Кормилица России — земля, а не супермаркет

Больше 92 процентов российской земли находится сегодня в госсобственности и, по признанию самих властей, используется неэффективно. Миллионы гектаров пахотных земель в дальних уголках стоят заброшенными, а лакомые участки вблизи крупных городов с многочисленными нарушениями распродаются под строительство. Как решить земельный вопросОб этом Pravda.Ru рассказывает заведующий кафедрой управления недвижимостью, проблем землепользования и ЖКХ РАНХиГС при Президенте РФ Евгений Богомольный.

Евгений Исаакович, в частной собственности у нас — только семь процентов земли. Почему государство как будто взяло военный лозунг "Ни пяди земли не отдадим" в частные руки? Премьер сказал: "Земля — это наша высшая ценность, мы ее не можем распродавать, это богатство будущих поколений.

Ну и что в результате мы имеем? Очень часто мы имеем просто деградацию земельного фонда и отсутствие реальных возможностей для правительства". Власть признала, что земля используется неэффективно. Одни говорят, что землю нужно приватизировать, продать в частную собственность. Другие считают, что нужно ее бесплатно раздать нуждающимся. Третьим оба варианта кажутся катастрофой, потому что государство худо-бедно все-таки следит, чтобы не было злоупотреблений. Как по-вашему?

— Земля всегда была большой проблемой. В 1917-й году земля была основным вопросом, и всегда была. При этом в России и при царе, и при советской власти не было частной собственности на землю. Закон о земле, о введении частной собственности на землю был принят уже в наше время, в начале 90-х годов, чтобы сформировать класс эффективного собственника, как говорилось. Но и сегодня, в принципе, частной собственности на землю так и нет.

Горожанам дали возможность бесплатной приватизации жилья. Между селянами поделили колхозную или совхозную землю, сказали: у тебя там — 2 га — твой пай. Но ведь это очень сложно и абстрактно. Раньше было общинное земледелие, потому что земля — разная. Возле реки — хорошие укосы, а на холме или у болота — плохие. На южной стороне можно богатый урожай взять, а на северной вырастет не намного больше, чем посадил. Поэтому всегда земли менялись.

В общине ты косишь сегодня траву для своей коровы в пойме, а завтра — в лесу, чтобы честно было. И тут вдруг — частная собственность. Из земельных паев по-настоящему приватизировано всего лишь 10-12 процентов. Только десятая часть выделенных в натуре участков прошла всю необходимую процедуру. При этом от 30 до 40 миллионов га земли не используются, выпали из севооборота. А это несколько приличных стран.

Если их использовать, да еще увеличить урожайность, то и себя бы всем обеспечили, и были бы по многим позициям не просто экспортерами, а суперэкспортерами. Сегодня, к сожалению, даже по сравнению с северными странами Европы, где такие же климатические условия, у нас результаты намного хуже. Там средняя урожайность — за 60 центнеров с гектара, у нас — в лучшем случае 20.

А ведь еще в царское время была разработана технология безотвальной вспашки земли, которая позволяла сберечь влагу и получать хороший урожай. В 2010 году засуха очень четко показала, что хозяйства, которые применяли эту технологию, получили в среднем по 20-22 центнера с гектара, а рядом те, которые по старой технологии все пахали, получили ноль.

— А в чем сложность? Почему не могут перейти на новые технологии?

— Сложность первая была в том, что учебник этого русского агронома нашли в библиотеке в одном экземпляре. Хорошо, что нашли денег, чтобы его размножить и раздать людям. Кто этим занимается, те получают хороший урожай. С землей надо уметь работать. Частники собирают больше урожаев. По ряду сельхозпродукции частники дают больше половины, а по некоторым — почти сто процентов того, что мы с вами потребляем.

В Удмуртской республике, которую я представлял в Государственной думе, когда закупили голландские технологии, урожайность повысилась почти в 5 раз. Раньше картошки, капусты, морковки собирали в среднем по 110 центнеров с гектара.

Когда мы посадили голландские семена и следовали технологии, то получили 530. Через три года, когда попробовали не покупать в Голландии семена, то получили те же 110. К сожалению, мы свое семеноводство, селекционную работу загубили, нам приходится брать семена и молодняк скота и птицы за границей. Нам надо в первую очередь это возрождать.

— Как возможно все-таки активизировать все эти процессы, поднять сельское хозяйство, решить земельные вопросы? Кто этим должен заниматься?

 - Есть очень хороший выход, в свое время предложенный еще нашей царицей, когда заселяли разные регионы. — Людям давали землю, предоставляли бесплатный переезд, давали подъемные семена и прочее-прочее. И ведь потянулись не только российские жители, но даже из Германии.

Потом была даже республика немцев Поволжья. Государство было заинтересовано в том, чтобы развивать земельные дела и получать урожай.

— То есть вы за преимущественно бесплатную раздачу земли?

