Дубчек: коммунист-демократ против СССР

27 ноября исполнилось бы 90 лет главному действующему лицу событий в Чехословакии 1968 года — бывшему первому секретарю ЦК местной Компартии Александру Дубчеку. Он вырос в СССР, прекрасно говорил по-русски, но это не помешало ему сделать "шаг в сторону от социализма".

Александр Дубчек родился 27 ноября 1921 года в словацком местечке Угровец. Его отец-столяр придерживался коммунистических взглядов и в числе прочих иностранцев откликнулся на призыв приехать и помочь первому в мире социалистическому государству. Семья Дубчеков жила во Фрунзе и Горьком. В результате русский фактически стал вторым родным языком будущего политика. Не стоит удивляться, что он мог без переводчика свободно разговаривать с советскими руководителями.

На родину Дубчек вернулся в 1938 году и устроился слесарем на один из заводов словацкого города Тренчин. Время наступило тяжелое: в 1939 году Чехословакия прекратила свое существование. Чехию оккупировали нацисты, а в Словакии было создано формально независимое, союзное Германии государство. Очень многие словаки (особенно левых взглядов) не приняли такой независимости. В их числе был и Дубчек.

Читайте также: Гавел: икона демократии и критик России

Еще в 1939 году он вступил в Компартию и несколько лет поддерживал связь с коммунистическим подпольем. В 1944 году Дубчек принял участие в антифашистском Словацком национальном восстании, которое потопили в крови вторгшиеся в Словакию немцы. Будущий руководитель Чехословакии был дважды ранен, его брат погиб. Так что искать у "ревизиониста" Дубчека коллаборационистское прошлое бесполезно. Герой-антифашист пролетарского происхождения.

После войны освобожденная Чехословакия постепенно перешла к строительству социализма. До 1949 года Дубчек был рабочим в Тренчине, но затем его начали продвигать по партийной линии. В 1951-55 годах он учился на юридическом факультете Братиславского университета и одновременно делал карьеру в рядах Компартии. Студент успешно совмещал учебу с руководством местными организациями КПЧ в Тренчине и Банской Быстрице и заседаниями Национального собрания в Праге.

По окончании университета Дубчека направила в Высшую партийную школу в Москву, где его сокурсником был Михаил Горбачев. Вернувшись в 1958 году на родину, прекрасно говорящий по-русски Александр начал брать одну вершину за другой. До памятного 1968 года он успел побывать первым секретарем горкома партии в столице Словакии Братиславе, первым секретарём ЦК Компартии Словакии, членом ЦК КПЧ. И тут у него куда раньше, чем у Горбачева, проявились "перестроечные" взгляды.

Читайте также: Вацлав Клаус: гроза ЕС и "похититель ручек"

Будучи главным коммунистом Словакии, Дубчек приложил руку к реабилитации ряда словацких партийцев, которых расстреляли или посадили в начале 50-х годов по обвинению в "буржуазном национализме". Открытый и приятный в общении человек, Дубчек умело лавировал между ортодоксальным и реформистским крылом в КПЧ, явно симпатизируя последнему. "Реформаторы" постепенно набирали силу, и именно руководитель словацкой Компартии стал его лидером.

Дубчек выступал за "социализм с человеческим лицом", который бы сочетал в себе все лучшее как от социализма, так и капитализма. Он хотел расширить участие рабочих в управлении предприятий, поддержал децентрализацию экономики. Дубчек проявил себя сторонником ослабления цензуры. Такая позиция находила все большую поддержку не только в народе, но и внутри Компартии. Он также настаивал на превращении Чехословакии из унитарного государства в федерацию Чехии и Словакии.

Первый "звездный час" Дубчека пробил в 1968 году. В начале того года он был избран первым секретарем ЦК КПЧ. Это была двойная победа над ортодоксами, лидером которых считался его предшественник Антонин Новотный. Во-первых, впервые партию возглавил словак (до Дубчека страной и партией руководили чехи, которые противились федерализации страны и урезали автономию Словакии). Во-вторых, у руля оказались реформаторские силы, готовые ослабить экономический и идеологический пресс.

Читайте также: Словакия открыла охоту на ведьм коммунизма

Победу реформаторов закрепило избрание в марте 1968 года президентом симпатизировавшего им генерала Людвика Свободы. Началась Пражская весна. Постепенно ослабла цензура в СМИ и культуре, в прессе стали появляться публикации с критикой Компартии, призывы к свободе слова, внесению рыночных принципов в экономику. Постепенно силу набирали антисоветские радикальные диссиденты. Среди членов КПЧ во многом с подачи Дубчека увеличилось число сторонников реформ.

Хотя глава КПЧ и не говорил о разрыве с СССР, Варшавским договором и социализмом, в других соцстранах напряглись. Руководители ГДР и Польши Вальтер Ульбрихт и Владислав Гомулка первыми заговорили о введении в Чехословакию войск. Еще в мае на чехословацкой земле прошли "предупредительные" учений войск стран Варшавского договора. Но пока танки еще не шли по улицам Праги, Братиславы и других городов. Все потому, что Брежнев долго колебался, стараясь решить дело миром.

В начале августа советский лидер встретился с Дубчеком и предупредил его о необходимости уменьшить накал антисоветских и антисоциалистических публикаций. Руководитель КПЧ вроде бы согласился, но процесс было уже не остановить. Видя это, глава КГБ и участник событий в Венгрии 1956 года Юрий Андропов сказал: "Они собираются сделать из страны что-то вроде Югославии, а затем — Австрии". (Югославия тогда была уже не совсем соцстраной, а соседняя с Чехословакией богатая Австрия — и вовсе капиталистической, хоть и нейтральной).

