Автор Правда.Ру

Это ты, Эдичка. Да это уже не мы…

Он прошел через все. От нашего интереса к образу советского литературного панка, впрочем, тогда еще не знали этого слова, до отторжения его книг, до брезгливости, потом — восприятия, потом — дикого интереса к его возвращению, потом — некой гадливости снова — к тем политическим играм, в которые он ввязался.

Сейчас все всем надоело. Надоел мальчик, который берет дерьмо руками без перчаток, и начинает размахивать этим дерьмом у всех над головами, с призывом возмутиться, как мерзко воняет...

Мы возмутимся, может быть, может быть, побыстрее пройдем мимо. А мальчик — в дерьме — справит в тюрьме свое шестидесятилетие. А девочка — и вообще умерла... Если называть вещи своими именами, то она ведь была музой... А он — писателем. Не исключено, что великим...

Но все его выверты, вся его непристойность заставляют забыть или стараться забыть о такой простой вещи — в России, в тюрьме сидит писатель. Неважно, что он там написал. Важно, что писатели снова — сидят, а мы идем мимо...

Мы едем мимо — по всей России заборы исписаны какими-то дурацкими омерзительными лозунгами, которые и цитировать-то недостойно приличного человека. Лозунги подписаны — НБП. "Ясно" - становится нам все ясным — Лимонов не наигрался в экстремизм. Это болезнь — играть в экстремизм. Это вызывает брезгливое недоумение. Лимонов опять оказался в первых рядах. А вслед за ним пошла волна эмигрантов. Они все боролись за демократию, подвергались опасности, уезжали. Но им там надоело.

Мы тут без них что-то построили — уж как могли, как умели. А они вернулись обратно, и снова борются — за то, чтобы "разрушить все взад", потому что им не понравилось и потому, что они там соскучились. Лимонов — из них, неприкаянный нонконформист, который, попади в рай, начнет пачкать стены лозунгами непристойного же во всех отношениях содержания.

А кроме того, что он — нонконформист, так еще и духовный мазохист, всегда и везде выбирающий роль маргинала и парии, отщепенца и шудры, юродивого, но не блаженного, а прокаженного... А нам такое не нравится.

Сегодня сам Лимонов — и фамилия — нонконформистская — вместо родной Савенко — что-то сводящее скулы — провел параллели между Чернышевским, Бродским, и им — Эдичкой...

Позвольте — позвольте, у Чернышевского были сны Веры Павловны, а не сравнение литературного прототипа жены во время полового акта с креветкой. Бродский, уехав в Америку, не описывал в прозе, жанр которой весьма близок к исповедально-автобиографической, как он делает минет негру — Бродского любила Ахматова, он писал о сфинксах и Петербурге и никаких параллелей быть просто не может, так как Бродский мог приехать, и не приехал, а Эдичка тут же примчался — размахивать вечной какашкой над нашими головами...

Однако сможем ли мы повторить вдолбленные с детства осуждающие царя речи о том, что Пушкин был гений, поэт и нельзя было подходить к нему с обычными мерками, нельзя было ссылать, надо было терпеть и защищать?

А Пушкин призывал, между прочим, к свержению государственного строя в компании декабристов, которых повесили, и чьи трупы растворили то ли в кислоте, то ли в извести, на острове Голодай... Пушкин оказался в Михайловском. Не в Нерчинске... И не в Лефортово. И не в казематах Петропавловской крепости.

Лимонов он ведь -тоже поэт, хотя произведения в прозе... И к нему тоже надо с иной меркой.

Когда шел процесс над поэтессой Алиной Витухновской, в писательской, диссидентской и богемной среде шел страшный вой — об окончании в России периода свободы слова и о поэте в неволе. А вторым слоем — шли слухи, что поэзия и свобода слова тут ни при чем, а за наркотики отвечать надо.

