблять. Но дело не в гайках даже. А дело в том, что регионы, по крайней мере, регионы-доноры, сильные регионы чтобы обладали большей самостоятельностью и большим пространством для творчества, чтобы они потихоньку богатели благодаря самим себе.

Беседовал Вадим Горшенин

К публикации подготовил Игорь Буккер

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...