Главные СМИ России - против президента?

Поправки в Конституцию РФ — тема №1. Но почему о них молчат, просто показательно игнорируют федеральные каналы? Почему никто даже не сообщает населению, о чем идет речь? Зачем тогда вообще спрашивать мнение народа по вопросам, о которых люди слышали только краем уха, но ничего не знают по существу? Эти и другие проблемы председатель совета директоров "Правды.Ру" Вадим Горшенин обсудил с экономистом, преподавателем Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России Владиславом Гинько.

Грозит ли России кризис из-за обвала цены на нефть?

Читайте начало интервью:

Голосуй — не голосуй, юридически это ничего не значит 

— Владислав, конечно, очень хорошо и важно, если лидер страны может общаться с людьми, которыми он руководит, выяснять их мнение и так далее.

— Только приветствовать можно.

Поправки в Конституцию принимают по очень странной процедуре

— Страна советов у нас раньше была. Теперь тоже будет как бы совет с народом, но зачем? Ведь можно высказаться только оптом по всему огромному пакету, из которого уже, совсем не спрашивая народа, убрали такие важные положения, как запрет чиновникам и депутатам иметь зарубежные активы и гражданство. А если можно обойтись без голосования и ничего не менять по этим вопросам, то зачем спрашивать по мелочам?…

— Можно без этого. И без референдума — тоже.

— Тем более, что ситуация в экономике сейчас — далеко не лучшая, мягко говоря. А на это голосование придется потратить не один миллиард рублей.

— Демократия — это дорогая штука, можно сказать.

— Я недавно сильно удивился указу Собянина по поводу коронавируса. Там написано первым пунктом "граждане обязаны", вторым — "работодатели обязаны", и только в конце — "Департаменту здравоохранения надо обеспечить". Ничего граждане Собянину не обязаны, правильно? Так же — по этому голосованию. Ведь это — решение Госдумы, президента, еще кого-то. А какие у них права влезать в процессы бизнеса?

— Да.

— Потому что объявление выходным днем дня рабочего означает для бизнеса потери достаточно ощутимые.

— Да. Но все-таки это тоже будет как бы праздник — День новой Конституции. Мы же ее пишем на десятилетия.

— Нет, извините, президент как раз и сказал, что у нас будет не новая Конституция, просто вносятся поправки.

Да, с поправками. И уже она модернизирована. Кстати, Конституционный суд решит, насколько она новая. Потому что, мы как понимаем, произойдет, может быть, обнуление президентских сроков. И вполне возможно, кстати, Конституционный суд постановит, что-то и по другим пунктам. Хотя президент сказал, что он вроде бы не согласен с досрочными выборами в Госдуму. Но КС может сказать, что все органы власти должны снова стартовать с нуля.

Потому что если существенным образом меняется основной закон страны, то совершенно логично, что требуется пересменка, условно говоря. Как мы видим, сразу последовала отставка правительства Дмитрия Анатольевича Медведева. Медведев отреагировал именно на то, что поправки меняют в принципе все то, как работает вся эта конфигурация власти и, соответственно, нужна перезагрузка.

— Здесь важно даже не это. На самом деле я, если и не резко против поправок, то как минимум против их количества. Их ведь вносят сразу десятках страниц.

— Да.

Почему федеральные СМИ молчат

— На самом деле людям об этих поправках, хотя бы самых важных, что-то конкретно объяснить за месяц даже голосования достаточно сложно.

— Этого практически никто вообще не делает. Я не про вас говорю, а про наши федеральные телеканалы. Они почему-то молчат. Они — опять про Украину, про коронавирус.

— Там, видимо, сидят очень умные люди, которые что-то знают не так, как мы. Вопрос в чем?

Меня это волнует, если все-таки серьезно. Я помню, что даже когда про поправки говорил президент, выступал целый час, общался с общественностью в Петербурге, а на канале "Россия-1" в итоговой программе в воскресенье ничего об этом даже не было. Как будто президент даже не общался с общественностью, как будто там не обсуждались поправки.

На федеральном канале было все, что угодно, кроме этого вопроса. Вот это что? Я понимаю, например, в Соединенных Штатах мейнстрим-медиа от The New York Times до The Washington Post все делают так, чтобы обвинить Трампа во всех смертных грехах.

Но я надеялся, что у нас этого нет, а теперь я думаю, что и у нас главные СМИ подобным образом работают.

Как мне объясняют, у нас пропаганда идет следующим образом: мы в новостях показываем Путина, показываем синхрон, когда трансляция идет. А почему тогда в программах ничего по существу не объясняете? Мы с вами, получается, берем ту функцию. Нам должны с вами, кстати, из бюджета компенсировать, потому что мы ведем за них эту работу…

— Да ну бросьте.

— Нет. Любой разговор о поправках очень важен. Даже если критично к ним относиться. Вы настроены критично, я — позитивно. Это — самый идеальный, мне кажется, диалог.

— Это хорошо. Мы с вами можем выяснить отношения.

— Конечно, да. Потому что если двое собираются, которые оба против поправок или оба за них, то и смысла в этом нет. Кстати, тот же самый Платошкин любит собираться в основном с теми людьми, которые против. Вот они сидят и обсуждают, как все плохо и как поправки тоже плохо. Или, наоборот, собираются те, которые за поправки. Кстати, похоже, что вообще их практически нет в СМИ. Я не понимаю, где они? Вот только мы с вами и собрались…

Беседовал Вадим Горшенин

Подготовил Юрий Кондратьев