Что с мусором делать будем?

Как можно мотивировать людей на раздельный сбор мусора? Не стоит ли ввести, как в советское время, пункты приёма стеклотары? Все понимают, что заботиться об экологии надо, но человека еще подстегивает и материальный стимул, пусть небольшой.

Этот и другие вопросы утилизации ТБО ведущий программы "Точка зрения" Игорь Буккер обсудил с заведующей кафедрой экологического мониторинга и прогнозирования экологического факультета РУДН Марианной Харламовой.

Читайте начало интервью:

Как в России перерабатывают мусор

— На сегодняшний момент существует только один эффективный способ запустить процесс — это политика кнута и пряника:

  • либо это какое-то вознаграждение, либо это какое-то наказание.

Но система наказания у нас не очень работает, потому что не очень развита система контроля. Я думаю, что в ближайшем будущем повсеместная установка камер наблюдения поможет наладить контроль и за мусором тоже.

Что касается поощрений… Безусловно, пока человек не будет понимать, что он за это получит, людей, которые сознательно относятся к сортировке, больше не станет.

Кстати, все страны, в том числе развитые, идут по пути как раз экономического стимулирования.

Механизм такой: если ты собираешь отходы в такие контейнеры (пятиконтейнерная система на сегодняшний момент в Германии), если ты собираешь вот эти фракции пластиковые, например, стекло и алюминий отдельно, то твоя плата за вывоз отходов и за их переработку, за серый контейнер, где смешанные отходы, естественно, уменьшается.

Но проблема в том, как контролировать, какое количество вы выбросили в один контейнер, какое количество — в другой. Но там это проще, потому что есть так называемые общины, домовые территории, которые сами контролируют этот процесс. Плата начисляется именно исходя из того объема отходов, которые попали в серый контейнер. Соответственно, человек стимулируется к тому, чтобы как можно меньше выбрасывать смешанных отходов. Вот этот механизм, конечно, работает.

— А проблема с утилизацией батареек, аккумуляторов и ламп?

— Всё это относится к опасным отходам.

Поэтому, конечно, система их сбора должна начать функционировать в первую очередь. И так поступают все развитые страны.

В Москве система сборов таких опасных отходов тоже налаживается постепенно, потому что за это отвечают и дотационные компании, которые эксплуатируют жилье, ЖЭКи бывшие. Плюс в эту кампанию включились многие сетевые магазины, такие, например, как "Икеа", "Эльдорадо" и так далее, которые организуют сбор таких опасных отходов, как батарейки, например.

Но ситуация немножко сложнее. Вы не все компоненты такие опасные перечислили. Потому что есть еще категория растворителей, например, бытовых:

  • это и остатки краски, растворители ацетоновые и так далее, которые тоже сами по себе представляют существенную опасность.

И их сбор на сегодняшний момент, к сожалению, никак не налажен у нас. Хотя это, конечно, затруднительно, ведь намного сложнее собирать жидкие отходы, такие, например, как электролит из аккумуляторных батарей. Или серная кислота из аккумулятора.

Не буду вдаваться в подробности. Но эти проблемы существуют на сегодняшний момент.

— Вопросы противостояния активистов и дирекции мусоросжигательных заводов — насколько права какая из сторон? Вы что можете сказать?

— Ситуация на самом деле сложная. На нее смотрят и технологи — те, кто эту проблему пытается решить техническим путем, и общественность, которая имеет на выходе продукт, в котором она вынуждена существовать.

Объективно факторы следующие:

  • если будет введена массовая термическая обработка отходов — я сейчас умышленно употребляю термин "термическая обработка", а не сжигание, не прямое сжигание, потому что на самом деле методов термической обработки очень много — то по экологии удар получится знатный.

— Недавно было выступление губернатора Московской области Андрея Воробьева о том, что все мусорные площадки будут рекультивированы, что строится очень много заводов, уже даже в следующем году. Вы считаете, что все в ближайшее время заработает уже?

— Проблема полигонов — это отдельный разговор, поскольку все, что сегодня называется полигонами, это просто "санкционированные свалки".

  • Потому что эти свалки были разрешены, поскольку другого варианта у нас просто не существовало.

Располагаются они практически все в бывших карьерах выработанных. И поэтому говорить об обеспечении безопасности этих свалок просто не приходилось.

Единственное, что делалось, перекрывались слои. Это предотвращало в какой-то мере попадание свалочного газа в атмосферный воздух.

Свалочный газ где-то на 60-65% состоит из метана, а все остальное в нем — это вода, углекислый газ и масса примесей различных веществ, которые обладают как раз нехорошим дурным запахом — это летучие органические соединения.

 

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен