Стрелять или не стрелять - вот в чем вопрос

Стрелять или не стрелять? Такой вопрос часто становится перед сотрудниками полиции в те моменты, когда их жизни угрожает опасность. А дело все в том, что порядок применения оружия российскими полицейскими расписан очень четко и многовариантности не предполагает. Но это ли причина того, что в России "при исполнении" гибнет много полицейских.

Изучив десятки законов, актов, инструкций и не раз испытав на себе суровый взгляд начальства, полицейский не будет уверен в необходимости расстегнуть кобуру даже тогда, когда ему грозит смертельная опасность. Выстрелить и оказаться за решеткой — такая перспектива наиболее вероятна, ведь доказать необходимость своего решения и его правомерность бывает неимоверно трудно, а доводы о том, что это была самооборона, суд вряд ли устроят.

В России к полиции относятся неоднозначно — скрывать тут нечего. И большинство наверняка скажет, что-то, о чем далее пойдет речь, совсем не стоит таких бурных обсуждений: беспредела в полиции хватает, не стоит ныть о том, что правоохранители такие беззащитные.

Трагедия на Ленинградском шоссе в декабре прошлого года отлично показывает, насколько вышеописанное утверждение неверно, а законы, акты, инструкции и запреты плотно засели в головах полицейских. Тогда у "Макдональдса" на Ленинградском шоссе погибли два сотрудника полиции. Правоохранители планировали задержать с поличным подозреваемых в вымогательстве, но при попытке это сделать злоумышленники открыли огонь. Полицейские также попытались отстреливаться, но робко, единично. Потом говорили: они боялись стрелять, так как место было людное. Коллегам удалось задержать нападавших, но здесь уже не в этом дело.

Почему сотрудники полиции побоялись стрелять, не смогли спасти свою жизнь? Не были уверены в точности своей стрельбы, выучке или попросту боялись застрелить нападавших, представив себе то, что может произойти далее?

Читайте все материалы по этой теме в специальном сюжете

Еще один случай (в подмосковном Домодедове) отлично доказывает утверждение, что достать пистолет для наших правоохранителей — проблема, а если был сделан выстрел на поражение — проблема вдвойне. Теперь полицейского, который застрелил подозреваемого, будут судить. Чуть более сорока подписей, которые в защиту сотрудника МВД поставили его коллеги и знакомые, — все, что можно сделать в этой ситуации. И этого не хватит не только для того, чтобы изменить систему, но и для того, чтобы полицейский не отправился за решетку на долгие годы. Доводы о том, что выстрел был сделан в момент опасности для жизни самого сотрудника и жизней окружающих, суд, безусловно, рассмотрит. Только надеяться на оправдательный приговор, скорее всего, не стоит.

В начале прошлого года в Государственную думу была внесена законодательная инициатива. Предлагалось расширить полномочия сотрудников полиции в части стрельбы и самообороны. Некоторые моменты можно было назвать сенсационными. Автор поправок, депутат ГД, член комитета по обороне Алексей Журавлев, предлагал дать право стрелять при малейшем подозрении на то, что человек с оружием откроет огонь по полицейскому первым. Причем год назад Алексей Журавлев предлагал не придавать значения тому, какой именно пистолет находится в руках предполагаемого преступника: боевой, травматический или хоть игрушечный. Не подчинился законным требованиям сотрудника полиции, не опустил оружие (предмет, похожий на оружие) — виноват сам, а правоохранитель окажется прав.

Спустя год поправки в закон так и не были приняты. Тогда, в январе 2013-го, в разговоре с корреспондентом "Правды.Ру" Алексей Журавлев говорил о срочной необходимости принятия своего предложения:

"Все идет к тому, что люди начнут стрелять друг в друга беспорядочно, — говорил депутат. — Сегодня у полиции практически нет возможности стрелять. Законодательно такое право определено, но, достав пистолет и выстрелив, сотрудник полиции может оказаться за решеткой или "вылететь" с работы. Правоохранитель боится стрелять и сам оказывается жертвой преступника. И не стоит говорить о мощности оружия. Даже если человек стоит с игрушечным пистолетом и не подчиняется законным требованиям полицейского, сотрудник должен получить право стрелять. Либералы часто кивают в сторону Америки, а вот там как раз полицейский будет стрелять, даже если подозреваемый откажется ему показать свои руки".

"Правда.Ру" взяла комментарий у депутата Алексея Журавлева и в этот раз. И вот что он сказал:

"Полицейские гибнут, эта проблема есть. Но правительство решило, что все то, о чем говорилось в законодательной инициативе, уже есть в действующем законодательстве и принимать что-либо "сверху" не имеет смысла. То есть, права и возможности сотрудников полиции уже прописаны".

Прошел год. Что изменилось? Ровным счетом ничего. В США, о которых говорит Алексей Журавлев, несколько случаев смертей среди полицейских за пять лет от пули преступника — уже ЧП в отдельно взятом подразделении. По всей России таких случаев сотни, но о ЧП никто не говорит.

Один из "архитекторов" закона "О полиции", генерал в отставке Александр Гуров говорит, что закон несовершенен (что нормально) и должен дорабатываться, однако расширять права полицейских в их возможности стрелять не стоит.

"Все разгерметизировано в законе о милиции, и применение оружия сотрудником полиции тоже. Более того, есть уголовный закон: "Необходимая оборона и крайняя необходимость". В данном случае мы говорим — крайняя необходимость. То есть человек при крайней необходимости совершает внешне действия противоправные с целью предотвратить действия более опасные. Если работник полиции применил оружие, например, при угрозе теракта, предотвратив взрыв и гибель людей, но при стрельбе "зацепил" кого-то из посторонних, то он ответственности нести не будет. Потому что это крайняя необходимость. Он совершил преступление, но оно менее тяжкое, чем предотвращенный теракт.

