Лики войны: кто был настоящим Штирлицем


Разведка — это работа наоборот. Чем лучше работает разведчик-нелегал, тем менее он известен даже коллегам по цеху. Наверное, в отличие от представителей других профессий, разведчиков чаще награждают за кулисами, а то и посмертно. Когда их имена рассекречивают, то все равно очень многое остается тайной или сознательной дезинформацией.

Уважаемые профессионалы, не улыбайтесь, читая эту заметку, мы постарались опубликовать более или менее проверенные факты, так что не обессудьте.

Читайте также: Имант Судмалис — имя, которое пытаются забыть

9 февраля 1995 года в палате одной из столичных клиник начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России, генерал армии Михаил Колесников и начальник ГРУ генерал-полковник Федор Ладыгин вручили Золотую Звезду Героя России Яну Петровичу Черняку. Через десять дней на 86-м году Ян Петрович скончался. Позднее в разговоре с журналистами Колесников сказал, что "этот старик является настоящим "Штирлицем"" и что с 1930-го по 1945 год он "работал там же, где и Максим Исаев".

Рассказывают, что в начале 1980-х годов во время учебного сбора командования бригад и отдельных войсковых частей спецназа Главного разведуправления Генштаба Советской Армии Ян Черняк читал курс агентурной разведки. Однажды один из слушателей поинтересовался у Черняка, которого представили как руководителя разведгруппы ГРУ, действовавшей в Третьем рейхе на протяжении 11 лет, мог ли советский разведчик служить в Главном управлении имперской безопасности под видом штандартенфюрера СС? Ян Петрович тогда якобы ответил: "Офицеров СС, тем более такого ранга, было не так уж много, и специально учрежденная служба проверяла их с особой тщательностью. Проверке подлежало их расовое происхождение, генеалогическое древо начиная с 1750 года, в том числе, происхождение всех его родственников, даже дальних… И все это было прекрасно известно руководству нашей внешней разведки, оно никогда бы не пошло на такую авантюру… А главное, в этом не было никакой необходимости. Советская агентура была внедрена и в такие сферы Германии, но состояла она из вполне чистокровных немцев". Так это было или нет — мы не знаем точно.

В соответствии с официальной биографией, Ян Петрович Черняк родился 6 апреля 1909 года в австро-венгерской провинции Буковина (сейчас Черновицкая область Украины). Его отец, чешский еврей, и мать, венгерка, пропали без вести в Первую мировую войну. Мальчик воспитывался в сиротском приюте. Образование он получил в пражском Высшем технологическом училище, в которое поступил в 1927 году. После получения диплома некоторое время проработал на электротехническом заводе, но во время мирового экономического кризиса оказался в рядах безработных. У молодого человека был талант к изучению иностранных языков. В неполные 20 лет Ян свободно изъяснялся на семи наречиях.

Во время обучения в Берлинском политехническом институте Ян вступил в Коммунистическую партию Германии. В июне 1930 года коммуниста Черняка завербовал сотрудник Разведывательного управления РККА под псевдонимом "Матиас", предложивший Яну оказать содействие в борьбе против фашизма. В том же году Черняка призвали на военную службу в Румынии. Молодой человек не желал служить рядовым в "царице полей". За коробку шоколадных конфет и пять долларов Ян попал в школу сержантов, после окончания которой устроился писарем в артиллерийский полк. Девушка-связник, передававшая секретные документы советской военной разведке, была арестована, но не выдала Черняка. После прохождения действительной службы Ян Черняк уехал в Берлин. В Румынию он больше не возвращался.

В столице Веймарской республики Черняк руководил резидентурой, но в 1935 году, после ареста бельгийской контрразведкой человека, знавшего Яна по партийной работе в начале 1930-х годов, его спешно отозвали в Москву. Специальную годичную подготовку Черняк проходил под руководством А. Х. Артузова, бывшего руководителя Иностранного отдела ОГПУ-НКВД, бывшего в тот период заместителем Четвертого (разведывательного) управления Генерального штаба Красной Армии. После окончания разведшколы начальник советской военной разведки Ян Берзин поставил перед Черняком задачу организовать резидентуру для работы по Германии, действующую с территории другой страны. Под прикрытием корреспондента ТАСС Ян Черняк выехал в Швейцарию.

В гостинице Вены у него попросили паспорт. Однако документ находился во втором дне чемодана. Заполнив анкету, находчивый разведчик сказал, что паспорт у него в чемодане, но он сначала должен подняться в номер, распаковать вещи и потом принесет его портье. В австрийском консульстве нелегалу не хотели давать французскую визу, предложив отправиться за ней туда, где выдали паспорт, то есть в Берлин. Черняку пришлось дать взятку. Незапланированная трата большой суммы денег могла поставить под вопрос выполнение разведзадания.

Проживая сначала в Париже, а после оккупации Франции, с 1940 года, — в Лондоне, Ян Петрович регулярно наведывался в Берлин, где создал мощную разведывательную сеть под кодовым названием "Крона". "Невзрачный и безнациональный, он был очень сильным и ловким, а также нетитулованным мастером рукопашного боя, — пишет автор книги "Рассекреченные судьбы" Александр Авербух. — Располагая примитивными средствами, мог подделать любой документ, классно изготовить печать, штамп. Его донесения не поддавались посторонней расшифровке, а фотоматериалы при попытке их обработать — засвечивались". Каждый беллетрист имеет право на вымысел, а в служебной характеристике появляется лаконичная запись: "Находясь в зарубежной командировке, Я. Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов". Как утверждает в своей книге "Мой отец — Лаврентий Берия" Серго Гегечкори, агентом Черняка была кинозвезда Третьего рейха Марика Рёкк (Marika Rökk). Фильм с ее участием многократно смотрел поджидавший своего связника Штирлиц. Может быть, Юлиан Семенов, беседовавший с Яном Петровичем, намекнул таким косвенным образом на участие любимицы нацистских бонз в делах невидимого фронта.

Перед нападением Гитлера на СССР агентам Яна Петровича посчастливилось добыть копию плана "Барбаросса", а в 1943-м году — оперативный план немецкого наступления под Курском. За годы Великой Отечественной войны группой Черняка было передано большое количество ценной технической информации о танках, артиллерийских орудиях, реактивном вооружении, разработкам химического оружия и радиоэлектронным системам. Подозревают, что на Черняка (следовательно, на советскую разведку) работали высокопоставленные чины не только вермахта, но абвера и гестапо, а быть может, был даже информатор из ставки фюрера. Не в этом ли секрет успеха и неуязвимости агентурной сети Черняка?

Хотя энциклопедический словарь "Разведка и контрразведка в лицах" дает совершенно иной ответ: "Многие его агенты были награждены высокими правительственными наградами. Однако сам он не был награжден из-за того, что не согласился с наказанием полковника Заботина и высказал свое негативное отношение к соперничеству между ГРУ и НКВД". Насчет соперничества между разными разведками, Черняк, возможно, прав, хотя невозможно отрицать, что из недр военной разведки вышли как незаурядные герои, так и самые известные предатели. Что же касается Заботина, то комиссия по расследованию однозначно установила: полковник явно потакал своему любимчику. В то время как шифровальщикам ради покупки пачки сигарет разрешалось покидать территорию посольства только в сопровождении двух сотрудников резидентуры, Гузенко вместе с семьей проживал на частной квартире в городе. Неужели Черняк был так слеп? Остается гадать, чем насолил Ян Петрович своему начальству.

Если на этот вопрос ответить наверняка не представляется пока возможным, зато мы знаем, почему Ян Черняк не получил Героя Советского Союза за свои неординарные успехи. С 1942 года Черняк передавал из Британии информацию по атомным исследованиям в Англии. Весной 1945 года, по заданию Центра, Ян Петрович отправился в США, чтобы заниматься теперь уже ядерными программами американцев. Руководство ГРУ представило Яна Черняка к званию Героя Советского Союза, но тут, как назло, сбежал шифровальщик советского посольства в Канаде лейтенант Игорь Гузенко. Всего за пару месяцев до измены шифровальщика, Ян Петрович дал хорошую оценку непосредственному начальнику предателя полковнику Заботину, который проморгал подготовку к побегу своего подчиненного. Мало того, что в награждении Черняку было отказано, ему пришлось самому срочно уносить ноги из-за океана. Предательство шифровальщика могло навести на след Черняка через завербованного им британского ученого-физика, которого взяла в оборот контрразведка МИ5.

Читайте также: Сорок лет как Семнадцать мгновений...

Не будем гадать на кофейной гуще, чем бы обернулось возвращение в СССР Рихарда Зорге, но вот других прославленных советских разведчиков Леопольда Треппера и Анатолия Гуревича ГУЛАГ не обошел стороной. Одного экс-руководителя "Красной капеллы" выпустили лишь в 1954-м, Анатолия Марковича, побывавшего в застенках гестапо, арестовывали дважды. Причем во второй раз уже после смерти Сталина, в сентябре 1958 года, и продержали до 1960 года.

Ян Черняк не был за решеткой ни за рубежом, ни в Советском Союзе. С 1946 года Черняк работал референтом в ГРУ, с 1950 года — переводчиком в ТАСС. Привлекался к выполнению разведывательных заданий в Европе и к преподавательской работе. C 1969 года жил на скромную пенсию. Документы на разведчика Яна Черняка находятся в ГРУ на особом хранении, и когда с них будет снят гриф секретности, неизвестно.

Читайте все статьи из серии "Лики войны"

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Игорь Буккер

Комментарии
Комментарии