1812 год: Отечество спас бой под Клястицами

Произошедшее в самом начале августа года сражение под Клястицами между корпусами Удино и Витгенштейна является замечательным событием Отечественной войны 1812 года. Это была первая битва, когда русские войска атаковали превосходивший по численности контингент французов и нанесли ему поражение. Именно там развеялся миф о непобедимости Наполеона.

Во время боя солдаты и офицеры проявили чудеса героизма, а командующий продемонстрировал весьма умелое руководство и тонкое понимание обстановки. Тем не менее, эта славная страница нашей истории почему-то оказалась забытой. Когда говорят о войне 1812 года, то в основном вспоминают Бородинскую битву, которая, несмотря на героизм русских солдат, не была успешной для нашей армии — в основном из-за бездарного руководства командования. Однако именно это неудачное сражение давно стало, что называется, культовым, в то время как замечательная битва под Клястицами известна только специалистам.

Читайте также: 1812 год: как и кем был спасен Петербург?

Именно поэтому мы считаем, что следует исправить несправедливость и рассказать о подвиге, который совершили русские солдаты и офицеры в течении нескольких дней июля и августа того грозного года. А началось все с того, что французский маршал Никола Шарль Удино, без боя заняв Полоцк, не представлял, что ему делать дальше. И когда от Наполеона пришло предписание двигаться на соединение с Макдональдом, который уже был под Ригой, для того, чтобы потом разгромить корпус Витгенштейна и направляться на Санкт-Петербург, то командующий корпусом весьма обрадовался. Не откладывая дела в долгий ящик, Удино собрал войска и 27 июля выступил в направлении на Себеж.

Витгенштейн, зорко следивший за передвижениями врага, поначалу не понял его целей — Петру Христиановичу показалось, что Удино производит демонстрацию, целью которой было отвлечь силы 1-й Западной армии и приостановить их движение к Смоленску. Однако позже ему донесли, что Макдональнд изменил направление движения и подходит к Динабургу (современный Даугавпилс). Стало ясно, что оба маршала хотят объединиться и нанести удар по первому корпусу русской армии, которым Витгенштей, собственно говоря, и командовал.

Опытный генерал понял, что больше выжидать нельзя — силы объединенного контингента могут превысить его собственные в три раза, и если они атакуют, то просто раздавят. Поэтому Витгенштейн решил перехватить Удино по дороге (его войска были ближе) и разгромить. Итак, 29 июля войска первого корпуса в составе 17 тысяч человек при 84 орудиях выступил к Клястицам. Кроме того, Петр Христианович приказал командующему Динабургского отряда А.Ю. Гамену отвлекать внимание Макдональда ложными движениями, не допуская движения противника по дороге на Люцин. Интересно, что один из самых одаренных полководцев Франции попался на эту уловку — захватив оставленный русскими Динабург, Макдональд остановился и стал ждать подхода Удино.

Обезопасив себя с фланга, Витгенштейн выслал вперед авангард под командованием генерал-майора Я.П. Кульнева на разведку. Он также дал ему задание захватить деревню Клястицы. С этой задачей командир, который считался лучшим мастером авангардных и арьергардных боев в русской армии, справился просто блестяще — 28 июля три конных полка французов (12 эскадронов) были неожиданно атакованы четырьмя эскадронами Гродненского гусарского полка и присоединившимися к атаке 500 казаками. Несмотря на численное превосходство, французы были опрокинуты.

После этого Кульнев захватил деревню, однако вынужден был оставить ее, узнав, что ему навстречу идет сам Удино с корпусом в составе 28 тысяч человек при 144 орудиях. Он вернулся и доложил обстановку Витгенштейну, который, тем не менее, решился атаковать противника. Прежде всего Кульневу было поручено атаковать французов на позициях около деревни Якубово. Храбрый генерал 30 июля обрушил войска на пехотную дивизию Клода Жюста Леграна, оттеснил их к самому селу, но захватить его не смог — силы былинеравными. Тогда мудрый Витгенштейн изменил тактику — он обошел позиции противника севернее и на рассвете 31 июля русские атаковали Леграна со стороны села Ольхово.

Первую атаку французы отразили, но последующие удары русских войск вынудили противника организованно отойти за реку Нищу. Витгенштейн, поразмыслив, не захотел атаковать противника в лоб — это было чревато большими потерями (все-таки действия Витгенштейна разительно отличались от решений русских генералов на Бородинском поле, которые уложили в лобовых атаках чуть ли не треть армии!). Поэтому он приказал коннице отойти выше по реке, переправиться через нее и ударить по правому флангу французского корпуса.