Такое возникает редко. Поэтому задаваемые иногда вопросы: "при малейшем подозрении" — непонятны. Должна возникнуть угроза либо жизни полицейского, либо угроза здоровью окружающих. Сотрудник должен быть в этом убежден, потому что в противном случае не поймешь, есть угроза или нет", — говорит Александр Гуров.

Есть и другие мнения, которые, впрочем, тоже сводятся к тому, что ничего менять и внедрять дополнительно не нужно. Уникальность таких мнений в том, что в нынешнем МВД менять нужно только его состав. Причем весь, без разбора. Потом можно будет разговаривать.

"Сначала надо полицию поменять. Сначала надо в органах разобраться. Посмотрите, какой у них там бардак творится! Потому что у них и подготовки никакой нет, они и попасть-то никуда не попадут, если им дать такое право, — говорит лидер движения "Право на оружие" Сергей Дубов. — На самом деле, я просто знаю, как у них проходит подготовка, и, скорее всего, она сильно отличается от той, что была в советской милиции. Гибнут они от собственной лени, они не хотят учиться, они ничего не хотят узнавать нового, им надо самим пересмотреть свой подход к вопросу. Кто сейчас в патрульных машинах сидит? ГАИ не берем, там люди хорошо и плотно заплывшие жиром, посмотрите ППС. Сколько с ними сталкивался, все время какие-то мальчики тощие приезжают. Понятно, что в армии служили, но, естественно, не в спецназе, потому что спецподразделения на контрактную основу переведены, там контрактники — здоровые мужики. Он отслужил где-нибудь, плац чистил год и пришел через год служить в полицию, как говорится, по приглашению. Он ничего не знает, ничего не умеет, их толком никто не готовит, потому что по системе МВД был очень серьезный удар нанесен этой реформой: сократили и милицейские училища, хорошие кадры, учебные кадры".

Обычно такие мнения идут вразрез, прежде всего, с мнениями сотрудников полиции и законодателями. Но вот что интересно: частично, один из авторов закона "О полиции" Александр Гуров согласен со своим оппонентом.

"Я уверен, что те ребята, которые погибли на Ленинградском шоссе, погибли, прежде всего, из-за отсутствия навыков. Их просто ничему не научили", — говорит Александр Гуров.

Еще более интересным оказалось мнение действующих сотрудников полиции. "Не считаю, что по части стрельбы мы сильно беззащитны, — рассказал "Правде.Ру" оперуполномоченный Московского уголовного розыска. — И я бы не сказал, что в нас стреляют так часто, что стоит говорить о расширении полномочий, дополнениях каких-то. Понимаете, все мы люди, все мы думаем, оцениваем ситуацию. Вот сотрудник полиции, который находится, так сказать, "лицом к лицу" с опасностью каждый день, должен анализировать и оценивать ситуацию намного лучше обычного человека. Иначе этому сотруднику в органах не место. Ну, а что касается "беспредела", как вы это называете: если у человека возник умысел, если сотрудник решил пойти на преступление, на превышение, то ему не помешают ни запреты, ни разрешения".

Эксперт по безопасности, почетный сотрудник МВД Сергей Петров вторит своему коллеге: "Ни в коем случае не надо расширять полномочия полиции по части применения оружия. В законе уже все написано, и написано точно так же, как в Америке и в Европе. Все законы о полиции в части применения оружия — все они одинаковые, даже у американцев более жестко все написано, я бы сказал. Здесь вопрос в отношении судебной системы к исполнению этого закона. Вот у нас судебная система и прокуратура настолько жестко разбираются по каждому случаю, что милиционеры просто боятся брать оружие с собой на службу, — это да. То есть, речь идет о механизме. Что касается буквы закона, там все нормально, там все в соответствии с мировыми стандартами, и это законное положение уже устоялось, когда можно применять оружие. То есть, когда у тебя явная угроза жизни, ты имеешь право защищаться. Это из общего принципа прав человека вытекает".

Дать право на оружие тем, у кого оно уже есть… Похоже на нелепый каламбур. Можно в той или иной степени согласиться со всеми, кто решил поговорить о праве на первый выстрел. Менять систему — как судебную, так и правоохранительную?… Может быть… Только эти меры невозможно осуществить мгновенно. Как, впрочем, и решить, что мы хотим от нашей полиции: защиты, законности, соблюдения прав? Вывода нет. Остается только подумать. Всем вместе.

Читайте самое интересное в рубрике "Происшествия"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!


Полиция должна стрелять без предупреждения?

Комитет Генассамблеи ООН по социальным, гуманитарным и культурным вопросам принял проект резолюции Украины о ситуации в области прав человека в Крыму. 

ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Комментарии
Варшава уговаривает европейские страны отказаться от российского газа
Тайна "Прометея": куда направлен ЗРК С-500
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Новый пресс-секретарь Шойгу "взорвала" соцсети
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Взвейтесь орлами: кремлевские звезды портят репутацию России
Олег Денисенко: Высокоточное оружие позволяет дать адекватный отпор Украине
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Владельцев СМИ признают неблагонадежными из-за родственников за границей
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Боевая подводная лодка "Сан-Хуан" пропала у берегов Аргентины
Исламисты захватили оружие, поставленное Россией сирийским военным
Уфолог разгадал план КНДР — взорвать США через вулкан
ООН приняла резолюцию против Крыма. Что теперь будет?
Будапешт жестко потребовал автономии для венгров на Украине
Сестры из США, предсказавшие 11 сентября, дали прогноз на 2018 год
Коммунисты пообещали Путину страшную судьбу Каддафи
Как воевать с "Черными дроздами"