Сердце Франции - собор Парижской Богоматери

Собор Парижской Богоматери, благодаря одноименному роману Виктора Гюго получивший всемирную известность, в будущем году отмечает 850-летие со дня основания. Чем, кроме истории любви, воспетой гениальным писателем, известен этот величественный храм? Как он строился, какие опасности ему грозили и зачем его украсили знаменитые "богомерзкие" химеры?

Конечно, этот собор занял достойное место в истории не только благодаря истории горбуна Квазимодо и прекрасной Эсмеральды, освещенной в многочисленных фильмах, спектаклях и мюзиклах. 850 лет назад, в 1163 году в его основание был заложен первый камень. Но даже древние хроники расходятся во мнении, кто этот камень заложил — епископ Морис де Сюлли или папа Александр III во времена правления тогдашнего короля Людовика VII.

А строилось здание почти 200 лет и было закончено лишь в 1345 году, когда Франция вовсю была охвачена Столетней Войной, всего за два года до вспышки эпидемии чумы, выкосившей треть Европы.

Читайте также: Капуцины: ораторы под острыми капюшонами

Прослеживается определенная мистическая параллель между этими двумя событиями. Конечно, не в том смысле, что Францию постигла небесная кара за постройку величественного храма. Просто, несмотря на бездну человеческих трагедий, упомянутая эпидемия привела к главному — освобождению посевных площадей, урожая с которых ранее еле-еле хватало только на еду для перенаселенной Европы. Что, в свою очередь, сделало возможным интенсификацию производства, великие географические открытия и т. д. А это привело сначала к расцвету эпохи Возрождения, а затем — и к смене Средневековья буржуазной эпохой Нового времени.

Смена эпох прослеживается и в архитектуре Собора. В нем присутствуют черты раннего романского стиля с его тяжеловесностью, намеком на двойное назначение мощных храмов-крепостей. Но гораздо больше там легкой готики, высоких шпилей, стрельчатых окон, цветных витражей.

Русский религиозный философ князь Евгений Трубецкой не зря обращал внимание на различия в церковной архитектуре Западной Европы, Византии и Руси. Так, шатровые купола византийских храмов, по мысли автора, свидетельствуют об определенной удовлетворенности верующих их уровнем духовного развития. Что, разумеется, не означает их "теплохладности" — но все-таки не способствует особенно мощным порывам ввысь. Купола-"луковицы" русских храмов — это, по мысли Трубецкого, символ жертвенной любви к Богу и ближним.

А вот высокие, стремящиеся в небо шпили готических храмов свидетельствуют о таком же стремлении в своих духовных поисках. "Дух Фауста", вечно ищущий истину, не всегда двигался в правильном направлении, однако именно ему современная западная цивилизация обязана своими достижениями, в первую очередь — техническими.

Интересная деталь: собор Парижской Богоматери формально не был главным храмом королевства. Королей традиционно короновал в Реймсе тамошний архиепископ, в силу этого почитавшийся почти как архиепископ Кентерберийский в Англии. Но точкой отсчета для всех расстояний на путевых табличках страны служит именно описываемый собор. Тем самым он признается не только духовным сердцем, но и географическим центром Франции.

С началом Великой французской революции с храмом произошла трагикомическая ситуация. Пришедший к власти Робеспьер потребовал у парижан отступные за то, чтобы "твердыня мракобесия" не была снесена, как чуть раньше — Бастилия. Причем официальным назначением суммы было заявлено финансирование "экспорта революции" в другие страны. Горожане, несмотря на свои революционные настроения, предпочли развязать кошельки — только бы не наблюдать за разрушением любимой святыни.

Диктатор удовлетворился тем, что переименовал дом Божий в "храм Разума" (культ которому усиленно насаждался новой властью вместо "устаревшего" христианства). А заодно приказал поотбивать головы находящимся там статуям французских королей, видимо, желая распространить на скульптуры свой любимый опыт решения всех проблем с помощью гильотины. А спустя несколько месяцев то же орудие казни поставило точку в жизни самого Робеспьера.

Собор вернули Церкви только в 1802 году вскоре после того, как Наполеон, которому надоели революционные игры, короновался в качестве императора и помирился с Римом. А в середине XIX века здание подвергли реконструкции. Среди прочего, на его фронтоне появились знаменитые химеры, до сих пор вызывающие удивленные вопросы неискушенных посетителей: дескать, какое отношение имеют фигуры демонических созданий к христианскому храму? Ответ прост — они призваны напоминать верующим о существовании не только Царства Небесного, но и преисподней с ее неприятными обитателями. Тем не менее, древним строителям Собора в XIII веке изобразить химер почему-то в голову не пришло. А вот их далекие потомки, видимо решившие, что они умнее своих предков, адские скульптуры таки разместили. Между тем, критикуют за это первых создателей величественного храма, ставших "без вины виноватыми".

Читайте также: Непростая судьба Храма Христа Спасителя

Еще в здании находится самый большой в мире орган, состоящий из 8 с лишним тысяч воздушных трубок. В разные годы на нем играли великие музыканты — например, всемирно известные композиторы Сезар Франк и Камиль Сен-Санс.

Конечно, о самом известном храме Франции (да, пожалуй, и всего католического мира тоже) можно рассказывать еще долго. Но вообще, по Библии, "Бог обитает не в рукотворных храмах" (Деян. 7:48). Настоящим домом Божьим они становятся лишь при условии, что в них собираются по-настоящему верующие люди, чья общность и является Церковью, "телом Христовым". А без этого и самом прекрасном Соборе может появиться "мерзость запустения на святом месте" (Дан.11:31) Что, увы, очень вероятно в современной Европе, которая с каждым годом дальше отходит от своих христианских корней в угождении "духу века сего" — глобализации.

Читайте самое интересное в рубрике "Религия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Подробности атаки ИГИЛ на Росгвардию в Чечне: есть убитые
В ближайшие 100 лет Россия будет жить без ГМО
Опрос: поддерживают ли россияне легализацию наркотиков
Полиция России готовит "супердепортацию" мигрантов
Российские авиакомпании хотят заставить платить за провоз телефонов и зонтов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Зачем США навязывают всему миру свое энергетическое сырье
Почему нашему государству пора объявить войну офшорам