— Сегодня — капиталистический мир, мы все — Запад, хотим по-западному. У нас объявлена частная собственность на землю, но это не принципиально. Когда Венгрия, Польша, Болгария и другие страны Восточной Европы были социалистическими, там осталась частная собственность на землю. В то же время в ряде капиталистических стран земля государственная. И это не мешает. Важен не принцип — чья земля, важны условия.

Человеку, который купил или взял землю в аренду на 49 или на 99 лет, важно быть уверенным, что ему будет помогать государство, оно его будет защищать, в том числе от засилья иностранного. Сегодня в большинстве стран объединенной Европы сельское хозяйство собственное, в принципе, задавлено. Потому что одни немецкие сельхозпроизводители могут завалить своими продуктами половину Европы.

Обязательно должны быть равные условия, что для крупных агрокомплексов, что для фермеров, что для частников. Если агрохолдингу дали три рубля на корову, то и фермеру — три рубля. Подход должен быть един, потому что мы постоянно то одних гробим, а потом вытаскиваем, то других. Сохранилась у нас с советского времени кампанейщина, а сельское хозяйство — самое ранимое, там такие наскоки особенно вредны.

— Если будет привлекательные условия, желающие арендовать или купить землю найдутся?

— Конечно же, тяга к земле заложена в нашем народе. Мы же были преимущественно сельской державой. Сейчас есть множество примеров, когда люди просто бросают работу и уходят из города на землю, чтобы получать экологически чистые продукты, воспитывать детей, чтобы они понимали самое главное, что кормилица-то у нас — земля, а не супермаркет.

— Правительство планирует сократить срок изъятия неиспользуемых сельхозземль с 5 до 3 лет. Как вы к этому относитесь?

— Конечно, это нужно делать. На это есть несколько причин. Достаточно серьезно развиваются крупные агропромышленные холдинги — самые крупные землевладельцы. У них есть полная производственная цепочка по производству и переработке. Это неплохой вариант, но есть территории, где раньше все использовалось, а теперь уже 15-летние деревья растут. А ведь мы целину распахивали, чтобы земли добавить.

Но есть две основных категории. Первая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые сегодня просто простаивают у сельхозпроизводителей. Вторая — надо возвращать в сельхозоборот земли, которые были куплены про запас. Это земли вблизи крупных населенных пунктов. Их очень много, но сложно сказать, сколько точно, потому что такие данные никто не публикует.

Компании, которые по дешевке скупали у тех же селян неоформленные паи, и не смогли их перевести в индивидуальное жилищное строительство, заниматься сельхозработами не хотят. Они ждут, когда, может быть, что-то изменится.

Поэтому нельзя всех грести под одну гребенку. К тому же, недавно минэкономики подготовило законопроект, чтобы с 2016-го года деление земли на категории отменить. Сейчас этот законопроект висит на regulation. gov.ru.

— С какой целью они планируют отменить?

— Под строительство.

— Но уже и сейчас очень много махинаций по этой теме…

 - Ну, махинации-то у нас всюду есть. Это "святое" дело… А главная цель законопроекта — снижение барьеров для застройщиков. Вообще, надо следовать закону. У нас законы, которые приняты, дают нам всем возможность нормально жить.

У нас хромает просто их исполнение. Как всегда главные беды — дураки и дороги. А все из-за того, что закон — как дышло. Поэтому мы не можем нормально построить свою страну.

Читайте также:

Валерий Шанцев: У нас есть все, кроме ананасов

Сельское хозяйство с интеллектом. Что это?

Кому не рады ни на рынке, ни в супермаркете

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Почему в России не хватает земли?

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Энергетическая экспансия США: уголь для Украины, СПГ для Литвы
Курт Волкер пообещал восстановить территориальную целостность Украины
Вернувшимся на родину литовцам обещают "теплый прием и заботу"
Потерю Крыма Украина оценила почти в три триллиона рублей
Порошенко снова обещает предложить перемирие в Донабассе
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов
Александр РАЗУВАЕВ: сдерживание роста зарплат — лоббирование интересов крупного капитала
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Тела погибших моряков эсминца "Джон Маккейн" найдены в отсеках корабля
Война памятников: они и мы
Почему Китай не спешит подписать торговое соглашение с ЕАЭС?
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Кравчук — о причинах конфликта России и Украины: "объятия, которые душат"
Олег АНДРЕЕВ — о псевдоценностях Запада и истинных сокровищах России
Мировой терроризм не обойдет Россию
Названы семь самых неоправданно дорогих продуктов питания
В Москве вместо детского паззла в посылке нашли 30 килограммов наркотиков
Макрон: принимать мигрантов — дело чести
Путин поставил вопрос о конкурентоспособности российских портов
Дмитрий ЛИНТЕР — о том, зачем Эстония привечает радикальных украинских нацистов