Витухновская, конечно, пишет стихи, которые называют талантливыми, но если положить произведения Витухновской и Лимонова на весы справедливости, то, безусловно, перевесит Лимонов...

ПЕН-клуб что-то пишет, изредка писатели подписывают некие письма в защиту Лимонова, а все остальные — молчат или тихо злорадствуют, легко уворачиваясь от какашек, бросаемых Лимоновым через решетку тюремных окошек.

Почему-то Лимонова защищают французы, которые шлют разные письма в его поддержку — почти в тех же количествах, что русский ПЕН-клуб.

"Главный "помилыватель" России писатель (!) Анатолий Приставкин сказал по моему поводу "Литературной газете": "Пускай сидит, где сидит". Вряд ли он пытался вникнуть в суть моей истории: за что арестован и находится в СИЗО Лефортово Эдуард Лимонов. Но, по-видимому, Приставки отлично помнит, как Лимонов лет этак 10-12 назад, войдя в книжный магазин "Глоб", находящийся в центре Парижа, нарушил благостное удовольствие встречи читателей с тремя прибывшими из России писателями: с г-ном Приставкиным, господином Разгоном и г-жей Петрушевской. Никакого скандала даже не было, Лимонов лишь высказался о завываниях Льва Разгона как о второсортной лагерной литературе, еще что-то язвительное добавил. Результат — "главный помилыватель" не может слышать о Лимонове без отвращения.

Вот сколь немного нужно, чтобы автору 30 книг так вот швырнули: "Пусть сидит, где сидит!" Достаточно, оказывается, одного эпизода десяток лет назад. Злопамятный помилыватель!" - это Лимонов о себе — из тюрьмы.

Эдичка (не фамильярность, не амикошонство, отождествление автора с литературным героем, писателями столь нелюбимое, но неизбежное), конечно, передергивает, как всегда передергивал — говоря о том, что если не вызволить его сегодня, то все мы окажемся на его месте завтра.

Не все,и не завтра. Но насчет тенденции он прав — безусловно.
Но тенденций мы никогда не боялись, пока гром не гремел.

О вечности Лимонову беспокоиться незачем — в вечности, он, в соответствии с русскими народными традициями, Родиной будет обласкан.

Но пока — жив Лимонов, каждый день, проведенный им тюрьме, ложится на нашу коллективную совесть, если она, разумеется, у нас сохранилась...

"Завершая процесс, судья Владимир Матросов заявил (обнадеживающе?): "Мы удаляемся и будем долго думать". Приговор Эдуарду Лимонову, Сергею Аксенову, Нине Силиной, Владимиру Пентелюку, Олегу Лалетину и Дмитрию Карягину будет вынесен 15 апреля. Если, конечно, суд не станет думать дольше.

Ему реально могут дать 14 лет. Но и тогда он не станет стариком. Он выйдет сейчас или никогда. Потому что никакая книга стихов или лирической прозы не стоит одного дня тюрьмы. Солженицын — великий человек, но все, что он говорил о неволе, — не то. Потому что ТО говорил Шаламов. Умерший в доме престарелых.

26 февраля, в Центральном Доме литераторов все-таки состоится большой юбилейный вечер, посвященный 60-летию писателя. Без самого писателя. Весь сбор от него пойдет в фонд Эдуарда Лимонова." - пишет НГ.

О девочке "дрянного мальчишки" мы все написали. И написали хорошее — когда она умерла. А до этого — слегка интересовались что она там опять утворила и брезгливо отодвигались.

Эдичка пока жив, и еще не осужден. Успеем исправить ошибку или снова наступим на те же грабли? Девочке вот-вот — 40 дней... Эдичке — 22 февраля — шестьдесят...

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Искусственный интеллект и политика: грядут войны роботов и беспилотников?
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Литва "помогла" Украине летальным оружием советских времен
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Басманный суд Москвы: дело Серебренникова
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Резня в Сургуте: все подробности атаки и комментарии экспертов
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора