Россия и Турция в Ливии вытесняют других своими конфликтами

Из долгого "раздрая" в Ливии все страны пытаются извлечь максимальную пользу для себя. Но похоже, используя сирийский опыт, Россия и Турция путем создания конфликтов друг между другом слаженно заставляют пасовать других игроков. А зачем вообще России Ливия? Все это в прямом эфире "Правды.ру" политолог Игорь Шатров обсудил с экспертом Российского совета по международным делам Кириллом Семёновым.

Читайте начало интервью:

Ливия: Россия и Турция

— Кирилл, так получилось, что Россия с Турцией в Ливии оказались по разные стороны баррикад. Так или нет?

— Да, это, с одной стороны, так. Но как мы видим, именно такая игра России и Турции — как в Сирии, так и в Ливии — дает возможность этим двум государствам, вернувшимся на Ближний Восток, гораздо более легко пытаться найти между собой общий язык и тем самым вытеснять иных игроков.

Так это происходит в Сирии, где среди ключевых игроков остались Россия и Турция, которые там решают проблему Идлиба и иные проблемы. То же самое касается в Ливии, где последнее слово, наверное, все-таки опять будет за Россией и Турцией.

— Это — сознательная стратегия, которая заключается в создании конфликтов, в которых третьи не хотят влезать и в итоге они отходят в сторону, а на пространстве остаются Россия и Турция?

— Да, именно на это все очень похоже. Сам процесс — как складывается разрешение ливийского конфликта — происходит очень интересно. Сперва Турция постепенно наращивала поддержку ПНС. На это идет некая поддержка структур в Тобруке в лице различных русскоязычных ЧВК, которые купируют турецкую поддержку.

Затем уже из-за увеличения поддержки этих русскоязычных ЧВК, которые особенно активно происходят в октябре 2019 года, фактически дает повод Турции объявить о том, что она открыто уже начинает поддерживать правительство Сараджа.

И на этом фоне, когда открывался "Турецкий поток", Путин и Эрдоган заявляют, что необходимо решить в конце концов ливийскую проблему. И они собираются решить ее в Москве, а не где-нибудь еще.

— Сирия нас просила о помощи. А Ливия в лице одного из лидеров, признанных вроде бы, собирается попросить помощи у Египта. Другой лидер, правда, при этом попросил помочь Турцию. Нас никто не просил. Что мы делаем в Ливии? И зачем вообще нам Ливия?

— Нас, видим, негласно просили и неоднократно.

— Все, причем.

— Да-да. Сарадж много раз приезжал в Москву, и каждый раз он точно здесь что-то просил. Он не просто так приезжал. Недавно нас туда мягко пытались вовлечь некие племенные шейхи.

— Кто эти люди?

— Некие люди, которые выступают от имени ливийских племен. В Ливии очень много таких деятельных людей, которых часто мало кто знает в самой Ливии. Но зато теперь их знают в России. Нужный фон таким образом создается, и получается, что Ливия готова все свои деньги фактически отдать России на хранение, естественно, не просто так.

— Для одного признанного официального органа даже деньги печатали на фабриках "Гознака".

— Да. И правительство национального согласия смотрело на это сквозь пальцы, хотя вроде как им это не нравилось. Но они не особо протестовали. Тут больше протесты пошли уже со стороны Соединенных Штатов.

— Долларов мы не печатаем, славу Богу, для американцев пока. Поэтому, видимо, это был только повод, а на самом деле что-то другое их расстраивает.

— Да, конечно. Видимо, то, что Россия все-таки смогла закрепиться в Ливии.

— Зачем все-таки? У них там — такой змеиный клубок единомышленников, что они сами разобраться не могут, кто, где и с кем переплетается. Зачем нам этот клубок? Нам говорили, вы увязните в Сирии, как в Афганистане. Но это была ошибка, потому что все было боле-менее понятно и сделано очень грамотно. Зачем нам сюда лезть, когда официально не просят?

— В Ливии Россия, конечно, прежде всего хочет сохранить свои геополитические позиции на Ближнем Востоке, те наработки, которые были сделаны в Сирии.

— Сирии нам мало.

— Конечно, мало, потому что Россия заявляет, что она вернулась на весь Ближний Восток, а не только в одну Сирию.

— Чтобы не подумали, что мы там только ради Асада.

— Да. Асад — может быть всего лишь некой ступенькой для того, чтобы войти на Большой Ближний Восток и далее в Африку. База "Хмеймим" уже активно используется для обеспечения деятельности различных русскоязычных ЧВК даже к югу от Сахары. Именно из "Хмеймим" идет снабжение.

— Есть такое ощущение, что все-таки большое количество войн идет по всему свету. В свое время Советский Союз в них участвовал, но мало кто знал об этих неизвестных, таких неофициальных войнах и внутренних конфликтах.

— Да. Они продолжаются.

— Есть Ассоциация ветеранов этих войн. Вы считаете, что сейчас в Африке мы участвуем в ряде конфликтов?

— В ливийском — точно. Но там неофициально присутствуют наши неофициальные вооруженные и невооруженные силы. Возможно, большинство в них — даже не граждане России, а граждане других государств.

— Которые поддерживают российскую позицию?

— Которые поддерживаю позицию неких российских структур.

— Это мы так пытаемся соблюсти приличие, чтобы нас не привлекли к ответственности?

— Это действительно так и есть. Потому что…

— Раз Эрдоган говорит.

— Раз Эрдоган говорит, что некие российские структуры получают финансирование от Объединенных Арабских Эмиратов, то в данном случае даже Эрдоган снимает ответственность с России.

Беседовал Игорь Шатров

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Встройте "Правду.Ру" в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен или в Яндекс.Чат

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во ВКонтакте, Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках...