Родители-абьюзеры: можно ли сохранить отношения?

Можно ли без критических потерь в психике "отделиться" от родителей-абьюзеров? Своими соображениями с "Правдой.Ру" делится психолог Светлана Шарко.

Читайте начало интервью: Психическое расстройство у близкого: что делать

— Продолжаем говорить о фильме "Блеск" с Джеффри Рашем. Фильм о пианисте, о его непростой судьбе и творчестве. Он рос в ситуации домашнего насилия, побывал в психиатрической клинике. Его отец очень груб и даже жесток. Что заставляло его мать держаться в стороне, она же видела, насколько подавлены ее дети?

— Это еврейская семья, которая очень сильно пострадала на уровне предков. Они же были в концлагерях, определенным образом выживали. И женщина такая, потому что для нее это единственно возможная модель.

— Когда она молчит, это ее способ выжить?

— Когда она молчит и делает то, что может. Она не в силах была защитить ни одного своего ребенка.

— Это страшно, то, что вы сейчас сказали, для самого ребенка.

— Да, но матери бывают разные. Ее хватало на то, чтобы давать жизнь детям, а дальше у нее не было чего-то, чтобы быть матерью, стоящей на страже жизни. В этом фильме же есть ощущение, что она соглашалась с тем, как вел себя отец.

— Безусловно.

— Она считала, что правильно жить тесной закрытой семьей, где папа знает, как правильно. Не отходи от нас, мы все вместе, иначе ты пропадешь. Там много всего, в том числе несовершенные мечты отца в плане музыки. Отец там 100% нарушен в плане расстройств личности. Поэтому так все трудно в этой семье.

— Он как будто прорастал в своих детей, чрезмерно контролировал. Какая может быть причина вот этого тоталитаризма в семье?

— Когда начинаешь работать с такими людьми, когда он откроется, довериться, очень часто встречаешься с беспомощным ребенком. Такие мужчины, конечно, редко приходят на терапию… Ребенок не создал защиты и в небезопасном мире может жить только в таком режиме. Чтобы брать любовь у партнера, надо выстраивать отношения.

А ребенок любит безусловно, его душа так нуждается в принадлежности и принятии: "Ты можешь прорасти в меня, мы единое целое". Платит собой и своей жизнью, чтобы сохранить принадлежность к родителям.

— И его отец не хочет испытывать боль, боится, что сын уедет, оставит его и будет счастлив без него.

— Он не хочет видеть того, что жизнь прошла не так как он хотел. А пока он хороший отец, помогает больному ребенку — выбирая сложные, непосильные задачи в виде той музыки, которую он должен сыграть. Если он уезжает — человек встречается с тем, что есть у него.

— Поэтому родители не хотят, чтобы дети покидали их гнездо.

— Сейчас есть очень исключительная концепция про исходно-позитивные отцовско-материнские комплексы. Позитивный материнский — я тебя родила, воспитала, показала, что ты и мир достаточно хороши, а потом отпустила.

— Как это трудно — просто отпустить…

— Конечно, да. Коли говорить о депрессии, часто бывает не отпускающий комплекс: я тебя буду любить. И тогда человек часто имеет депрессивную структуру.

— Светлана, вот эта фраза "никто не будет любить тебя так, как я", она оттуда?

— Да, оттуда же.

— Но это же фраза абьюзера. Почему они так говорят?

— Потому, что это люди, у которых внутри пустота. Они похожи на симбиотическую лиану, которая обвилась вокруг батареечки, и они нуждаются в том, чтобы тот, кто рядом, был жив, кормил их и все эти манипулятивно-удерживающие фразы.

— Такое бывает довольно часто.

— Это про то, что я не могу быть собой без кого-то. Если я тебя отпущу, то кто я.

Возможно ли уйти

— Мне вспомнилась греческая мифология, когда Хронос пожирал своих детей, видимо, чтобы заполнить эту пустоту. Зевс был вынужден восстать и убить его. И вот это самое страшное для ребенка — чтобы сохранить себя, придется разрушить отца, при том, что ты не сможешь разрушить уже взрослого человека.

Нет ничего страшнее войны с родителями. Если ты реально побеждаешь, как Зевс, то внутренняя жизнь становится очень тяжелой, этот конфликт невыносим. Мы, психологи, всегда человеку помогаем отсечь реального человека, даже вот показанного в фильме "Блеск" и великолепно сыгранного.

Вот его мать — сидит на концерте сына уже во время его триумфа, и она не выражает никаких чувств, закрыта, выключена. Возможно, это последствия концлагеря — ты жива, потому что ты не чувствуешь. Мы разделяем фигуру реального родителя и так называемый интроект внутреннего критика, который внутри нас, оставляя в покое реальную маму, которая не изменится, особенно если она пожилая уже.

— То есть надежда, что за счет нас папа или мама изменятся — ложная?

— Ложная. У меня в последние полгода, в пандемии главный запрос — на отношения с родителями, с матерью.

Люди теряют опору, очень все сложно внутри. И мы начинаем работать с внутренними критиками, которые говорят: "ты плохая, ничтожная, дефективная, не справляешься, слабак". Идет понимание, как общаться с матерью, чтобы не разрушаться.

— Страшно, когда мама будет такая. Это принять невозможно.

— Возможно. Но в моей практике было такое, что дочери с матерями рвали напрочь отношения — с алкоголичками, наркоманками, которые только разрушали жизнь. Были реально опасны. Для них это большая рана, незаживающая очень часто, но, когда мы знаем, где рана, мы можем ее лечить.

— Не ковырять…

— Не прятать под рубашку, где она раздирает ядом кровь. Мы начинаем говорить: прими жизнь такой, какая она есть.

Эта женщина дала тебе жизнь и была в этом непревзойденна, но дальше сил не хватило. Она подвержена чему-то трудному и не видит свое дитя. А это большая боль для ребенка и большая потеря для матери.

Я как мать понимаю, что значит быть в теплых отношениях со своим ребенком — это необыкновенно. Работа на несколько лет — такая терапия, когда человек собирает свой образ буквально заново, находит себя в этих осколках, что разрушили родители. И эта его работа показана в "Блеске".

— Но он же попал в психбольницу, был окончательно разрушен?

— Попал, потому что бытие вокруг него стало невозможным. Но потом вышел…

Я бы сказала так, что любви его матери хватило на то, чтобы он выжил. Он смог, да и данная его отцом сила тоже оказалась для этого достаточной.

— Несмотря на то, что отец был абсолютным разрушителем?

— Травма формирует у нас и вот это отношение к жизни. Не знаю, меня очень радовало, когда он играл, когда он был хорош, это же чудесно было. Это же реальный человек описан.

Когда рядом с тобой люди, готовые принять, как его жена — может произойти чудо. Я знаю много людей с биполярным расстройством, с шизофренией, которые ведут вполне социализированный образ жизни, хотя терапия и группа инвалидности может быть и пожизненной.

— Они живут качественной жизнью.

— Иногда у них бывают обострения, и человек может лечь в больницу, прокапаться, или вовремя сходить к психиатру. Это как диету соблюдать. Вот у меня, например, желчный пузырь с перекрутом, но я соблюдаю диету, вот это то же самое. Фильм, на мой взгляд, снимает много страхов, показывает, что знаешь, все еще будет, жизнь прекрасна, можно двигаться. И придает силы отделиться от родителей.

Беседовала Маргарита Кичерова

К публикации подготовил Михаил Закурдаев 

Добавьте "Правду.Ру" в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен

Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.