Санкции - давить или отменить 

Отмена "Южного потока" заставила ЕС призадуматься на кое-какие темы. Россия же выбрала хорошую тактику в отношении ЕC: не лезть в ненужные споры, а заниматься насущными делами. Так, новая стратегия "Газпрома" - продавать на границе, а дальше — сами разбирайтесь. Об этом в эфире Pravda.Ru — глава Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Дмитрий Габитович, власти США продолжают обсуждать и принимать новые санкции против России. Дженнифер Псаки сказала, что ввели, потом ее опровергли. Нам уже опять бояться или пока подождать?

— Схема следующая. Был принят акт конгрессом США, после этого он идет на подпись президента США. Президент США этот акт подписал. Но там речь только о том, что президент США может использовать определенные инструменты, а когда использовать, то это он уже решает сам. То есть это как бы окно возможностей.

Там указаны конкретные компании, эти все компании в США особую деятельность не ведут. Предположим, тот же самый "Газпром". А вводить санкции против "Газпрома" в Европейском cоюзе — это энергетическое самоубийство в прямом смысле этого слова. Для некоторых стран это просто экономический конец. Например, для Болгарии.

— Они же это понимают. Болгария теперь уже готова дать все разрешения на строительство газопровода.

— Вот, кстати говоря, ЕС дал все разрешения. Вдруг оказалось, что в европейской комиссии никаких противников "Южного потока" нет, что третий пакет вообще не действует на этот проект, оказывается. В принципе, это соответствует действительности, потому что эти соглашения были подписаны до начала его действия. Но вопрос в другом: Европа как бы понимает, что начнет платить за политические решения экономикой и начинает очень осторожно относиться к этим политическим решениям.

Акции протеста некоторые идут, небольшие пока. Ситуация вообще достаточно сложная. Акт по поддержке Украины прежде всего используется как информационный повод, в том числе по валютной игре. Госдепартамент в свои игры играет, Конгресс и секретариат Обамы. Все стараются использовать информационные поводы и вбросы. Часть из них попадают в цель, другие проходят мимо.

— Уже столько раз были эти санкции, новые пакеты, старые. Они реально на что-то действуют?

— Вопрос в другом. В марте будет пересматриваться первый пакет европейских санкций. За него должны проголосовать все страны ЕС, чтобы он был продлен еще на год.

— Уже многие страны говорят, что может быть уже не надо, уже хватит.

— Так вот маловероятно, что они будут приняты. Поэтому необходимо активизировать давление. Собственно говоря, когда у вас закончились все реальные инструменты, вы начинаете давить информационно. Вашингтон и пытается частично этим компенсировать. Но результаты пока что не очень велики. Валютный рынок реально можно зафиксировать. Нефтяной рынок, конечно, довольно серьезный удар, но в принципе его тоже переждать можно.

— А нефть все равно нужна.

— Да, она все равно понадобится. Экономики все равно будут увеличиваться. А нефти на рынке будет становиться все меньше, ведь это не возобновляемый ресурс. Плюс ко всему маневр Саудовской Аравии выкорчевывает с рынка все инновационные виды энергетики, в первую очередь сланцевый газ и нефть. Сланцевая нефть рентабельна при стоимости не ниже 60-50 долларов за баррель. Кроме того, это опасно для регионов, у которых и так затруднено водоснабжение.

В ноябре падения по лицензиям на добычу сланцевой нефти составили уже 40 процентов. Это уже нерентабельно становится, компании перестают сюда вкладывать. По всем направлениям формирования энергетической независимости идет серьезный удар. Возобновляемая энергетика очень сильно подвержена влиянию низких цен на энергоносители. Никто не будет заниматься развитием солнечной энергией при стоимости нефти примерно 50 долларов за баррель. Рентабельность ветряков возможна при цене нефти порядка 70.

— В Болгарии ветряных мельниц невиданное количество.

— Но они производят не очень большую долю. В масштабе страны задают тон традиционные производители, которые поставляют трубопроводное голубое топливо либо танкерами нефть.

— Ну, "Южный поток" они потеряли. Хотя теперь пытаются все переиграть и все разрешения дали. А на Турцию сразу надавили. Это как-то может повлиять на наше решение и на договоренности с Турцией?

— Момент здесь тонкий и разносторонний, на самом деле. Мы договорились с Турцией о поставке 17 млрд кубометров в год. Вопрос с оставшимися 50 млрд из "Южного потока" — куда они пойдут? Есть разные схемы. Есть греческо-турецкий хаб, в котором их можно продавать. Новая стратегия "Газпрома" не влазить в эти бесконечные перипетии Европы, продавать на границе, а дальше — сами разбирайтесь. Но в принципе, на эти 50 млрд Болгарию все еще можно подключить.

— То есть мы можем проложить две трубы?

— Мы можем использовать инфраструктуру, например, Греции для того, чтобы в Болгарию провести. Потому что первоначальный путь "Южного потока" предполагал южное ответвление на Грецию. Можно ее в обратном направлении построить.

— Греки уже сказали, что турки — это плохие партнеры для России.

— Понятно, что другого они не могли сказать. Потому что для Греции очень болезненный вопрос — отношение к Северному Кипру. Москва должна здесь играть, это энергетический рынок. Их надо понимать. Это такое оригинальное давление. Но теперь Москва не пойдет в Болгарию без 100-процентной гарантии проекта. И то будет очень долго думать. Потому что у Москвы появился очень серьезный рычаг давления, в том числе на Восточную Европу.

Второй момент, всегда можно придумать схему, в которой можно будет использовать южный контур, тот же турецкий контур, чтобы обеспечить и Восточную Европу. Потому что 50 млрд все равно пойдут в Восточную Европу. Всегда можно подсоединить одну трубу к другой. Единственный вопрос, как это будет реализовано в конечном счете, но это всегда возможно. Москве здесь, действительно, придется придерживаться своих партнерских отношений и соглашений. Раз уж мы договорились с Турцией, то надо договоренность исполнять.

— Европа уже наелась своих санкций. Страдает бизнес.

— Даже Меркель в последнее время начала снижать риторику. Она говорит, что санкции в ближайшее время не будут рассматриваться, что на повестке она не стоит. Она тоже понимает, что зажата между двух огней. Вопрос в том, что она может стать именно канцлером, которая загнала экономику в рецессию. А для Германии экономика — всегда очень чувствительный вопрос и очень тесно связанный с политикой. Меркель пытается еще так сыграть, чтобы не получить экономический урон, но так не получится.

Они уже ушли в стагнацию, скорее всего будет рецессия. Ослабление национальной валюты Российской Федерации увеличивает стоимость евро. Соответственно, очень высокие стоимости. Они становятся очень высокими издержками. Теперь эти санкции будут распространяться не только на отдельные энергетические компании, а вообще на все сегменты. Для Европы это очень большая проблема.

Беседовала Инна Новикова

Читайте также:

Все подковерные интриги "Южного потока"

Санкции Запада — всего лишь вишенка на торте

"Южный поток": и хочется, и колется…

"Южный поток" — кость в горле США

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.

"Необычная неделя" с Инной Новиковой и Дмитрием Абзаловым