Читайте также: Словакия с историей не воюет

Андропов был прав: многие в Чехословакии хотели идти этим путем, а Дубчек не очень-то их одергивал. Возникла угроза распада соцлагеря — похожие настроения разделяло большинство жителей Венгрии, Польши, ГДР. Потому-то в итоге СССР склонился к введению войск в Чехословакию, прикрывшись соответствующей просьбой консервативного меньшинства ЦК КПЧ.

21 августа 1968 года войска стран Варшавского договора вошли в Чехословакию. Дубчек осудил вторжение, однако призвал сограждан сохранять спокойствие и не допустить повторения кровавых событий 1956 года в Венгрии. Во многом благодаря этому удалось избежать большого кровопролития. Тем не менее, с его подачи XIV съезд КПЧ обратился ко всем коммунистическим и рабочим партиям мира с просьбой осудить иностранное вторжение в страну. Многие так и поступили.

Однако последнее слово осталось за СССР. С его подачи из руководства Чехословакии были выдворены все архитекторы "Пражской весны". В апреле 1969 года Дубчека во главе партии сменил другой словак — Густав Гусак. Некоторое время бывший главный реформатор пробыл послом в Турции, но уже в 1970 году были сделаны более суровые оргвыводы. Дубчека исключили из партии, отправили механизатором в одно из словацких лесничеств. Но не посадили — времена были все же не сталинские…

Читайте также: Доноры дряхлеющего Запада

Многие руководители Пражской весны превратились в диссидентов, часть уехала на Запад. Несмотря на бурное прошлое, Дубчек воздерживался от участия в акциях радикальных противников коммунистов. В 1981 году он вышел на пенсию, и если бы не Бархатная революция 1989 года, положившая конец социализму в Чехословакии, он так и дожил бы свою жизнь тихо. А так Дубчек все-таки был человеком-символом Пражской весны. Потому политика снова постучалась к нему в дверь.

После прихода к власти Вацлава Гавела Дубчек возглавил Федеральное собрание (парламент) и основал Социал-демократическую партию Словакии. Несмотря на то что он пострадал в прошлом, бывший руководитель КПЧ остался верен левым взглядам. Он критиковал радикальные рыночные реформы, воздерживался от резких русофобских высказываний. За это он подвергался суровой критике со стороны Гавела и его окружения.

Уже с 1990 года начались разговоры о распаде страны — в руководстве Словакии усиливались сепаратистские настроения. Но если ранее Дубчек настаивал на автономии своей родины, то теперь он делал все возможное, чтобы спасти единство страны. Опросы показывали, что за сохранение Чехословакии выступали более 60 процентов и чехов, и словаков. Но за спинами народа премьеры двух республик Вацлав Клаус и Владимир Мечьяр договорились о разделении.

1 сентября 1992 года парламент Словакии принял конституцию будущего независимого государства. Дубчек поспешил из Праги в Братиславу, но его машина попала в ДТП. С повреждениями позвоночника и грудной клетки его доставили в Прагу. Он успешно перенес операцию, однако внезапно состояние его здоровья ухудшилось. 7 ноября 1992 года Дубчека не стало. А 1 января 1993 года "умерла" и Чехословакия. На карте Европы появились самостоятельные Словакия и Чехия.

С учетом данных обстоятельств пошли разговоры, что смерть Дубчека была подстроена для того, чтобы вывести его из политики. Некоторые русофобы указывали на "русский след" — мол, ему мстили бывшие сотрудники КГБ. Однако куда чаще в качестве предполагаемых заказчиков назывались словацкие политики, которым Дубчек мешал развалить страну. Так или иначе — но виновных не нашли. В 2000 году МВД Словакии закрыло уголовное дело, объявив, что гибель Дубчека была несчастным случаем.

Коммунист-демократ… Эти два понятия вроде бы противоречат друг другу. Однако Александр Дубчек сумел их совместить. Его детство прошло в сталинском СССР, но он хотел "социализма с человеческим лицом". Он не боялся бросать вызов сильным мира сего, отстаивая свои принципы. И он в любой ситуации оставался патриотом родной Чехословакии, частью которой он видел автономную Словакию. Он боролся за нее всю свою жизнь — и с нацистами, и с СССР, и с радикальными западниками, и со своими земляками-сепаратистами.

Дубчек стал символом Пражской весны, олицетворением "социализма с человеческим лицом". И в этом он оставался верен своим идеалам — сколь бы утопичны они ни были. Его имя по праву вписано в историю не только Словакии, но и всей Европы. Пожалуй, ни один другой словацкий политик пока не сумел выйти на тот же уровень.

Читайте самое интересное в рубрике "Мир"

 Нажми «Нравится»и читай нас в Facebook
Комментарии
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Москва отказывается быть "козлом отпущения" в деле крушения МН17
"До нас им очень далеко": Запад унизил армию России
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Иордания передумала: вместо 10 млрд проекта Росатом ждет лишь маломощный реактор
Москва отказывается быть "козлом отпущения" в деле крушения МН17
Четверо российских военных погибли, трое ранены при обстреле в Сирии
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
НАТО готов предать свои принципы, лишь бы навредить России
Иордания передумала: вместо 10 млрд проекта Росатом ждет лишь маломощный реактор
Путин: новому правительству работать помогут простые граждане
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
Снова братушки: в Болгарии назрели перемены
НАТО готов предать свои принципы, лишь бы навредить России
Открытие ученых позволит превратить скромного самца в мачо
Встреча представителей России и НАТО состоится в конце мая