Рассчеты Витгенштейна полностью оправдались — французы, узнав, что им грозит фланговая атака, сами оставили позиции и стали отходить через Клястицы. Причем они были настолько напуганы, что, отступая, подожгли мосты через Нищу. И вот тут-то русские солдаты продемонстрировали чудеса героизма — под прикрытием огня артиллерии 2-й батальон Павловского гренадерского полка атаковал врага прямо через горящий мост, нанес ему поражение и захватил Клястицы. Одновременно реку форсировал вброд авангард Кульнева и начал преследовать уже бежавшего со всех ног противника.

Впрочем, Удино был хоть и потрепан, но не разбит — ему удалось отвести войска к реке Дриссе, где он начал спешно приводить их в порядок. Однако Витгенштейн не мог ему этого позволить и приказал славному авангарду генерала Кульнева снова атаковать французов. К несчастью, 1 августа после переправы через реку Дриссу отряд Кульнева попал в засаду возле села Боярщино — его заманили в низину и обстреляли из пушек, находившихся на господствующих высотах. Русские стали отходить к Клястицам. Прикрывая отход своего отряда, смертью храбрых погиб сам командир, генерал Яков Петрович Кульнев — пушечным ядром ему оторвало ноги выше колен.

После этого ободренные победой французы перешли Дриссу и двинулись вслед за отступающим авангардом. Но Витгенштейн, узнав о поражении Кульнева, занял выгодную позицию между рекой Нища и селением Головчица. А после он применил тот же самый тактический прием — генерал Лев Михайлович Яшвиль, принявший команду над авангардом, спокойно пропустил наступающих французов прямо к реке, и когда дивизия Жан Антуана Вердье приблизилась к позиции, то по ней был открыт жесточайший перекрестный артиллерийский огонь. После чего пехота атаковала растерявшихся французов в лоб, а кавалерия — с флангов. В итоге дивизия была наголову разгромлена, и ее остатки бежали к селу Сивошину. В общем, Витгенштену удалось с лихвой отплатить французам за гибель своего самого любимого командира.

После потери еще одной дивизии Удино понял, что дальше ему продвинуться не удастся. И он, решив не искушать судьбу, отвел войска под защиту укреплений Полоцка. После смотра выяснилось, что французы в ходе трехдневного сражения потеряли 10 тысяч убитыми и ранеными и 3 тысячи пленными, то есть почти половину своего корпуса. Наступать они больше не могли. А Витгенштейн, потерявший всего 4 тысячи человек, по-прежнему был способен к активным действиям.

Читайте также: 1812 год: надо ли было сдавать Москву?

Сражение при Клястицах, ставшее первой победой над войсками Наполеона (Тормасов на юге, правда, разгромил войска Ренье раньше, 27 июля, однако это была победа не над французами, а над союзническим саксонским корпусом), полностью сорвало планы Наполеона относительно захвата Петербурга. Теперь столице России ничто не угрожало. Кроме того, именно оно развеяло миф о непобедимости армии Наполеона. Военный историк Карл фон Клаузевиц, который узнал об этой победе, будучи с 1-ой армией под Смоленском, вспоминал, что после этих известий солдаты и офицеры воспрянули духом и поверили, что враг обязательно будет разбит.

Читайте самое интересное в рубрике "Общество"

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Установи "Правду.Ру" на главную страницу "Яндекса". Мы рады новым друзьям!

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать

Юлия Мостовая, известная на Украине журналистка, редактор киевского еженедельника "Зеркало недели", опубликовала на страницах издания свою статью, которую уже окрестили "криком боли" и рассказом "о любви и надежде", хотя, скорее, длинный текст Мостовой напоминает рассказ "о минуте прозрения".

Прозрение Майдана: мы убили Украину, нужно уезжать
Комментарии
Искусственный интеллект и политика: грядут войны роботов и беспилотников?
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Литва "помогла" Украине летальным оружием советских времен
О чем говорили Путин и Паролин — ЭКСПЕРТЫ
МИД России рассказал, как Россия откажется от доллара
Басманный суд Москвы: дело Серебренникова
Самолет вертикального взлета: новое — это хорошо забытое старое
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Резня в Сургуте: все подробности атаки и комментарии экспертов
Ким Чен Ын "зауважал" Америку, Россия будет уходить от доллара и другие главные события 23 августа
Астрономы поймали сигнал от облака метанола в соседней галактике
Изучение языков вызывает прирост мозга
Оппозиция решила попиариться на Серебренникове
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
Иран будет бороться с "американским терроризмом" на Ближнем Востоке
Кто и почему отказывается от ГМО-продуктов
Поражение правительства Асада уже невозможно — Михаил АЛЕКСАНДРОВ
Познер призвал разрешить продажу наркотиков всем желающим
Как нацисты создавали миф о Сталинграде
В России не хватает денег, чтобы выдворить мигрантов
ФАС проверит российские авиакомпании на предмет ценового сговора