Вацлав Клаус: гроза ЕС и "похититель ручек"

19 июня исполнилось 70 лет президенту Чехии Вацлаву Клаусу. Этот политик недавно прославился как "похититель ручек". Хитом интернета стали кадры, когда во время совместной пресс-конференции с президентом Чили Себастьяном Пиньерой Клаус незаметно присвоил себе ручку коллеги — правда, потом отдал.

Однако этот эпизод никак не отменяет того факта, что чешский лидер — политик, имеющий огромные достижения на своём основном, государственном поприще, И о нём не случайно говорят далеко за пределами небольшой 10-миллионной Чехии.

Вацлав Клаус появился на свет 19 июня 1941 года в Праге. В молодые годы, пришедшиеся на эпоху социализма в Чехословакии, защитил диссертацию по экономике и стажировался в капиталистических Италии и США. Он пришёл к выводу, что капитализм эффективнее социализма, а западная демократия — лучше, чем социализм. Неудивительно, что Клаус был сторонником Пражской весны 1968 года, начал печататься в оппозиционных коммунистической власти журналах.

Читайте: Чехия указала новой ПРО США на дверь

Но когда Пражскую весну подавили, будущему президенту досталось. В 1970 году его уволили из Института экономики Академии наук, где он работал. Впрочем, в тюрьму его никто не сажал: Клаус много лет проработал в менее престижных местах в системе Госбанка без особых перспектив карьерного роста. Так что записным диссидентом с "тюремным стажем" и стажем эмиграции вроде своего тёзки и коллеги-президента Вацлава Гавела он не был. Однако от коммунистов всё-таки пострадал.

Но в 1989 году всё встало с ног на голову. Грянула Бархатная революция, и социализм в Чехословакии пал. Обиженный прежней властью Клаус вошёл в антикоммунистический "Гражданский форум", где стал соавтором экономической программы по переводу страны на рыночные рельсы. Этим он занимался и будучи министром финансов и вице-премьером Чехо-Словакии (так страна называлась в 1990–1992 гг.), а затем уже — как глава правительства независимой Чехии.

Многие ставят Клаусу в вину то, что он поспособствовал развалу единой страны. Действительно, реформы больнее ударили по более бедной Словакии, и там стал нарастать сепаратизм. На выборах 1992 года в Чехии победила основанная Клаусом правая Гражданско-демократическая партия, а в Словакии — лево-националистические силы. В итоге чешский премьер и его словацкий коллега Владимир Мечьяр запустили "бракоразводный" процесс. Мнения народа они не спросили, но страна распалась мирно и бескровно.

Читайте: Чехия и Бавария делят итоги Второй мировой

"Избавившись" от Словакии, премьер Клаус вовсю развернул маховик реформ. В Чехии прошла реституция (возвращение национализированной собственности прежним владельцам) и приватизации. Были там и ваучеры — но не на предъявителя, а именные, что уменьшило возможность махинаций с ними. В итоге акционерами в 10-миллионной стране стали шесть миллионов чехов. А государство делало упор на развитие не крупной олигархии, а малого и среднего бизнеса, давшего миллионы рабочих мест.

Были ли издержки? Да, были. Так, почти крупнейшие предприятия и банки перешли в собственность иностранцев (например, автозавод "Шкода" теперь принадлежит "Фольксвагену"). Не обошлось и без расслоения общества, многие ругают Клауса за жёсткость реформ. Однако многие социальные блага времён социализма сохранились, а число бедных в Чехии не превышает двух процентов — разве что Швеция да Новая Зеландия могут похвастаться такими показателями. В 2005 году Всемирный банк признал Чехию развитой страной (из всех соцстран этой чести удостоена ещё только Словения).

Будучи публичным политиком, Клаус не избежал скандалов. Из-за вопросов по поводу финансирования его партии в 1997 году он подал в отставку с поста премьера. Однако уже через полгода он вернулся — сначала как спикер нижней палаты парламента, а с 2003 года он является президентом страны. И если в роли премьера он был больше известен всё-таки как хороший экономист-практик, то Клаус-президент стал политической фигурой, масштаб которой явно вышел за пределы небольшой Чехии.

Читайте: Освобождение Праги от... исторических спекуляций

Надо сказать, что внешнеполитические взгляды Клауса отличаются противоречивостью. Так, он всегда выступал за снятие всяких ограничений в торговле. Однако что касается политической интеграции, то здесь он всегда придерживался принципа, что ничто не должно ущемлять суверенитет Чехии. Так, когда в 1992 году появился Евросоюз, Клаус назвал его "неудачной попыткой ускорить процесс европейской интеграции".

Нынешний чешский лидер изначально был едва ли не главным поборником идеи о вступлении своей страны в НАТО — даже большим, чем такой известный атлантист, как его предшественник Вацлав Гавел. Однако это не помешало Клаусу раскритиковать и бомбардировки Югославии 1999 года, и вторжение в Ирак четырьмя годами позже. Он категорически отказался признавать независимость Косова, считая это грубейшим нарушением международного права.

Столь же противоречивой оказались и позиция Клауса по теперь уже не состоявшемуся размещению в Чехии радара американской системы ПРО. Первоначально он склонялся к тому, чтобы этот объект появился, видя в нём возможность опереться на другой, альтернативный ЕС центр силы. Однако, увидев резко отрицательную реакцию России, Клаус впредь предпочитал молчать. Лично он переговоры с США по поводу ПРО не форсировал, и темы избегал.

Читайте: Неожиданный союзник России

Что касается отношения чешского лидера к России, то тут обращает на себя внимание уникальная вещь. Будучи антикоммунистом, Клаус не стал русофобом. Критикуя Советский Союз, осуждая подавление в 1968 году Пражской весны войсками Варшавского договора, президент Чехии призывает не отождествлять современную Россию и СССР и предлагает смотреть в будущее, а не в прошлое. Он неоднократно встречался с российскими руководителями и не стеснялся беседовать с ними по-русски, за что ему доставалось от русофобской части чешской общественности.

Дорогого стоит то, что Клаус в середине августа 2008 года одним из первых в Европе заявил, что войну в Южной Осетии развязала Грузия. "Принципиально осуждаю грузинское нападение на Южную Осетию, убийства гражданских лиц в этой области и массированное использование российской армии. Я опечален тем, что реальность не воспринимается такой, какова она есть, снова и снова возникают определенные мифы, снова идет некая игра вокруг этой трагической ситуации", — сказал он. Не пророссийская речь, но точно не русофобская.

В отличие от многих лидеров бывших соцстран, бесконечно занимающихся спекуляциями на исторические темы, Клаус не устаёт повторять, что итоги Второй мировой войны пересмотру не подлежат. В своих выступлениях он не замалчивает заслуг СССР, и призывает помнить о них столь же хорошо, как и о событиях 1968 года. И уделяя много внимания отношениям с Германией и Австрией, категорически противится попыткам некоторых сил в них кое-что изменить в итогах войны.

Читайте: Почему президент Чехии отказывается от Лиссабонского договора?

Наиболее наглядно это проявилось в том, что Клаус категорически не хочет отменять "декреты Бенеша" — чехословацкие законодательные акты 1945-1946 гг., по которым из Чехии выселили более 3 млн судетских немцев, так или иначе приветствовавших нацистскую оккупацию страны. Организации изгнанных немцев и их потомках в ФРГ и Австрии угрожают вчинить Чехии многомиллиардные иски за утрату имущества, но Клаус непреклонен.

Во многом благодаря тогда ещё премьеру Клаусу в 1997 году Чехия договорилась с Германией снять тему имущественных претензий судетских немцев с повестки дня двусторонних отношений. С Австрией это не удалось, и тогда Клаус пошёл до конца. В 2009 году он потребовал, чтобы на Чехию не распространялась Хартия прав и свобод ЕС, на основании которой австрийцы и судетские немцы могли предъявить иски. И лишь заручившись согласием Брюсселя, Клаус последним подписал основной документ Евросоюза — Лиссабонский договор, к которому хартия и прилагалась.

Отношения Клауса и Евросоюза — особая история. Он прямо не возражал против вхождения Чехии в ЕС, но категорически противился ограничению суверенитета своей страны в пользу чиновников в Брюсселе. Чешский лидер в середине 2000-х гг. отказался подписывать Евроконституцию, фактически превращавшую ЕС в государство-монстра. И приветствовал тот факт, что на референдумах во Франции и Голландии документ отвергли.

Читайте: Президент Чехии угрожает единству Евросоюза?

На смену Евроконституции пришёл Лиссабонский договор, предполагающий чуть меньшую централизацию. Его ратификация шла не без скрипа, но к осени 2009 года дело было почти сделано. На повторном референдуме в Ирландии документ приняли, его подписали лидеры 26 из 27 стран-членов ЕС. Парламент и Конституционный суд Чехии тоже были "за". Однако против был Клаус, фактически взявший в политические заложники всю Европу и заставивший говорить о себе далеко за пределами Чехии.

Для того, чтобы Клаус подписал документ, пришлось собирать экстренный саммит ЕС и уступить ему по вопросу нераспространения на Чехию Хартии прав и свобод. 3 ноября 2009 года чешский лидер поставил свою подпись под Лиссабонским договором, но высказался по этому поводу так: "Чехия перестанет быть суверенным государством". С тех пор из Чехии то и дело приходят сообщения, что Клаус, возможно, ищет пути по выходу своей страны из Евросоюза.

Вацлав Клаус — политик, доказавший, что даже небольшая страна в какие-то моменты может серьёзно влиять на развитие Европы. Он провёл самые успешные в Восточной Европе реформы по переходу от социализма к капитализму, а на международной арене вынудил более сильные державы считаться с интересами Чехии. Он доказал, что даже в бывшей социалистической стране политик не обязательно должен быть заражён русофобией.

И едва ли было бы приковано столь большое внимание к похищению им ручки чилийского коллеги, если бы Клаус не прославился на основном поприще. А он — как раз тот человек, который заставил говорить и о себе, и о своей стране далеко за её пределами.

О главных международных событиях читайте в разделе "Мир"

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.